Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Все будет по-европейски, или «Мирная» реинтеграция Донбасса

Киевскую власть до сих пор не оставляют в покое «выгоды» от так называемого «хорватского сценария». Особенно привлекательна «мирная» реинтеграция населения так называемых неподконтрольных территорий Донбасса. На днях в министерстве по вопросам временно оккупированных территорий состоялся семинар на тему «Хорватский опыт обеспечения прав и нужд внутренне перемещенных лиц» с участием американо-хорватских кураторов, представителей органов киевской власти и общественных организаций Украины.
На семинаре рассматривался целый ряд вопросов, крайне волнующих украинскую сторону. В частности, «организация работы с гражданами, которые проживают на неподконтрольных или оккупированных территориях, в том числе специфика процесса защиты прав переселенцев, эмигрантов и беженцев». Учитывая порядком поднадоевший киевской власти затянувшийся Минский процесс, хорватский опыт так называемой мирной реинтеграции Донбасса, по словам министра по вопросам оккупированных территорий Черныша, «весьма интересен для общества и политиков, ведь далеко не каждый может поехать в Хорватию, чтобы ознакомиться с этим опытом».
Что же включает в себя этот так называемый опыт мирной реинтеграции согласно хорватскому сценарию, которым так восторгается украинская сторона? Видимо, им очень импонирует тезис бывшего главы Правительственного комитета Республики Хорватия по вопросам перемещенных лиц и беженцев, Ловре Пейковича о том, что «реинтеграция населения с неподконтрольных территорий базируется не на любви к противоположной стороне, а на принципах защиты основных прав человека». На самом деле тезис европейского чиновника, учитывая реальные события августа 1995 года, когда была ликвидирована Сербская Краина, является верхом лицемерия!
Как известно, разгром хорватами Сербской краины, вошедший в историю под именем операции «Буря», по сути, явился крупнейшей в послевоенной истории Европы этнической чисткой, которая произошла практически с помощью НАТО и частных американских военных компаний.
На июнь 1993 года, население Республики Сербская Краина (без Восточной Славонии) составляло 268.795 человек. За несколько дней операции «Буря» и сразу после нее, Краину покинуло около 220.000 сербов.
- около трех тысяч человек было убито, и 70% из них — это мирное население;
- уничтожено 25 тысяч жилых домов, 13 тысяч небольших магазинчиков, кафе, мелких производств;
- разрушены 182 сельские фермы, 57 госпиталей, 78 православных церквей, 29 музеев, 920 памятников культуры, в том числе 181 кладбище.
Для маленькой Краины это были огромные цифры. Немногим оставшимся сербам пришлось пережить несколько лет террора и издевательств, ставших затихать лишь в 1998 году. Эти преступления являются черным пятном в истории Хорватии. Но, цивилизованная Европа и США, а также западные «миротворцы» заседавшие в Гаагском трибунале, сочли это примером «одной из наиболее успешных миссий Организации Объединенных Наций», попросту закрыв глаза на геноцид сербов.
«Реинтеграция» включала в себя еще много других шагов. Это и введение хорватской денежной единицы – куны, и верификация части документов, которые выдавались «оккупационной» сербской администрацией, «амнистия». Согласно ей, освобождению от ответственности подлежали бойцы армейских и парамилитарных формирований, не совершавшие военных преступлений, которые были бы доказаны в суде. О подобной «амнистии», кстати, Порошенко уже заявляет на каждом шагу.
Главным этапом «реинтеграции» стало формирование местных органов «власти», которые были сформированы за пределами региона, в изгнании, на не оккупированной территории Хорватии. В выборах имели возможность принимать участие местные жители, имевшие только паспорта граждан Хорватии, в том числе перемещенные лица, которые еще не успели вернуться домой из других регионов страны. Немногочисленным обитателям региона, которые жили в Краине и оставались все еще гражданами Югославии, были выданы хорватские паспорта.
Все деоккупационные мероприятия проводились хорватами при участии ООН до января 1998 года, после чего Восточная Славония, Баранья и Западный Срем стали равноправными частями единой Хорватии.
Сегодня Хорватия хочет передать свой опыт так называемой мирной реинтеграции Украине. Об этом заявлял еще 21 ноября 2016 года во время визита в Киев глава хорватского правительства Андрей Пленкович, который отметил: «Я уверен, что Украина должна двигаться мирным путем реинтеграции. Опыт, использованный Хорватией, был приобретен в рамках работы миссии ООН. И в настоящий момент он может быть интересен украинскому правительству». В том, что он интересен, можно не сомневаться. Особенного два ключевых тезиса «мирной» реинтеграции:
Местные выборы должны происходить только после демилитаризации и возвращения беженцев. Без выведения войск и разоружения, без гарантий безопасности, любое голосование не имеет никакого смысла – это слова одного из руководителей программы UNTAES.
После переходного периода происходит полноценное возвращение региона в правовое поле Украины, под контроль центрального правительства. В свое время, никаких особых статусов по реинтеграции Подунавья мирный план ООН также не предусматривал.
Комментарии:
Комментарий МИД России относительно этих планов был однозначным и резким. «Хорошо известно, какими жертвами и вынужденным исходом из Хорватии порядка 250 тыс. постоянно проживавших там сербов обошлись масштабные войсковые операции «Молния» и «Буря» в 1995 году. Убеждены, что советы иностранных «консультантов», способные создать у киевских властей опасную иллюзию допустимости в Донбассе силовых сценариев, отнюдь не будут способствовать укреплению безопасности на юго-востоке Украины», — говорится в заявлении российского ведомства.
«Между Хорватией 90-х и современной Украиной много общего: в обоих государствах господствует идеология национализма, обращающегося к опыту пронацистских коллаборантов 1940-х (усташи в Хорватии и бандеровцы на Украине), оба опираются на Запад в противостоянии его противникам (Югославия и Россия). Однако между Хорватией образца 1995 года и Украиной образца 2017 года всё же есть немало отличий, — полагает эксперт Эдуард Шапоревич. – Главное — это то, что «нынешняя Россия — это не растерзанная Югославия. Сегодня Россия больше не допустит реализации придуманных на Западе сценариев, предполагающих военные преступления против мирного населения, тем более возле своих границ».
«Вражда между сербами и хорватами создавалась столетиями, и главнейшую роль в этом процессе сыграл Ватикан, – считает религиовед Наталья Короткова. – Как известно, главным очагом югославской войны Хорватия стала не случайно. Это было обусловлено тем, что здесь проходила граница между католическим и православным мирами. Ничем особенным кроме религии, сербы и хорваты не отличались, будучи когда-то единым славянским народом. Кроме того, многие хорваты Далмации, Славонии и Герцеговины были окатоличенными сербами. Вражда между сербами и хорватами создавалась столетиями, при этом как инструмент раскола использовали церковь. Уже во время Первой Мировой войны последовали первые сербские погромы, концлагеря и карательные экспедиции против сербов, в которых приняли участие многие хорваты-католики. На Украине в вопросе церковного раскола большую роль также играют именно политические мотивы. Пока агрессия против Православия не идет дальше захвата храмов и передела церковной собственности, но уже повсеместно можно наблюдать умышленные действия так называемых украинских патриотов, направленные на разжигание религиозной розни.
Евдокия Полищук специально для ИА "Новороссия"

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

485
Похожие новости
20 ноября 2017, 16:36
20 ноября 2017, 22:06
20 ноября 2017, 08:36
20 ноября 2017, 19:36
20 ноября 2017, 22:06
20 ноября 2017, 17:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 ноября, 01:06 899
18 ноября, 06:36 721
16 ноября, 17:06 826
18 ноября, 09:06 816
15 ноября, 14:36 1546
16 ноября, 20:06 961