Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

У мигрантов отняли рабочие места и шенген: прежняя жизнь Прибалтики кончилась

В четверг, 23 апреля, международный медиа-клуб «Импрессум» (Таллин) проведет онлайн-встречу с президентом Российской ассоциации прибалтийских исследований (РАПИ), доктором экономических наук Николаем МЕЖЕВИЧЕМ. Темой беседы станут отношения Эстонии и других стран ЕС с Россией в условиях пандемии коронавируса. Поможет ли общая беда «перезагрузить» отношения соседних, исторически связанных друг с другом стран, каковы будут экономические последствия пандемии и какой выйдет из нее Европа, Николай Межевич рассказал аналитическому порталу RuBaltic.Ru.
— Г-н Межевич, есть ли понимание относительно того, какой будет экономика ЕС после выхода из сложившегося кризиса?
— На сегодняшний день никто не знает, какие товары будут нужны, где они найдут своего покупателя, поскольку все производственные цепочки фактически разрушены. Вероятнее всего, мы увидим новые цепочки, но какими они будут, не знает никто.
Система, которую мы знали до 2019 года включительно, очень медленно развивалась и формировалась, и на каком-то этапе она стала рассматриваться как что-то законченное.
Но теперь она таковой не является: мы погрузились в новый большой хаос.
Поэтому ясности насчет того, как будет выглядеть европейская экономика, у нас нет.
— Если акцентировать внимание на странах Балтии, каких экономических последствий им стоит ожидать?
— Естественно, последнее умозаключение относится также к Эстонии, Латвии и Литве. Это три небольших страны с общим населением в размере чуть менее половины Пекина.
В страны Балтии, прежде всего в Литву и Латвию, вернулись десятки тысяч граждан, которые до этого достаточно прочно чувствовали себя в европейских странах: Германии, Ирландии, Великобритании и так далее.
Обратно вернуться к своим рабочим местам они не могут, потому что, во-первых, шенгена больше нет, а, во-вторых, не факт, что эти рабочие места сохранились.
Так что этим людям придется искать работу по месту жительства.
В Эстонии сейчас растет безработица, но в то же время фирмы, работающие в сферах сельского хозяйства и строительства, заявляют: «Дайте нам рабочие руки!» Но есть нюанс: если вы привыкли работать в сфере, предполагающей квалификацию на уровне выше среднего, то у вас уже отсутствует желание идти на ферму или класть кирпичи на стройке.
И это вполне логично. Эти работы выполняли другие люди, приехавшие, скажем прямо, с Украины и вернувшиеся обратно, создавая проблемы там.
Потому вся эта цепочка, ставшая привычной за последние десять-пятнадцать лет, разрушилась. И никто в Эстонии, Литве, Латвии не представляет, что будет, когда эпидемия отступит.
Но можно предполагать, что будут серьезные масштабные изменения.
— Скажется ли кризис, вызванный пандемией коронавируса, на объеме дотаций ЕС в поддержку стран Балтии?
— На эту тему будет много спекуляций. Я готов опровергнуть тезис о том, что Брюссель оставит Прибалтику. Он ее не бросит. Эстония, Латвия и Литва — вполне устоявшиеся члены Европейского союза, и Брюссель будет оказывать им помощь.
Но при этом я очень сомневаюсь, что стоит ожидать продолжения абсолютно безумного, фантастического проекта Rail Baltica.
Помощь Евросоюза будет рациональнее и сбалансированнее, поэтому она не будет включать проекты, которые на русском языке оценивают не иначе как «с жиру бесятся».
Их больше не будет. Поэтому я не верю в проект Rail Baltica. Я, к примеру, даже бесплатно не взял бы акции этого предприятия, потому что исключаю возможность его успешной реализации.
— На фоне общей глобальной проблемы возможно ли реальное налаживание отношений между Российской Федерацией и странами Балтии, представляющими традиционно антироссийскую политику?
— Очень хотелось бы, но шансов мало. Слишком долго формой их рационального поведения было обвинение России во всем.
Наряду с этим количество людей, считающих прибалтийский опыт положительным, у нас существенно уменьшилось.
Если еще двадцать лет назад присутствовал балтооптимизм, то сегодня уже преобладает балтоскептицизм.
Мы уже не верим, что удастся вернуть кооперацию в сферах промышленности, транзита и ряда других. Кроме того, оснований говорить, что политика стран Балтии в отношении России изменится, у меня нет.
— Если подняться на более высокий уровень отношений между Россией и ЕС, можно ли прогнозировать сценарий хотя бы временного прекращения экономического противостояния между Западом и Российской Федерацией, а также снятия обоюдных санкций?
— Как говорил Станиславский: «Не верю». Любое запретительное решение принять гораздо легче, чем разрешительное. Европейский союз попал в ловушку: ввести санкции очень легко, а отменить — нет. Потому что в этом случае придется ответить, почему их вводили, что изменилось и так далее. В этой связи я далек от оптимизма в данном вопросе.
— Коронавирус вскрыл многие проблемы Евросоюза. После окончания пандемии стоит ли ожидать децентрализации данного объединения? Или, напротив, общая проблема скрепит единство ЕС?
— Однозначно последует децентрализация, но в какой степени, я ответить не могу.
Точно не будет прежнего Европейского союза, который думает об Украине и Грузии.
Этого не будет, но стоит ожидать работы над ошибками.
Считалось, что Евросоюз не может столкнуться с проблемами, просто потому что такого не может быть, но это произошло. И все проблемы, о которых говорят сегодня, были еще до коронавируса. Вспомните, как закрывались границы из-за беженцев.
— Еще в прошлом году представители европейских стран рассуждали на тему того, кто получит большие выгоды от реализации мегапроекта «Новый шелковый путь». Можно ли заявить, что эти дискуссии еще не в скором времени приобретут прежнюю актуальность?
— Безусловно, концепция «Нового шелкового пути» откладывается в своей реализации по целому ряду причин. Во-первых, Китай начинает восстанавливаться, но это затянется, по моим оценкам, как минимум до конца года.
Во-вторых, европейские страны, потребляющие продукцию, произведенную в Китае, даже не думают о восстановлении, потому что сейчас у них самый острый период кризиса.
Соответственно, если в Китае происходят сложности с производством товаров, то у европейцев — проблема с потреблением.
— Как Вам видится развитие в условиях коронавируса Союзного государства России и Беларуси, учитывая недавние резкие замечания Александра Лукашенко, адресованные российскому руководству?
— Когда приходится слышать острые заявления эстонского или литовского политика, я уже много лет не удивляюсь. Чего, к примеру, можно ожидать от господина Витаутаса Ландсбергиса? Что он будет на старости лет петь «Подмосковные вечера»?
Что же касается наших друзей и братьев белорусов, то они все равно таковыми остаются.
Безусловно, мы сейчас наблюдаем политизацию процессов, происходящих в Союзном государстве. И для этого, если быть честными, есть определенные предпосылки.
Существует актуальная для России проблема нефти, поскольку цены на нее низкие. Но эта проблема также злободневна и для Минска, потому что соответственно и стоимость нефтепродуктов, которые он экспортирует, также упала. Поэтому мы в постоянном кругу проблем, и в этих условиях, к сожалению, обвинить соседа проще, чем искать объективные причины складывающейся ситуации.
Но я абсолютно уверен, что и мы, и наши белорусские друзья преодолеем трудности, несмотря на политический процесс: близятся выборы в Республике Беларусь, у нас нужно принимать окончательные решения по Конституции. Но нервная обстановка, конечно, есть.
При этом я бы не сказал, что в отношениях наших стран трудности более глубокие, чем, к примеру, между Италией и Германией.
В Москве и в Минске может показаться, что происходит что-то особое в их двухсторонних отношениях, однако полемика между Римом и Берлином гораздо более жесткая, но они с этим как-то живут.
— Коронавирус уже спровоцировал глобальный экономический кризис, который, как показывает история, к сожалению, нередко становится предтечей для военных конфликтов. Стоит ли ожидать резкого усиления конфронтации в разных частях земного шара?
— Кризис — это основание, чтобы искать виновного.
К примеру, наши американские соседи основного виновного в лице Китая уже нашли.
У условной Бразилии может найтись свой враг, у Эквадора — свой. Сама по себе подобная идея поиска причин происходящего в каком-то заговоре или внешней угрозе вытекает из человеческой природы.
Вы можете стать зрителями и даже участниками онлайн-встречи с Николаем Межевичем 23 апреля. Для этого нужно зайти на канал клуба «Импрессум» в YouTube. Начало трансляции в 12:00.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

515
Похожие новости
24 сентября 2020, 11:36
22 сентября 2020, 10:06
25 сентября 2020, 10:06
28 сентября 2020, 10:36
23 сентября 2020, 10:36
24 сентября 2020, 09:36
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
30 сентября 2020, 11:36
30 сентября 2020, 09:36
30 сентября 2020, 09:36
30 сентября 2020, 07:36
30 сентября 2020, 11:36
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
28 сентября, 08:06 973
25 сентября, 10:06 926
24 сентября, 04:06 1146
24 сентября, 09:36 1048
24 сентября, 20:36 973
26 сентября, 00:06 925