Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Юрий Крупнов: В условиях кризиса России необходим переход к суверенному хозяйству и национальная демографическая программа

Глобальный экономический кризис может привести к значительным изменениям в мире. В складывающихся условиях у России есть шанс уйти от глобальной долларовой системе к суверенному хозяйству. При этом главной проблемой страны остается преодоление демографической катастрофы. Почему сегодня необходимо переработать национальный проект «Демография» и расширить действие программ по поддержке семьи на республики Донбасса? Об этом в интервью ИА «Новороссия» рассказал председатель Наблюдательного совета Института демографии и миграции Юрий Крупнов.
ИА «Новороссия»: Насколько опасен для российской экономики сегодняшний кризис и ситуация вокруг нового коронавируса? Есть ли шанс в этих условиях избежать худшего сценария и перестроить экономическую систему страны?
Юрий Крупнов: Прежде всего следует отметить, что разворачивающийся кризис имеет однозначно глобальную природу, и по сути, сегодня мы видим развал системы доллара. Поэтому все страны, включенные в эту систему, подвергаются массированным деструкциям, у них происходит с одной стороны взлет валют, а с другой – проблемы с импортом и другими ежедневно необходимыми для граждан вопросами. Российская Федерация за последние 30 лет очень крепко была вмонтирована в глобальную долларовую систему. Отсюда в общем-то вывод очень простой – если мы и дальше будем оставаться в этой долларовой системе и не восстановим суверенный контур управления, суверенную финансово-экономическую систему, то, к сожалению, никакого дна нащупать не удастся. И наши граждане все больше и больше будут испытывать негативных последствий этого кризиса.
Что нужно делать? Прежде всего нужно совершенно в другом режиме спланировать и организовывать масштабную реиндустриализацию в стране. Ключевая проблема последних 30 лет с момента развала СССР и вовлечения России в мировую долларовую глобальную систему – это то, что прошла массированная деиндустриализация страны. Мы сегодня фактически не можем производить основные виды продукции. А те виды, которые требуют большого числа компонентов, они часто на 80% а иногда 90% состоят из импортных деталей и иногда критически зависят от конъюнктуры мировых рынков. Если даже отбросить какие-то крайние сценарии, связанные, не дай Бог, с возможными военными действиями и т.д., экономика становится несуверенной. Нам крайне необходим уход от встроенной в глобальную долларовую систему экономики к суверенному российскому хозяйству. Это ключевой тезис. Он пока мало кем понимается и осознается, но кризис очень быстро учит.
ИАН: Вы предлагали свою программу антикризисных мер, основанных на суверенизации экономики, еще в 2014 году, когда тоже был кризис. Тогда российское правительство не прислушалось к этому. Насколько, на ваш взгляд, сегодня, при новом правительстве, увеличились шансы, что государство всерьез озаботится этой проблемой и не станет играть по правилам долларовой системы, принимать какие-то полумеры, а действительно пойдет на прорыв в построении суверенной экономики?
Ю.К.: Когда мы говорим о кризисе, то, конечно, речь не идет ни о каком-то новом кризисе. Мы имеем дело с продолжающимся как минимум с 2008 года кризисом. Разговоры о том, что было якобы посткризисное восстановление, другие какие-то позитивные феномены, — это все разговоры ни о чем, потому что кризис 2008 года продолжается, усугубляется, и мы живем в этом непрерывном одном кризисе. Это первый момент.
Второй момент. Конечно, сегодня правительство на порядок трезвее и более серьезно относится к различным сценариям действия. Но надо четко осознавать, что последние 30 лет и сам развал СССР – это колоссальный удар по управленческому классу в стране и соответственно сегодня просто очень мало людей, которые реально понимают, что нужно делать. И прежде всего нет опыта конкретной хозяйственной работы. Ведь речь не идет о том, чтобы помогать отдельным предприятиям, хотя это тоже важно. А о том, что практически все системообразующие отрасли разрушены. Надо восстанавливать отрасли или как я более четко формулирую – нужно проектировать и организовывать новые национальные индустрии: подшипниковую индустрию, индустрию малоэтажного домостроения, индустрию экологического машиностроения – газоочистка, водоочистка, индустрия льна (я много сейчас этим занимаюсь) и вообще создание сырьевой базы для текстильной промышленности. Мы в торгово-промышленной палате выделяем конкретно 75 новых национальных индустрий. Но ими никто практически не занимается. То есть помогают предприятиям, которые находятся в сложной ситуации, но никто не ставит вопрос о восстановлении отраслей и создании новый национальных индустрий. Это принципиально новая парадигма. Первые проблески понимания есть, но я боюсь, что нужна еще какая-нибудь серьезная встряска, чтобы правительство обратилось все-таки к реальному хозяйствованию.
ИАН: Как вы можете оценить меры, которые предложил в своем видеообращении президент России Владимир Путин? Наряду с дополнительной поддержкой семей с детьми из уст президента прозвучало предложение о налогообложении средств, которые выводятся в офшоры в качестве дивидендов, а также процентов по крупным банковским вкладам. Насколько эти инициативы повлияют на экономику?
Ю.К.: Эти инициативы безусловно являются отрадными и позитивными, поскольку Россия среди стран мирового сообщества, а тем более среди развитых стран, является страной с наибольшим различием доходов между основным населением и совершенно небольшой группой богачей. Децильный коэффициент, известное соотношение доходов 10% самых бедных жителей и 10% самых богатых, в Европе составляет 7-9 децилей, в Америке 15-17, говорят, что это очень много, в то время как в России мы можем говорить о коэффициенте 25-30. Это просто огромный разрыв в доходах между богатыми и бедными. Поэтому это ключевой вопрос. Необходимо начать перераспределять доход в пользу не бедных даже, а основной массы населения. Я подчеркну, не какая-то крайняя группа, а основная масса населения – 70-80%. Если не начать перераспределять доходы в пользу этой основной массы, то страна просто взорвется.
Поэтому в ситуации пандемии коронавируса и экономического кризиса это позитивные шаги, поскольку таким образом подчеркивается, что мы в общей лодке, что это наши общие проблемы и не может такого быть, чтобы в этой ситуации одни процветали, а другие опускались на дно. Но конечно этого крайне недостаточно. И понятно, что здесь очень много ситуативного, это пока не долгосрочная политика. В долгосрочной политике надо безусловно резко снижать дифференциацию в доходах, нужно переходить к использованию прогрессивной шкалы налогообложения. И это то, что будет делаться, я уверен, в ближайшие год-два, потому что иначе просто ситуация будет крайне нестабильной.
ИАН: Вы недавно обратились к президенту России с письмом, в котором призвали расследовать появление в майском указе заведомо невыполнимой задачи, которая касается увеличения численности населения страны. Вы также призвали полностью переработать нацпроект «Демография». Расскажите подробнее о ваших предложениях.
Ю.К.: К сожалению, уровень управленческой культуры у нас в России очень невысокий на данный момент. Предыдущее правительство, например, когда готовило майские указы 2018 года, в которых и были сформулированы цели национальных проектов, оно во многом исходило из желания провозгласить задачи, которые бы понравились президенту и безусловно выглядели бы красиво. При этом никакого реального анализа по многим параметрам просто не велось. Это очень заметно в нацпроекте «Демография», где вопреки очередной и очень глубокой демографической яме, обвальному падению рождаемости в Российской Федерации, говорится, что к 2024 году, то есть к концу очередного президентского срока Путина, у нас наоборот будет положительный прирост, а не колоссальная убыль населения, которая реально будет составлять к 2023 году в среднем не менее полумиллиона человек в год.
То есть в нацпроекте говорится о том, что будет рост, пусть даже на одного человека, а на самом деле для нашей относительно небольшой по населению страны (146 млн) будет минус полмиллиона человек только в один 2023 год перед 2024-м. Соответственно, вопрос даже не в том, что кто-то плохой или кто-то не то что-то сделал, а в том, что реальная ситуация мало кого волнует, главное продекларировать, прокричать и все.
Если мы внимательно посмотрим сам нацпроект «Демография», то увидим, что он очень несистемный, составлен из совершенно разнородных материалов и задач. Какие-то достаточно разумные, какие-то непонятные. Очень много, кстати, в нацпроекте «Демография» про здоровье, хотя есть отдельный нацпроект «Здоровье». То есть это такой рыхлый набор каких-то отдельных изолированных мер, которые по большому счету ни к чему не приведут.
То есть если мы даже будем достаточно благожелательно относится к рождаемости, давать льготы, к концу столетия в России останется половина нынешнего населения при таких реалиях. Поэтому в ситуации, когда Россия находится в состоянии демографической катастрофы, нужны совершенно нестандартные меры. Как я говорю, что у Ирана есть своя ядерная программа очень важная для суверенитета страны, у России такая же программа должна быть демографической.
Ставка должна быть сделана на многодетную семью! Поэтому нацпроект необходимо кардинально переработать, чтобы в основу положить рост числа многодетных семей, хотя бы с 3-4-мя детьми, которые максимально должны пользоваться всеми социальными возможностями. Российская семья в связи с рождением каждого ребенка не должна ухудшать свое социально-экономическое положение, не впадать в бедность, а у нас сегодня половина всех многодетных семей находятся в статусе бедных. Поэтому нацпроект «Демография» должен полностью быть переработан. Это ключевой вопрос, и я очень надеюсь, что в связи с кризисом и глобальными изменениями все-таки этот проект будет пересмотрен. Сегодня это проблема номер один, все остальное, как бы нам не казалось обратное, это уже проблемы второго и третьего порядка.
ИАН: Сейчас жители Донбасса активно получают российские паспорта, число новых граждан России в ЛДНР приближается к 200 тысячам, и оно будет расти. Вскоре гражданами России станут большинство жителей ЛНР и ДНР. Что будет правильнее для интересов России, учитывая, что республики идет путем интеграции с РФ, – расширить на Донбасс программы по поддержке семьи, многодетности, или же семьи с детьми отсюда переманивать в российские регионы?
Ю.К.: Ситуация здесь должна трактоваться достаточно просто. Если мы делаем ставку на эвакуацию, то нужно эвакуировать людей, мало обращая внимание на социально-экономическую ситуацию в ДНР и ЛНР. Но я считаю, что эвакуация – это крайняя мера, и без абсолютной необходимости она похожа на пораженчество. Поэтому конечно нам нужно прежде всего в социально-экономическом плане максимально интегрировать республики. Даже нельзя сказать братские, родные, потому что там живут абсолютно наши люди. И конечно нужно все эти меры распространять на ЛНР и ДНР, чтобы даже помимо конкретных выплат, конкретной помощи, все это воспринималось как единое пространство. Это ключевой момент. Я считаю, что если этого не будет сделано, это будет колоссальной ошибкой.
Беседовал Тихон Гончаров.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

169
Похожие новости
27 мая 2020, 17:06
27 мая 2020, 13:36
27 мая 2020, 09:36
27 мая 2020, 20:36
27 мая 2020, 17:06
27 мая 2020, 22:36
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
21 мая, 11:06 781
22 мая, 13:36 480
24 мая, 09:06 955
21 мая, 13:06 616
21 мая, 13:06 488
23 мая, 10:36 476