Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

В Сирии начался откат. Украина следующая?

Сирийский кейс», как некоторые эксперты называют вероятные договоренности президентов России и США, получает очертания. Вашингтон сократит поддержку «умеренной оппозиции», но переменных в регионе все еще слишком много. Пока на первый план выходит сам механизм размена, и над этим стоит призадуматься Киеву, чья очередь, возможно, следующая. Американское издание The Washington Post сообщило о решении президента Дональда Трампа прекратить осуществление программы ЦРУ по подготовке и вооружению отрядов умеренной сирийской оппозиции.
Белый дом, Совет национальной безопасности США и ЦРУ от официальных комментариев отказались. Но как сообщают источники СМИ, решение было принято администрацией президента после консультаций с советником по национальной безопасности Гербертом Макмастером и директором ЦРУ Майком Помпео, и укладывается в канву улучшения американо-российских отношений, которая якобы была очерчена на встрече лидеров стран в Гамбурге. 

«То есть мы имеем дело с публичным признанием на официальном уровне, что вопреки Уставу ООН, нормам права, США снабжали деньгами и, следовательно, оружием оппозицию в третьей стране. Которая, кстати, тоже член ООН! - обращает внимание на другую пикантную грань американской «около оппозиционной» дискуссии российский политик, в прошлом начальник управления по внутренней политике Администрации Президента РФ, а ныне сенатор от Татарстана в Совете Федерации Олег Морозов. - Потрясающий цинизм! Это примерно то же самое, как если бы США публично признались, что финансировали арабскую весну, украинский майдан и другие многочисленные оппозиции по всему миру. У меня нет сомнений, что так оно и есть!» 

Опрошенные The Washington Post американские чиновники отмечают, что указанная программа ЦРУ не входила в перечень достигнутых договоренностей по деэскалации в ряде сирийских районов, что предсказуемо политизировало оценку данного решения в самих Штатах. С одной стороны, по некоторым сведениям, мнения о ее сворачивании озвучивались в Вашингтоне еще под конец каденции прошлого президента. Одним из главных ее недостатков, по признанию некоторых чиновников, было то, что сами американцы фиксировали неоднократный переход участников программы на сторону «Исламского государства» и других радикальных группировок. 

Здесь стоит подчеркнуть, что привычный «биполярный» взгляд на сирийский конфликт, мягко говоря, неверен и не позволяет оценивать обстановку в стране и вокруг нее с высокой степенью достоверности. Так, кроме хорошо знакомых обывателю сторон, в виде правительственных войск Башара Асада, которого поддерживает официальная Москва, и группировки ИГИЛ, которую официально признают террористической большинство стран мира, в конфликте участвует значительное количество более мелких группировок, оценивают которые разные страны по разному.
Различия в их мировоззрениях, степени радикализма, связях с соседними странами и прочим, откровенно говоря, известны только узким специалистам, занимающимся регионом не первый год. Отметим только, что еще год назад значительным тормозом в координации усилий международной коалиции, возглавляемой США, и официальными Дамаском и Москвой, были именно разногласия в том, кого же все-таки причислять к той самой «умеренной оппозиции». Причем точно указать перечень умеренных не мог сам Белый дом, что окончательно запутывало переговорный процесс.

И вот, помощь этой эфемерной, но дорогой сердцу демократов-глобалистов, оппозиции сокращается. «Мы попались в российскую ловушку. Из-за нас умеренная оппозиция становится все уязвимее. Мы буквально перекрываем им кислород», — сетует старший научный сотрудник вашингтонского Института Ближнего Востока Чарльз Листер. Хотя «кислорода», по данным Reuters, там вполне хватит для поддержания огня. Программы американских военных по подготовке, вооружению и авиационной поддержке прочих групп сирийских повстанцев продолжатся по другим линиям, не связанным с ЦРУ. Но и такое, символичное, сокращение, как считает The Washington Post, означает «признание Вашингтоном ограниченности своих рычагов влияния, а также отсутствия желания свергать режим Асада».

От упомянутого желания коллективный Запад как раз недавно отрекся публично, так что новостью для читателей это предположение издания стать было не должно. Напомним, на совместной конференции президентов США и Франции с соответствующим заявлением выступил Эммануэль Макрон , чем подтвердил официальные намеки и неофициальные предположения экспертов, что в Гамбурге Дональд Трамп и Владимир Путин не просто так интриговали мир, оставшийся по ту сторону закрытых дверей, пока президенты беседовали в узком кругу. И это далеко не только несколько дополнительных зон, где с 9 июля установилось перемирие.

В комплекте с Сирией, напомним, по мнению большинства обозревателей не только на Украине и в России, но и американских и европейских, идет украинский вопрос. Признаков, что и по нему достигнут прогресс, пока эксперты не фиксируют, скорее – подготовку к переговорам. Но в том, что этот вопрос уже в достаточно близкой перспективе окажется на повестке дня, сходятся почти все. И судя по сирийскому примеру, уже можно судить если не о предмете договоренностей, то о методе. А это – обмен и компромисс, базирующиеся не так на политических лозунгах, как на экономических интересах. 

В этой плоскости сходство Украины и Сирии, в принципе, только одно – транзитный статус. У Сирии, по очевидным причинам, потенциальный, у Украины – пока действующий. Пока 2019 год, с его потоками и прочим не наступил, Киев, как ни крути – залог стабильности поставок и пусть и ржавый, но ключ к европейскому рынку газа. В какую сторону его договорятся повернуть заинтересованные стороны – пока не ясно. Но мнение, что в основе «большой сделки» по обоим локальным конфликтам и сферам влияния в других регионах, может оказаться как раз передел газового рынка, оправдано.
И в таком контексте киевскому политикуму как раз самое время осознать, что его местечковые амбиции в таких серьезных вопросах, как раздел многомиллиардных рынков, попросту никого не заинтересует. Самые сообразительные могут «запрыгнуть в последний вагон», и попробовать предугадать новую конфигурацию, чтобы попытаться в нее встроиться. Остальные, «внезапно» окажутся душителями демократии, неонацистами или еще кем-то, с кем «цивилизованному» Западу будет удобно бороться рука об руку с Россией, как это постепенно выстраивается в Сирии. 

Утверждать, что до стабилизации ситуации в Сирии остаются считанные недели или месяцы было бы чрезмерно наивно. К примеру, почти одновременно с новостью о сворачивании деятельности ЦРУ, Госдеп США не преминул напомнить, что главным государством-спонсором терроризма по его мнению остается Иран. Он, видимо по случайности, входит в число подопечных Москвы в регионе. Стоит напомнить, что российская дипломатия на протяжении нескольких лет фактически выступает «адвокатами» Тегерана, в том числе и по вопросам его ядерной программы, и, по сути, всеми силами препятствует «демократизации» страны по образцу Ливии и прочих. «Соединенные Штаты считают оправданным использование различных инструментов для противодействия этой деятельности, включая санкции», - весьма прозрачно намекает сайт Госдепа.

Также не стоит сбрасывать со счетов сложные отношения внутри самого региона, исторически сложившиеся в первую очередь на почве межэтнических и религиозных, а уж потом политических и геополитических разногласий. К примеру, Катар, которого «коллеги по дружбе с США» попытались сделать крайним в поддержке террористов, похоже, сумел найти выход из объявленной ему блокады . Как сообщает ВВС, дипломаты Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна и Египта заявили, что не настаивают на большинстве условий своего ультиматума и готовы удовольствоваться шестью общими принципами. Кроме того, по мнению специалистов, собственный взгляд на сирийский конфликт и его разрешение имеет еще один сосед Дамаска и союзник США – Израиль, до сих пор почему-то не принимавший участия в форматах по урегулированию, а значит, формально, и не связанный выработанными на этих площадках договоренностями.

Будут ли геополитические партнеры-оппоненты, проводить сеанс одновременной игры на двух досках, или предпочтут действовать последовательно, покажет время. Пока, похоже, у Киева оно есть. Но методология, в сущности, ясна, и крупным игрокам осталось только договориться о цене размена и сроках.
Виталий Кречетов
Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1320
Похожие новости
20 октября 2017, 17:21
20 октября 2017, 14:51
20 октября 2017, 11:51
20 октября 2017, 19:21
20 октября 2017, 01:21
20 октября 2017, 16:51
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 октября, 21:51 799
14 октября, 00:21 848
16 октября, 00:51 763
16 октября, 05:51 1252
16 октября, 03:21 883
15 октября, 11:21 961