Информационно-аналитический портал
Главная
Украина Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Вадим Колесниченко: Уничтожение всего русского на Украине началось в 1991 году

Экс-депутат Верховной Рады от Крыма Вадим Колесниченко рассказал Ukraina.ru об основах языковой политики на Украине и в Крыму и прокомментировал новый виток кампании киевского режима против всего русского
- Львовский журналист Дроздов, недавно выгнавший с эфира телепередачи ярого сторонника Майдана Романенко за русский язык, написал в своем блоге в ФБ, что русский язык является залогом войны, призвал всех русскоязычных добровольно отказаться от своего родного языка  и заявил, что испытывал невыносимые страдания от того, что украинский язык жестоко притеснялся русским языком все годы независимости Украины. Вы — автор украинского закона об основах языковой политики. Можете рассказать об отношении к русскому языку на Украине  до и после Майдана, о том, что сделало необходимым ваш закон? Действительно ли украинский язык подавлялся?
— Что касается господина Дроздова: я его знал, когда работал на Украине. Он свободно говорил на русском языке. Я был у него в эфирах и он выступал на русском языке, потому что этот тренд был популярным. Мне сложно сказать, кто конкретно ему запрещал говорить на украинском языке, но могу предположить следующее: учитывая, что он находится на территории западной Украины, там в целях личной безопасности лучше вести себя, как нацист, и тогда ты гарантированно будешь в топе новостей, у тебя будет зарплата, премии и ты будешь защищен.   
Относительно же русского и украинского языков на территории Украины в первую очередь хочу напомнить вот что. Сегодня я читал в фейсбуке «страдания Вертера» про то, что якобы запрещался украинский язык на территории Украины в Советском Союзе. Ну, я работал на западной Украине в горкоме комсомола один год. Могу вам сказать, что было специальное распоряжение, постановление ЦК ВЛКСМ, аналогичное распоряжение было и в отношении партийных органов, о том, что для западноукраинских областей документацию рекомендовано было вести на украинском языке.  Кроме того, на территории Украины не было ни одного русскоязычного республиканского журнала — было четыре украиноязычных редакции, которые финансировались из государственного бюджета. Ну и, естественно, было сообщество украинских писателей, которые публиковались на украинском языке.
Третий пример — я его всем привожу, и те, кто из Советского Союза, это прекрасно помнят. В 1960-70 годы было очень тяжело с хорошей приключенческой литературой, фантастикой, исторической литературой. На русском языке ее было очень мало, нужно было подписываться на огоньковские издания, сдавать макулатуру, договариваться где-то через «больших посредников». А вот что касается литературы на украинском языке, то ее был полный вал. Я почему к шестому-седьмому классу стал знать лучше украинский язык, хотя учился в русскоязычной школе? Потому что фантастикой, приключениями, историческими, любовными романами на украинском языке были забиты все книжные магазины. Их просто никто не покупал. А у меня из-за того, что я в городской библиотеке всю интересную мне литературу уже перечитал, не было другого варианта. Найти книгу на русском языке было нереально, так что я читал украинские издания.
Что касается Украины после распада Советского Союза: к 2006 году, когда я стал депутатом Верховной Рады, я делал доклад в ООН, ОБСЕ и Совете Европы. Так вот, у меня чистая статистика, которая легла в основу решений комитета министров Совета Европы о нарушении прав русскоязычного населения на Украине.
По состоянию на 1998 год на Украине было принято более ста законов — это цифры, за которые несу личную ответственность — и около полутора тысяч нормативных актов, которые напрямую исключали использование любого другого языка, кроме украинского. И это при том, что Украина в 1999 году ратифицировала Хартию региональных языков — а международный документ является равным Конституции Украины — и определила русский язык как региональный и подлежащий защите.
Поэтому стенания либо стоны украинской диаспоры и вот тех, кто сегодня на Украине рассказывает, что им кто-то запрещал говорить на украинском языке, разрушаются о цифры и факты, которые были доложены в ООН в 2008 году, об этноциде русского населения. Я докладывал об этом в ОБСЕ на конференции «Человеческое измерение» в Варшаве, и в комитете министров Совета Европы, в Венецианской комиссии, в Европарламенте. На этот счет есть около двадцати международных докладов, которые делал лично я — о неисполнении Украиной своих обязательств в части защиты региональных языков и прав русско-культурного населения.
- Каковы самые яркие примеры нарушения прав русскоязычных граждан? Насколько я помню, в судах был разрешен исключительно украинский язык, инструкции к лекарствам были только на украинском, закрывались русские школы…
— Да, это так. Еще приведу в пример два дела, которые прошли через европейский суд. Украинские органы власти отказывались писать в выдаваемых документах русские имена и фамилии в русской транскрипции — их переводили на украинский. Это противоречило требованиям международного права, и пришлось через Европейский суд пройти — мы вели дела двух жителей Украины, и Европейский суд признал, что действия украинских властей незаконны. Например, одному из них,  Дмитрию, был выдан паспорт на имя «Дмытро». Имя Наталия, которое так было записано в свидетельстве о рождении, выданном еще в СССР, переводят и пишут «Наталя».
Другой пример — город Киев. По статистике, в Киеве по состоянию на 1996 год было 23% населения, которые признавали русский язык своим родным. Однако к этому времени в Киеве не было ни одного детского садика с русским языком обучения. Ни на государственной основе, ни на коммерческой. При общем количестве киевских школьников около 700 тыс. было только 6 школ, которые частично давали образование на русском языке, причем большая часть предметов все равно преподавалась на украинском языке.
В независимой Украине к 2006 году примерно в пять раз уменьшилось количество школ с русским языком обучения. Большая часть школ переходила либо на билингвальное образование, когда часть предметов давалась на русском, часть на украинском языках, либо полностью на украиноязычное. Причем в большей части школ русский язык преподавался как иностранный.
Это очень яркие примеры того, каким образом по сути уничтожался русский язык вопреки международным обязательствам Украины перед советом Европы, в которую она так стремилась.
- Ваш закон языках в первую очередь был отменен постмайданной Верховной Радой, что только добавило решимости жителям Крыма провести референдум и воссоединиться с Россией. Правда, потом это решение и.о. президент Украины Турчинов не подписал, но, как говорится, поезд уже ушел. Сейчас закон формально действует, однако фактически не работает — малейший намек на придание региональному языку статуса государственного встречает яростное сопротивление власти — как это было, к примеру, в Закарпатье с венгерским и русинским языками. Вы сейчас как житель российского Крыма можете сравнить языковую политику на Украине и в Крыму?  
— Действительно, в настоящий момент мой закон об основах языковой политики де-юре действует на территории Украины. Почему? Потому что я успел своевременно подсуетиться и через комиссию Европарламента сообщить о том, что Украина нарушает хартию региональных языков и решение комитета министров Совета Европы. На основании этого я смог по сути вынудить Януковича вынести данный закон в сессионный зал на голосование. Там были две — почти дословно их привожу — фразы: «в Украине системно и массово в настоящий момент нарушаются права русскоязычного населения, которое является не меньшинством», и вторая фраза — «считаем, что украинское правительство в ближайшее время должно принять соответствующие меры для повышения статуса русского языка в соответствии с количеством русского населения Украины». Европейские депутаты ухватились за попытку отменить данный закон в 2014 году, потому что мне удалось получить поддержку в Европарламенте, включив в этот закон через запятую языки венгерский — венгерская общественность переживает, румынский — румынская общественность переживает, польский — польская общественность переживает, еврейский. И вот вся эта поддержка, гремучая смесь, позволила продавить принятие этого закона.  
Что касается использования украинского и русского языка на территории Крыма в 2013 году и сейчас. По состоянию на 2013 в Крыму были школы, гимназии, дающие обучение как на украинском языке, так и на русском и на крымскотатарском. За счет бюджета издавались учебники на украинском языке и на крымскотатарском. При этом бюджетные деньги на печатание учебников на русском языке, увы, не выделялись. И в школах использовались учебники, которым было по пять-семь лет.
После референдума и Крымской весны конституция Крыма определила однозначно: три языка являются государственными для Крыма — русский, крымскотатарский и украинский. И вывески все — на трех языках.  
Что касается обучения на украинском языке. Учитывая, что Севастополь — город русскоязычный, перепись населения показывает, что около 95% населения считают себя русскоязычными. Перед началом учебного года в 2014-м мой ребенок тоже находился в школе, и опрашивали детей и родителей, кто желал бы, чтобы было продолжено обучение на украинском языке — либо факультативно, либо уроки. Это было под жесточайшим контролем. От каждого родителя требовалось получить письменное заявление. Была сформирована квота для каждой школы по количеству детей, которые хотели бы обучаться на украинском языке. Сегодня у нас есть кабинеты украинского языка в гимназиях, но количество желающих обучаться на украинском или крымскотатарском языке у нас мало, потому что в Севастополе преимущественно русскоязычное население.
В сельской зоне у нас есть классы, где обучают детей на крымскотатарском языке, но их количество незначительное.  В Крыму же крымскотатарские школы существовали, существуют и никто их не ограничивает, они развиваются. В местах компактного проживания украинцев сохранились украинские классы с преподаванием украинского языка. Я лично был в этих школах, с этими детьми встречался. Педагоги, которые преподают на украинском языке, есть, это я могу точно сказать.
- Как вы считаете, при каких условиях на Украине исправится положение русского языка  и русской культуры?
— Сейчас русский язык на Украине — признак «сепаратизма», «ваты» — составная часть образа преступника. Единственный выход — менять власть. Только смена вектора отношений к своим собственным жителям может помочь обеспечить соблюдение их прав. И это относится не только к русскому языку, но и к венгерскому, польскому, румынскому, болгарскому и вообще ко всему многообразию языковой палитры, которая сегодня еще существует на Украине. Потому что под шумок с русским языком заметают все подряд. Возмущаются и венгры, и румыны, и поляки, и болгары — потому что украинское превыше всего. Все остальное уничтожается.  

Подпишитесь на нас Вконтакте, Twitter, Одноклассники

114
Похожие новости
15 августа 2017, 20:07
15 августа 2017, 17:37
16 августа 2017, 13:37
16 августа 2017, 16:06
16 августа 2017, 18:36
15 августа 2017, 20:08
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 августа, 02:36 516
13 августа, 10:36 780
09 августа, 21:36 480
10 августа, 00:36 519
11 августа, 08:36 747
12 августа, 04:36 469