Информационно-аналитический портал
Главная
Украина Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Знакомьтесь, новый султан

16 апреля в Турции прошёл референдум, по результатам которого в конституцию страны должны быть внесены 18 поправок. Список вынесенных на референдум изменений был неоднозначно воспринят как в внутри Турции, так и вне страны. Результаты плебисцита достаточно красноречивы и говорят о том, что единства Турции в отношении к власти действующего президента нет.

Некоторые наблюдатели называют список поправок Эрдогана дрейфом Турции в сторону султанизации, тогда как сторонники действующего президента в полном восторге от поправок: страна получит хозяина, нового великого и мудрого отца нации после Ататюрка.


На самом деле, ознакомившись со списком конституционных поправок, становится понятно, что в Турции почти полностью устраняется действующий баланс полномочий властей. Взамен Эрдоган наделяется практически неограниченной властью. С 3 ноября 2019 года, когда поправки вступают в силу после президентских и парламентских выборов, новоиспеченный президент будет волен мановением руки распускать парламент, отстранять с должностей министров и судей, назначать себе в помощь целых пять вице-президентов, объявлять чрезвычайное положение, а также издавать указы, имеющие силу закона. Не слабо, правда?



Впрочем, кое-какие не до конца обглоданные косточки были оставлены парламенту и возлюбленному турецкому электорату. Например, одним из пунктов поправок декларируется нейтральность и беспристрастность судебной системы, увеличивается количество парламентских мест, снижается возрастной ценз для кандидатов в парламентарии, для них же отменяется обязательная служба в армии, ликвидируются военные суды. Также можно отметить временно снятый с повестки дня вопрос о восстановлении в Турции смертной казни. По всей видимости, в администрации Эрдогана полностью не утратили надежду на вхождение Турции в состав ЕС.

Правда, в своей победной речи по результатам плебесцита, Эрдоган сообщил, что в ближайшее время турок могут подстерегать ещё два референдума – о необходимости вступления Турции в ЕС и о восстановлении смертной казни.

В остальном, и без того не изобилующая гражданскими свободами Турция переходит от мягкого авторитаризма к жёсткому. По сути, Эрдоган, без военного переворота, но через конституционную «реформу» желает стать диктатором Пиночетом. Или, если угодно, Эрдочетом.

Как бы там ни было, но победа Эрдогана не сокрушительная и, похоже, не окончательная. Имея в руках медиа-ресурсы и административные рычаги воздействия, устроив накануне референдума политические чистки и репрессии, чтобы в результате получить перевес всего в 1,18% голосов избирателей – это надо как следует постараться. Что и говорить, – достижение сомнительное. Где-то даже сопоставимое с пирровой победой.

Репрессии в данном случае – не просто фигура речи. Непосредственно перед референдумом турецкие власти подчистили активную фронду в турецких университетах. В частности, были арестованы преподаватели Нурие Гюльмен и Семих Озакча. Охранительскому разгрому подверглась давно взятая эрдогановцами на заметку газета «Джумхурият».


Достаточно интересную картину представляет карта голосования по регионам Турции. Турция чётко разделилась в своих предпочтениях. Против поправок проголосовали западные, южные и восточные регионы страны, среди которых столицы Анкара и Стамбул. За поправки высказалась турецкая глубинка и дряхлеющие свидетели «времён Очакова и покоренья Крыма». Фактически, Эрдогана своим непререкаемым вождём признало турецкое село. Да, село даёт стране пассионариев, но все революции делаются в городах. Как правило, в столицах. Что явно удалось Эрдогану, так это рассечь оппозицию территориально, разделив протестные проивинции толстым слоем сельской глубинки.

Кроме турецкой глубинки, реформы Эрдогана получил «одобрямс» и от турецкой диаспоры. В частности, в его пользу высказалось большинство турок из Германии – 63%, Нидерландов – 70%, но самую мощную поддержку высказали ливанские турки – почти 98% – в числе аж целых 1058 человек. А вот российские и украинские турки в большинстве высказались против конституционных поправок – 74% и 64% соответственно.

Наблюдатели сообщают о мухлеже и подтасовках в процессе референдума. Утверждается, что турецкий ЦИК при подсчёте голосов засчитал 2.5 миллиона бюллетеней без штампов участковых комиссий, что прямо запрещено законом о голосованиях. Также у наблюдателей есть вопросы к 840 тысячам испорченных бюллетеней, принятых к подсчёту голосов. Лидеры прокурдской Партии демократии народов (ПДН) выражают открытое сомнение в итогах референдума, что, вобщем-то, понятно – ничего хорошего для курдов абсолютизация президентской власти не несёт. Кроме курдских политических движений, явными противниками «реформ» Эрдогана выступят и левые партии Турции.

В своей победной речи Эрдоган проводит исторические параллели, говоря о том, что «Турция ответила на вопрос, который дискутировался в течение 200 лет». И, надо сказать, параллели эти достаточно сомнительные, поскольку 200 лет назад под влиянием проникновения европейского просвещения, в абсолютистской Османской империи были приняты ограничения, урезающие влияние янычар и придающие султанской власти более светский характер, тогда как новые поправки конституции, наоборот, избыточно расширяют личную власть Эрдогана, не скрывающего амбиции стать не только объединителем земель Великого Турана, но и перехватить у саудитов функции главного исламского замполита.

Что дальше? Наблюдатели и аналитики склоняются скорее в сторону пессимизма в отношении будущего Турции. Выводы отличаются разве что оттенками скепсиса. Так, есть мнение, что сто лет республиканского строя Турции пошли под хвост ишаку и Турция, на пути к усилению президентской формы правления, окончательно скатится в диктатуру. Более мягкие сценарии развития страны предполагают постепенное закручивание гаек, преследование инакомыслящих, усиление противоречий между Турцией и ЕС. Отношения с Россией будут идти неровно, зигзагами, перескакивая из тепла в холод и обратно. При этом, более-менее стабильными выглядят экономические связи, тогда как политические отношения могут быть сильно натянутыми хотя бы по сирийскому вопросу.

К счастью, в случае турецкого референдума сработал своеобразный Третий Закон Ньютона в общественных отношениях: плебисцит чётко и ясно высветил не только половину взрослого населения страны, как противников проводимой Эрдоганом политики, но и обозначил единого лидера оппозиции.


Лидером движения «Нет» стал Кемаль Кылычдароглу, глава Республиканской народной партии. Развязывать новые репрессии без последствий против половины страны с лидером оппозиции во главе, диктатору Эрдочету будет крайне затруднительно.

Реакция Европы и США предсказуемая: там увидели всё, что следовало увидеть и высказались вполне однозначно в том смысле, что демократию в Турции ограничивают средствами демократии и слишком авторитарная Турция не может рассчитывать на вступление «в единую семью европейских народов».
Довольно своеобразно отреагировали на турецкий референдум представители самозванного «меджлиса крымских татар». Верхушка «меджлиса» (Джемилев, Чубаров, Ислямов) предпочла не заметить никакого референдума, сосредоточив внимание на обсуждении кандидатуры новой конкурсантки – крымской татарки на «Евровидении».

Однако со стороны обслуживающих «меджлис» информационных рупоров, наблюдается критика в адрес Эрдогана и его инициатив.

В основном, критика эта носит общий характер, но по прорывающимся фразам можно предположить, что меджлисовцев волнует расхождение эрдогановской Турции с ЕС, снижение роли армии в жизни страны, а также определённое охлаждение интереса официальных турецких лиц к возвращению Крыма под контроль «меджлиса». Не то чтобы Эрдоган и турецкие спецслужбы совсем уж отказались от такого инструмента, как «меджлис», но, турецкие делегации, посещающие полуостров, упорно не могут найти дискриминации крымских татар Россией, да ещё и в самой Турции идёт на закат политическая популярность таких одиозных деятелей, как Джемилев и Чубаров. В том числе, и среди местной крымско-татарской диаспоры.

Впрочем, Джемилев уже официально лизнул, поздравив «его высокоповажнисть» от имени всего крымско-татарского народа с благополучным исходом референдума. Неглубоко лизнул, не по самые гланды, но и не поверхностно. Ещё бы! На пана-агу Джемилева приходится львиная доля адресной турецкой финансовой помощи, да ещё, строительный бизнес в Турции – тоже не баран начхал.

В очень занятной форме откликнулись на результаты турецкого референдума кастрюлеголовая «спильнота». Общее место – сравнение протестов на площади Таксим с «Евромайданом», что само по себе странно, поскольку «реформы» Эрдогана и государственный переворот на Украине как раз роднит поворот к мракобесию и зажиму гражданских свобод.


Протестующие на площади Таксим не призывают, к примеру, запретить греческий или армянский языки и не призывают никого вздёргивать на гиляку по политическому или национальному признаку.

Реакция официальной России на турецкий референдум сдержанная. В Кремле прекрасно понимают, к чему ведёт ультраконсервативный турецкий поворот. Жеребячий оптимизм, как и во время президентской кампании Трампа, излучает политический балаган имени Жириновского.


Самое главное, что осталось за кадром, – зачем вообще Эрдогану, и без того имеющему исключительные полномочия, понадобился референдум с радикальными изменениями конституции, которые способны рассорить его с чутким на всяческие зажимы и ограничения европейским истеблишментом и фактически обозначивший раскол страны? Ведь, с учётом общей турецкой нестабильности, подобным расколом не преминут воспользоваться внешние и внутренние силы, устроив новый дворцовый переворот.
Александр Ростовцев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Twitter, Одноклассники

148
Похожие новости
16 августа 2017, 13:37
16 августа 2017, 16:06
16 августа 2017, 16:06
16 августа 2017, 18:37
16 августа 2017, 19:06
16 августа 2017, 11:07
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
10 августа, 22:40 580
13 августа, 15:37 468
11 августа, 18:37 762
15 августа, 12:37 450
13 августа, 08:06 622
15 августа, 07:36 563