Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Выполнит ли Украина рекомендации ПАСЕ?

Реакция министра иностранных дел Павла Климкина на резолюцию ПАСЕ, осуждающую принятый на Украине закон об образовании, является демаршем с плохо просчитанными последствиями
Понятно, что резолюция — это рекомендация, а не обязывающий документ, однако демонстрировать открыто свое несогласие с решением законодательной власти Совета Европы Киеву едва ли стоит. Конечно, нет оснований считать, что Соглашению Украины об ассоциации с ЕС, которое из-за пресловутого закона пообещал торпедировать Будапешт, что-то серьезно угрожает. Венгрия не станет отзывать свою подпись под документом, хотя теоретически это возможно, поскольку едва ли захочет идти вопреки общей политического линии Европы. Даже голландское правительство, несмотря на результаты референдума, на котором граждане Нидерландов высказались против подписания Соглашения, так и не решилось реализовать итоги всенародного голосования на практике.
Тем не менее, оставить все, как есть украинское руководство тоже не может — если выводы Венецианской комиссии, которая должна провести правовую экспертизу реформы образования, и рекомендации, изложенные в резолюции, будут проигнорированы, то с инициативами о наложении штрафных санкций за нарушение базовых норм европейского законодательства Вегнрия и Румыния будут обращаться уже не к ПАСЕ, а в Кабинет министров — орган исполнительной власти ЕС. И, собственно, венгерский министр иностранных дел уже ясно обозначил маршрут, по которому его страна намерена продвигать свои претензии — это ограничение доступа к европейским рынкам, наложение ограничений на режим свободной торговли.
© РИА Новости, Валерий Мельников | Перейти в фотобанк
Глава министерства иностранных дел Венгрии Петер Сийярто
И это не единственный рычаг влияния. Парламентская ассамблея тоже останется площадкой, на которой президента Украины вновь и вновь будут призывать к ответу. Она может принимать сколько угодно резолюций по интересующему ее вопросу, каждый раз требуя от руководителя ослушавшегося государства отвечать на неудобные вопросы. Сам украинский президент на заседании, где его спрашивали об образовательной реформе, вел себя существенно умнее, чем глава его внешнеполитического ведомства. Он пообещал участникам обсуждения полностью внедрить выводы Венецианской комиссии, внеся в закон соответствующие правки. Более того, он сделал заявление, вступающее в кардинальное противоречие с логикой принятого решения: «Хочу заверить — мы будем должным образом гарантировать языковые права в соответствии с национальным законодательством и международными обязательствами и стандартами, в том числе, и право учиться на родном языке, при этом изучая и государственный язык — украинский».
То есть украинский лидер заранее, понимая, что ему не добиться понимания и поддержки, еще до принятия резолюции пошел на попятную. Как далеко откатится украинская власть в этом вопросе, не вполне ясно, однако уже сейчас можно с уверенностью прогнозировать, что она будет до последнего стараться сохранить все, что можно.
Венгры, румыны и болгары прекрасно отдают себе отчет, что их национальные меньшинства пали случайной жертвой на поле боя, где уничтожить намерены не их, а главного и единственного врага — русский язык. То обстоятельство, что в резолюции и в претензиях Венгрии и Румынии речь идет о нарушении базовых принципов, а не об ущемлении языковых прав конкретных этнических общин Украины с их перечислением, может свидетельствовать о нежелании критиков закона из Будапешта и Бухареста препятствовать крестовому походу, предпринятому Киевом для того, чтобы вытеснить из системы образования русский.
Это наводит на мысль, что украинские власти могут попытаться договориться с венграми, румынами, болгарами и поляками о поправке, которая позволит их меньшинствам обучать своих детей на родном языке. Как это будет оформлено законодательно, представить не очень просто, поскольку закон должен гарантировать всем одинаковые права, не предоставляя отдельным этносам преференции. Но Киев брал уже и не такие высоты. Может, удастся ограничиться ведомственными инструкциями на уровне министерства образования, может быть, законодатели создадут в законе лазейку с количественной нормой, через которую смогут протиснуться все, кроме русских — Бог весть. Это зависит от того, на какие уступки готовы пойти государства-члены Совета Европы, отстаивающие интересы своих общин, проживающих на Украине.
Но вероятнее всего, интересы русскоязычных жителей страны защищать никто не станет. Россия, чья делегация не участвует в работе ПАСЕ, никак не может влиять на ход дебатов вокруг языковой реформы на Украине — это надо понимать, чтобы не терзаться вопросом, почему молчит Москва. Исход этой истории, конечно, сложно предугадать в подробностях, но самый вероятный сценарий — это ужимание закона до такого состояния, чтобы он бил только по намеченной цели — русскому языку — не задевая остальных.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

162
Похожие новости
13 декабря 2017, 16:06
13 декабря 2017, 16:06
13 декабря 2017, 13:06
13 декабря 2017, 21:06
13 декабря 2017, 10:36
13 декабря 2017, 18:36
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
08 декабря, 00:36 603
07 декабря, 11:36 670
09 декабря, 01:06 1077
11 декабря, 19:06 576
09 декабря, 16:36 670
10 декабря, 11:06 1097