Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Украина хочет прервать железнодорожное сообщение с Москвой

Украина хочет прервать железнодорожное сообщение с Москвой
00:00
00:00
Емельянов:
- Господин Омелян, министр инфраструктуры Украины заявил о том, что Украина рассматривает вопрос о прекращении железнодорожного сообщения с Российской Федерацией. Понятно, что авиаперевозками они лавочку прикрыли еще в 2015 году, автобусные перевозки сократились также. Количество железнодорожных перевозок сократилось в 2,5 раза, а теперь он хочет и этот коридор, по которому двигаются десятки, сотни тысяч людей в Россию и обратно, закрыт. Как вы думаете, это популистское высказывание или оно имеет все-таки под собой какую-то основу?
Холмогоров:
- Понимаете, все равно в России работает огромное количество людей с украинскими паспортами, причем, даже те, кто категорически не приемлет того режима, который установился в Киеве, кто оказывается под угрозой в случае, если он въедет на территорию Украины, все равно вынуждены из-за особенностей нашего миграционного законодательства, из-за особенностей нашей миграционной практики въезжать/выезжать через границу Донецкой и Луганской народных республик. То есть, по-любому, людям некуда деваться от пересечения украинской границы, вне зависимости от того, какие у них отношения с нынешними киевскими властями… То есть, полное прекращение железнодорожного движения – это, прежде всего, удар по тем миллионам человек, которые работают в России, будучи гражданами Украины.
Емельянов:
- 4,5 миллиона, по данным собственной миграционной службы самой Украины, приехало в нашу страну, чтобы здесь получить какие-то заработки, чтобы помочь своим семьям на Украине. С тем, что Украина может это сделать технически, наверное, спорить сложно. То есть, она действительно может отменить поезда, но она не закроет переходы там, где проходят автобусные рейсы через российскую границу в районе Брянска, наверное, не сможет закрыть границу в районе Беларуси, хотя технически это тоже сделать несложно. Но полная блокада по отношению к своим гражданам, я думаю, это совсем безумие.
Холмогоров:
- Вообще чем занимается Киев все последнее время – это систематическая порка самого себя и своих граждан! При выезде в Крым ли, при выезде в Россию или еще куда-то. Поэтому не приходится сомневаться, что, если им эта безумная идея в голову пришла, то с большой вероятностью они ее реализуют. То есть, Россия от этого страдать не будет совершенно точно… основная часть страданий выльется на сторону граждан Украины, в основном, тех, кто здесь на заработках.
Л. Калашников:
- Видимо, у них предвыборная скачка заканчивается и вот перед выборами кто громче крикнет. Потому что товарооборот, как это ни парадоксально, у нас растет с Украиной. А вот говорить по рядовому гражданину, который здесь находит работу и не находит ее на Украине, чтобы он как можно меньше видел, что здесь происходит, в России, они время от времени об этом заявление делают, но дальше заявлений дело не идет.
Емельянов:
- Ну, пан Омелян вряд ли в выборной гонке будет участвовать, хотя он будет в одной из команд, наверное, которая вновь будет стремиться к власти….
Холмогоров:
- Между прочим, политический аспект во всем этом, несомненно, есть. Потому что вполне возможно, что в данном случае этот Омелян работает именно на команду противников Порошенко, как ни парадоксально. Ну, либо надо посмотреть, на кого он работает. Какой будет эффект от этого? Либо эти люди останутся на Украине и в этом случае они придут на выборные участки – представляете, 4,5 миллионов голосов в ту или в другую сторону? Либо, наоборот, они рассчитывают на то, что, прервав железнодорожное сообщение, они тем самым не дадут этим заробитчанам въехать в день выборов и проголосовать…
Емельянов:
- Потенциально с пророссийскими настроениями, ну, или, как минимум, нейтральными.
Холмогоров:
- Да, совершенно верно. Но в любом случае, конечно, на украинскую политическую ситуацию эта история окажет свое влияние, потому что вот голоса этой категории населения, то есть, понятно, что далеко не сто процентов тех лиц, которые работают в России, которые зарабатывают тут деньги, при этом являются пламенными сторонниками российско-украинского сближения. Достаточно много среди них и антироссийски настроенных лиц, которые думают, ну а чего, я при этом еще с москалей возьму немного денег. Но все-таки основная масса - да, это сторонники максимального налаживания отношений по обе стороны границы. И, конечно, их воздействие на выборы будет довольно серьезное, если им будут пытаться отрезать прямой путь на территорию Украины, то это будет говорить о том, что страхи режима Порошенко серьезные, они уже боятся даже этих людей.
Емельянов:
- Ну да, в заявлении полно политики, но нет никакой экономики, потому что, по данным администрации железнодорожного транспорта Украины, самым прибыльным украинским поездом в 2017 году стал состав Киев-Москва – он принес почти 6 миллионов долларов прибыли - при том, что украинские железные дороги убыточны.
Холмогоров:
- Вот у нас уже включились слушатели, между прочим, с Украины, судя по номеру. «Здравствуйте, все гораздо проще. Перестав использовать железнодорожный транспорт, эти 4 миллиона пересядут в маршрутки-бусики по 12 человек. А кто ж курирует эти маршруты, как, например, поездки в Крым, Ростов, Москву и т.д.?» Это факт, действительно. Но этот факт, как мы понимаем, говорит о деиндустриализации, в общем-то деградации инфраструктуры Украины, что там действительно постепенно все такие высокоуровневые формы транспорта начинает вытеснять вот этот автобус, совершенно примитивный и мафии, которые все это дело контролируют. То есть, скоро следующая стадия будет, видимо, - пересесть на лошадей, а потом на осликов, а потом, видимо, на ездовых собак, которые в такой ситуации распространятся все больше и больше… дворняжек запрягаешь и едешь там от Киева до Житомира. А вот в Житомире как раз в этом году объявили Год Бандеры… И так на бедной Украины каждый год – год Бандеры – зачем еще дополнительно его объявлять?
Емельянов:
- Да, и нашли город, где это можно объявить… А мы дозвонились Денису Олеговичу Денисову, директору института миротворческих инициатив и конфликтологии. Добрый вечер. Денис Олегович, как вы полагаете, эта идея осуществима в ближайшее время?
Денисов:
- Безусловно, осуществима. Ведь мы знаем, что подобного рода абсурдные инициативы озвучивались представителями украинской власти, начиная с 2014 года. Им же удалось прекратить авиасообщение. Они же попытались реализовать максимальный режим для ограничения передвижения граждан Украины и России между государства, так почему же они не могут сделать и подобного рода блокаду теперь уже по железнодорожному сообщению? Мы же прекрасно понимаем, что здесь подобные решения принимаются не в рамках какой-то здравой логики или экономической целесообразности, а просто исходя из политической воли и тех или иных популистских политических дивидендов. Ведь по сути мы знаем, что российско-украинское направление для украинской железной дороги это чуть ли не единственное направление, которое приносит доход, а все остальные являются убыточными – и это официальная статистика как раз украинской железнодорожной компании. Тем не менее, политические мотивы значительно превалируют и над здравым смыслом, и над экономической целесообразностью, но здесь уже такова структура нынешнего политического режима на Украине и от этого нам пока никуда не деться.
Емельянов:
- Вы полагаете, что это может быть сделано до президентских выборов в марте следующего года?
Денисов:
- Это вполне возможно будет реализовать в течение двух недель, здесь нет каких-то временных ограничений. Главное, чтобы высшее политическое руководство государства это поддержало, но, как мы видели с авиасообщением, подобная инициатива была поддержана… Ведь, по сути, украинская власть в таких решениях никогда не ориентируется на интересы обычного гражданина, простого народа, а исходит из своих узкополитических интересов и предполагаемой уже политической воли.
Холмогоров:
- Ну да, принцип «назло москалю отморожу чуб» это абсолютно вот принцип той украинской политики, которая проводится, по меньшей мере, с 2014 года, а на самом деле и раньше гораздо. Вот у нас тут еще несколько замечаний на тему того, на чем теперь, видимо, будут передвигаться граждане Украины. Там традиционно ездили на волах. А кто-то еще смотрит на дело оптимистически – «чем больше маршруток, тем больше рабочих мест для водителей». А вот, знаете, например, если рикши завести – один едет, а другой его толкает перед собой, то рабочих мест будет еще больше. Понимаете, вот в чем ужас… А ведь еще не так давно территория Украинской ССР это была территория самого крупного в мире промышленного района – там не только уголь, не только сталь, это высокоточная электроника, в Николаеве авианосцы строили! А сегодня мы обсуждаем – поедут люди на автобусах, на волах или на рикшах, или на чем-то еще, мы слушаем о том, как с Карпат срубили весь лес, продавая этот кругляк в Европу, слушаем про борьбу между собой банд, копающий янтарь… То есть, впервые на наших глазах целая развитая страна, причем, в Европе, перешла не то что от индустриального строя к рабовладельческому, а от производящего хозяйства к присваивающему. Знаете в чем разница? В том, что производящее хозяйство – это когда человек собственными руками из материала изготавливает новые вещи. А вот присваивающее – это как у охотников и собирателей: грибы, ягоды собрал и т.д. Янтарь собрал, лес срубил – то есть, то, что природа вырастила, без участия человека, а человек может вот только присвоить и как-то использовать. Представляете вот уровень деградации, на который столкнули часть нашего народа…
Емельянов:
- На этой неделе будет юбилей у двукратного президента Украины Леонида Кучмы. 80 лет исполняется Леониду Даниловичу. Причем, это же классический красный директор, сын сержанта Красной армии, человек, который прошел все ступеньки ракетостроения, был лауреатом Ленинской премии и на съездах КПСС заседал, и был секретарем парткома, и был гендиректором крупнейшего ракетостроительного предприятия, а потом стал президентом самостийной Украины и в общем-то при нем начались процессы, которые, к сожалению, сейчас привели к тому, о чем мы говорим.
Холмогоров:
- Причем, шел он в качестве такого пророссийского кандидата. То есть, у нас все время один и тот же лохотрон реализовывался. Что сначала мы поддерживали Кравчука против Черновола, думая, что уж Кравчук-то бывший коммунист, будет более пророссийский, промосковский и т.д. Потом поддерживали Кучму против Кравчука. Победил Кучма, тоже все думали, что сейчас вот Россия и Украина сольются в братских объятиях. Ничего подобного! Вот единственное, что Янукович казался более пророссийским, чем все прочие скинувшие его силы, и в результате они его скинули, а Россия все надеялась на то, что он как-то будет проводить наши интересы, ну и закончилось тем, чем закончилось…
Емельянов:
- Надо отметить, что на самом-то деле Кучма смог побороть те некоторые отрицательные тенденции, которые были в экономике страны и стабилизировал, во всяком случае, насколько это было возможно в 90-е годы, инфляцию и в принципе деятельность его экономическую оценивают положительно. А вот деятельность политическую…
Ну, просто в нескольких штрихах опишем, что же было при Кучме на Украине. Была введена гривна при нем в 1996 году, он закрыл Чернобыльскую АЭС, в 2000 году при нем достроили четыре блока другой атомной электростанции. Они считают, что они запустили своего первого астронавта на Колумбии в 1997 году. И при нем на самом деле был зафиксирован достаточно приличный рост в начале 2000-х, уже во второй его срок. Но при нем же была подписана хартия об особом партнерстве Украины и НАТО – 9 июля 1997 года. Что характерно, она была подписана буквально через месяц после того, как с Борисом Ельциным Леонид Кучма подписал договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве. То есть, он был такой равнонаправленный, равновеликий, то есть, он понимал, что нужно дружить и с западом, и с востоком, или он был просто хитрым?
Холмогоров:
- Прежде всего, давайте вспомним, что первый срок правления Кучмы проходил при Ельцине. Скажем, у него перед глазами был пример Лукашенко, который рвался всячески в состав России, а мы вспомним, что первые годы Александр Григорьевич просто фактически стучался в двери, это сейчас он как-то странно, двусмысленно себя ведет, а тогда он буквально стучался с братскими объятиями, а в ответ ему строили козью морду. То есть, подписали, конечно, какое-то Союзное государство, но так вот подписали, как отмахнулись. То есть, у Кучмы в этом смысле не было никаких внутренних мотиваций для того, чтобы Украина была пророссийской. Там не антироссийская, там паслись вот все эти радикально-националистические силы где-то вот на границах политической маргиналии, и им было нормально, спокойно, хорошо и т.д. А ситуация изменилась после 2000 года. Появился в России Путин, изменились настроения и Россия начала вспоминать постоянно, и в обществе начали вспоминать, и в нашей власти начали вспоминать, а почему, собственно, Украина в каком-то совершенно отдельном состоянии, а почему у нас все накаляются и накаляются отношения между западом и Россией, а вот Украина как-то вот непонятно, с кем вы, мастера-кобзари. И Кучме пришлось выбирать. И вот тут действительно выяснилось интересное. Что все это прошлое ракетчика, красного директора, лауреата Ленинской премии и т.д., оно все не играет никакой роли, а играет роль то, что человек находится во главе сепаратной и сепаратистской украинской элиты. Мне в свое время очень четко объясняли, еще году в 2000-2001-м, когда звали поработать на украинских выборах, я категорически отказался, сказал – нет, в России я готов немножко пополитетхноложествовать, а вот там – нет. Звали. Знаешь, говорят, почему никогда Украина не вернется в состав России? А потому, что каждый мелкий кулик в Киеве отлично знает, что вот там он на первом месте, там он суперзвезда, там он действительно часть элиты, а, представьте себе, кем он будет в большой России? Ну, действительно, скажем, один из тысяч наших региональных элит как бы попадает на соответствующий уровень наверх. А тут у них целое большое, как тогда казалось, богатое, развитое государство, которое идет прямым курсом в Европу, оно у них в руках. Понятное дело, что отдавать все это москалям они не хотели. Поэтому Кучма тогда и сформулировал этот принцип «Украина – не Россия», написал огромную, совершенно неудобоваримую книжку на эту тему с повторением таких задов украинского национализма совершенно. Ну а вскоре выяснилось, что нельзя вот так усидеть на двух стульях и что действительно уже настоящие, конкретные с выпученными глазами украинские националиты-необандеровцы пришли к власти. Сначала в таком, как мы теперь понимаем, лайтварианте в виде Ющенко, а теперь вот в виде этой постмайданной сволочи.
Емельянов:
- Ну, он же не мог этого не видеть. Наступления этих людей.
Холмогоров:
- Дедушка думал, что у него все схвачено. Он же был абсолютно уверен, что он без проблем передаст власть Януковичу, а потом все взяло и поплыло. А оно все взяло и поплыло, потому что, ну, надо понимать, я когда впервые оказался в Киеве, я сформулировал такой принцип украинской политики, посмотрев на тамошние митинги – кожна влада злачинно. То есть, каждая власть – она злодейская. Вот каждая следующая власть, которую имеет перед умственным своим взором щирый украинец, она по определению злодейская и плохая, и ее нужно сменить на следующую. То есть, это политика перманентной анархии, они не могут остановиться.
Емельянов:
- То есть, преемственности политической традиции нет?
Холмогоров:
- Абсолютно. То есть, если Москва – это в общем-то 600-летняя непрерывная политическая традиция, которая с Даниила Московского на самом деле никуда не девалась… Да, конечно, в ХХ веке с этой традицией много происходило всяких приключений, но, заметим, как мы быстро психологически восстановили, что сегодня уже Путин ощущает себя полноценным продолжателем традиции власти царей, и никуда от этого не деться. То есть, у нас, у москаля государственность в крови – это то, что вот эти всякие необандеровские болтуны с их телевидением называют, что москали все по природе рабы. То есть, это значит, что, что называется, мы привыкли чистить зубы и убирать за собой. А вот когда остается, что называется, действительно, наша малороссийская часть нашего русского народа, вот варится сама собой, у них получается все время Гуляй поле. Но дело в том, что в Гуляй поле можно грабить до тех пор, пока стоят кругом фермы немецких колонистов, помещичьи усадьбы и т.д. Пока есть что грабить, Гуляй поле возможно, а как постоянный образ жизни Гуляй поле невозможно в принципе. Поэтому мы наблюдаем то, как стремительно на наших глазах Новороссия, которую создали Потемкин и Екатерина Вторая, кого они только ни собрали, со всего мира собирали туда колонистов, превращается в Дикое поле, назад.
Емельянов:
- Надо напомнить, что мало кто уже сейчас может, наверное, восстановить в памяти, что еще в 1997 году именно Кучма был одним из инициаторов того, чтобы был создан ГУАМ. Что это такое? Это структура, которая объединяла Грузию, Азербайджан, Молдавию, позже Узбекистан, при лидерстве Украины. То есть, фактически это была альтернатива СНГ. Еще в 1997 году он это создавал.
Холмогоров:
- Вот у меня есть одна такая ранняя книжка под названием «Защитит ли Россия Украина?», как раз про украинскую политологию эпохи первого майдана, я там сформулировал такой термин – санитарная империя. То есть, вот такое единое политическое пространство, которое должно сформироваться на западной границе России, вот в этих лимитрофных территориях и полностью вот как такая прокладка-блокиратор, блокировать Россию от всяких передвижений, чтобы у нас никакой транспортной связи прямой с западом не было, чтобы в случае каких-то конфликтов тоже не было. И они долгое время пытались выстроить вот эту санитарную империю – скажем, российско-грузинский конфликт, 10-летие которого сегодня отмечается – он тоже туда же. Попытки отрезать нас от Крыма – туда же. И в 2014 году Россия в общем-то нанесла этой санитарной империи смертельный удар. То есть, кольцо оказалось прорвано в центральном решающем месте, каким является Крым. И, наоборот, сама она рассечена на куски и мы видим, как Украина потеряла смысл своего существования, который она начала видеть в последние годы именно в том, чтобы блокировать Россию. Белоруссия начинает ставить вопрос – а выживет ли она вообще как независимое государство? Грузия пытается определиться, то ли они хотят в НАТО, то ли они хотят дружить с российскими туристами.
Емельянов:
- Но печально, что именно при нашем юбиляре, при Леониде Кучме, начали формироваться те силы, которые потом, в начале 2000-х, мы увидим на Северном Кавказе, а в 2008-м, к сожалению, представители этих крайне националистических сил принимали участие в тех событиях, которые потом были названы пятидневной войной или войной 08.08.08, о чем мы и собираемся поговорить. Наши спецкоры Дмитрий Стешин и Александр Коц 10 лет назад были по обе стороны границы, по обе стороны войны, которая началась с обстрелов Грузией Цхинвала и нашего миротворческого контингента, который стоял там в буферной зоне. К сожалению, тогда погибло много людей – погибли наши военнослужащие, погибли грузины, в том числе, мирные жители. Это была короткая, но жесткая война. Как вы полагаете, Егор, вот если бы, если бы… вот сегодня, например, Медведев сказал, что этой войны могло бы и не быть – я, честно говоря, не очень понял, что он имел в виду?
Холмогоров:
- Как бы Саакашвили предлагали много разных вариантов, а он вместо этого пошел на прямую откровенную агрессию, на которую Россия не могла не ответить, даже, скажем, если бы вот представить себе, что там Москва не очень хотела эти территории защищать бы. И то бы в этой ситуации при таких бы вводных все равно вынужден был бы быть предельно жесткий ответ Москвы, потому что перед такой агрессией капитулировать, пойти на какие-то уступки, вот просто смотреть, как расправляются с людьми, это значило бы признать себя жертвой в геополитическом масштабе. То есть, собственно, главный такой вот геополитический вывод из этой войны, международной, не касающийся конкретных кавказских отношений, - это то, что в 2008 году Россия показала, что период, когда она в международной вот этой политике является жертвой, за счет которой решаются какие-то другие проблемы и чьи-то реализуются другие программы, он закончился. Больше жертвой мы никогда не будем. Вот, к сожалению, или к счастью, натовцы и ЕС недостаточно хорошо усвоили этот урок, после чего была затеяна история с майданом в 2014 году и вновь мы четко показали, еще более жестко, но в еще большей степени в наших интересах, что мы жертвой не будем больше уже никогда. И это главный вывод августа 2008 года.
С другой стороны, на самом деле, достаточно жесткий урок, который наша армия преподнесла вот этой обученной по натовским меркам, снабженный всевозможными украинскими зенитчиками и т.д., грузинской армии. Потому что там все было новенькое, все было с иголочки, все было заточено на то, чтобы показать превосходство вот этих молодых волков над трухлявой Россией, как тогда считалось.
Емельянов:
- Но надо признать, что в 58-й армии действительно техника была не ахти, там глохли наши танки…
Холмогоров:
- Совершенно верно, там и солдаты и офицеры попадали в тяжелые ситуации, и генералы. Но, как бы, по счастью, наша армия в целом все равно несопоставима, более мощная и боеспособная, но очень хорошо то, что вот эта война как бы подхлестнула решение о перевооружении, о перекомплектовании нашей армии. Вот сколько бы там ни ругали после этого и до сих пор порой его поминают злым словом Сердюкова и т.д., тем не менее, этот мебельщик вот как-то армию нашу переделал и в 2014 году мы увидели уже совершенно другую армию, совершенно другие вооруженные силы. Другой уровень оснащенности, другой уровень боеспособности, а мне один чиновник тогда рассказывал, вот вскоре после 2008 года – слушайте, говорит, вот вы ругаете Сердюкова, а при нем наконец-то летчикам зарплаты стали платить, а до этого летчики жили вообще неизвестно на что и неизвестно как. А я смотрю со своей колокольни. Как бы я не летчик, не военный, я сугубо штатский пропагандист и агитатор, я вспоминаю, как в 2008 году наша пропагандистская система, когда все эти события начались, зависла. Все сидели и ждали каких-то указаний и не могли никак среагировать на то, что происходило. Работали буквально единичные, штучные издания, среди которых была «Комсомолка», заметь. Но основная часть системы зависла и замолчала.
Емельянов:
- Ну, потому что это был шок – война с другим государством – впервые в новейшей истории.
Холмогоров:
- Формально-то войны-то даже еще не было… Я сравниваю все-таки эту ситуацию с 2014 годом, когда вот никакой такой паузы на тему Крыма не было. То есть, были противники, были сторонники, были противники, перековывавшиеся в сторонников на ходу, было, к сожалению, и наоборот, но вот паузы системы, которая не знает, как реагировать на политическую ситуацию, сложную, международную, ее не было совсем. Я тогда, будучи одним из тех людей, который работал с первой минуты без приказа, получил потом даже такую как бы неформальную благодарность от руководства – именно за то, что не сидел и не ждал, пока кто-то мне позвонит и сверху спустит какую-то методичку, которую мне никогда никто и не спускал, в то время, как остальные сидели и ждали. И эта история, она была краштестом, что называется, для нашего государства. То есть, способны мы как-то всерьез функционировать в условии небольшого, но достаточно значимого локального конфликта или нет?
Емельянов:
- А в чем больше была уверена Грузия? В том, что ее поддержат США или НАТО в какой-то своей части? Или в том, что ее войска настолько прекрасно подготовлены американскими инструкторами за предыдущие годы, что русские войска рассыпятся?
Холмогоров:
- Знаете, они все, начиная с Гитлера, а на самом деле еще до Гитлера, уверены в одном и том же. Они все верят в то, что Россия это колосс на глиняных ногах, это такая несчастная страна, в которой жители отчаянно ненавидят свою родину, не хотят для нее ничего делать, а при первом же ударе рассыпятся во все стороны и т.д. Определенные основания как бы так считать у них были. Потому что они смотрели, скажем, на ситуацию, которая развивалась перед этим в Чечне, - извне. То есть, постоянно там подставленные подразделения под гибель, взятые города, которые потом сдают… То есть, они, глядя на эту коррумпированную армейскую систему, скажем, при Ельцине в 1996 году и на то, с каким трудом все-таки в 1999-м мы с этой ситуацией справились, мобилизовав все силы. Они думали, что Россия посыплется, то есть, они не осознали, что вот уже к 2008 году мы проделали достаточно серьезный путь в нормализации и на полном серьезе представляли себе, что они нанесут молниеносный такой блицкриг, все это захватят, все это зачистят, а дальше вот уже Россия подумает – а зачем нам лезть в эту ситуацию? – и не полезет.
Емельянов:
- А почему танки 58-й армии Северокавказского военного округа, которые освобождали Южную Осетию и шли в сторону Тбилиси, до столицы Грузии не дошли? И нужно ли было до нее доходить?
Холмогоров:
- А какая была бы политическая цель взять Тбилиси? То есть, что называется, повесить Саакашвили? Конечно, это было бы красиво, но лишило бы нас массы веселых минут на Украине сейчас. Он там довольно безвредный, зато очень смешной. Ну, а если серьезно, понимаете, беда в том, что тогда еще над нашей политической элитой, кажется, давлела идея, что называется, беловежского консенсуса. Что вот мы согласились на распад нашей страны и мы как бы не выходим за рамки тех административных границ Советского Союза, которые были на момент распада СССР. Сейчас и, собственно говоря, самым важным вот еще в этой войне было то, что мы чуть-чуть тогда после нее, когда было принято все-таки в Кремле решение признать Абхазию и Южную Осетию в качестве суверенных независимых государств, - вот сейчас у меня у детей висит на стене новейшая политическая карта России и там есть Абхазия и Южная Осетия, как независимые государства, там есть еще, конечно, и зоны конфликтов… наряду, например, там с Западной Сахарой нарисованы ДНР и ЛНР на этой картой – то есть, это как бы такие основательно подошедшие к делу составители, но мы впервые показали, что, скажем, святыни декабря 1991 года, геополитические святыни, они для нас уже не совсем святыни. А в 2014 году – видите, мы все время приходим к 2014-му – то, что тогда обозначилось, в 14-м реализовалось в полной степени. И мы в 2014 году увидели уже то, что Россия может очень серьезно наплевать на этот беловежский порядок, а, собственно, на него и нужно наплевать. Я жалею, что мы в 2014 году не наплевали на него еще сильнее, но, может быть, еще в какой-то момент и наплюем.
Емельянов:
- То есть, все-таки можно считать, что мы были правы, что не стали усугублять?
Холмогоров:
- Грубо говоря, в Тбилиси мы, конечно, не вошли, но мы, вместо Тбилиси, вошли в Симферополь и Севастополь, а это гораздо лучше.
Емельянов:
- Ну да. А теперь на Кавказе есть буферная зона и, если Грузия вступит в НАТО, то есть независимая маленькая, но гордая республика, где стоит четвертая российская военная база, мощная, сильная, и американские танки, которые катаются по местным дорогам, эту базу видят очень хорошо.
Украина хочет прервать железнодорожное сообщение с Москвой.По сути дела. Егор Холмогоров. В студии ведущий Игорь Емельянов. Известный политолог Егор Холмогоров обсуждает, как это отразится на миллионах работающих в России украинцев, а также почему Леонид Кучма став президентом, начал превращать Украину во врага России и вспомнит грузино-осетинскую войну 08.08.08 г.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

180
Похожие новости
16 ноября 2018, 19:21
17 ноября 2018, 11:51
17 ноября 2018, 09:21
17 ноября 2018, 03:51
17 ноября 2018, 14:51
16 ноября 2018, 19:21
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
17 ноября 2018, 09:21
17 ноября 2018, 09:21
17 ноября 2018, 00:51
16 ноября 2018, 22:21
17 ноября 2018, 03:51
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 ноября, 07:21 400
10 ноября, 23:21 362
10 ноября, 17:21 365
12 ноября, 16:21 340
13 ноября, 14:21 300
12 ноября, 10:21 395