Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

The New York Times: Самая крупная утечка информации за всю историю Фейсбук

По данным СМИ, британская аналитическая компания Cambridge Analytica при помощи сбора личных данных пользователей соцсетей, взяток и компромата повлияла на ход более чем 200 выборов в разных странах мира
Когда стартап «Кембридж Аналитика» (Cambridge Analytica), специализирующийся на составлении профилей избирателей, готовился в 2014 году заняться американскими промежуточными выборами, у него возникла проблема.
Эта фирма получила 15 миллионов долларов инвестиций от богатого республиканского донора Роберта Мерсера и начала обхаживать его политического советника Стивена Бэннона, обещая ему инструменты, позволяющие выявлять особенности характера американских избирателей и влиять на их поведение. Но у фирмы не было данных, чтобы заставить заработать этот ее новый продукт.
Поэтому «Кембридж Аналитика» начала собирать частную информацию из профилей в Фейсбук, и собрала данные на 50 с лишним миллионов пользователей, сделав это без их разрешения, о чем сообщили бывшие сотрудники компании и ее партнеры, и о чем свидетельствуют документы. Получается, что это была одна из самых крупных утечек информации за всю историю социальной сети. Взлом позволил фирме использовать деятельность в Фейсбук огромного количества частных лиц из числа американского электората, а также разработать методы, которые легли в основу ее работы во время кампании Трампа в 2016 году.
Расследование, проведенное «Нью-Йорк Таймс» и «Обсервер оф Лондон», показывает, как «Кембридж Аналитика» задействовала на рынке мощное новое оружие. Из-за этого данная фирма, а также богатые консервативные инвесторы, стремившиеся повлиять на политику, оказались в центре пристального внимания следователей и законодателей по обе стороны Атлантики.
Кристофер Уайли, участвовавший в создании этой компании и работавший там до конца 2014 года, так сказал о ее руководстве: «Для них правила не имеют никакого значения. Для них это война, на которой любые средства хороши».
«Они хотят вести культурную войну в Америке, — добавил он. — А «Кембридж Аналитика» должна была стать оружейным арсеналом для ведения этой войны».
Подробности о том, как «Кембридж Аналитика» получала и использовала данные из Фейсбук, несколько раз всплывали на поверхность после того, как фирма начала работать над кампанией 2016 года. Они вызвали острые дебаты о достоинствах так называемого психографического моделирования, которое использовала компания.
Но прежде мы не знали, в каких колоссальных объемах осуществлялась кража данных об американцах, и Фейсбук до недавнего времени не признавала сам факт этих утечек. Интервью, проведенные с несколькими бывшими сотрудниками и подрядчиками, а также анализ электронной переписки и документов фирмы показали, что «Кембридж Аналитика» не только использовала частную информацию из Фейсбук, но и до сих пор владеет всем этим массивом данных или большей его частью.
Фирма платила за получение персональных данных через постороннюю аналитическую компанию, которая утверждала, что собирает их в научных целях.
Когда «Нью-Йорк Таймс» начала свое расследование, Фейсбук попыталась преуменьшить объемы утечек и усомнилась в том, что эти данные по-прежнему находятся у нее. Но в пятницу эта социальная сеть разместила в интернете заявление, в котором выразила тревогу и пообещала принять меры.
«Это была афера и обман», — отметил в пятницу в своем заявлении для «Нью-Йорк Таймс» вице-президент и заместитель главного юридического советника Фейсбук Пол Груол. Он добавил, что «Кембридж Аналитика», Уайли и американский исследователь из России Александр Коган удалены из Фейсбук. «Мы предпримем любые необходимые шаги, чтобы раз и навсегда удалить эти данные. И мы примем меры против всех виновных сторон», — добавил Груол.
Руководитель «Кембридж Аналитика» Александр Никс и прочие официальные лица неоднократно отрицали факт получения и использования данных из Фейсбук. В последний раз они сделали это в прошлом месяце на слушаниях в парламенте. Но в своем заявлении для «Нью-Йорк Таймс» компания признала, что получала эти данные, однако тут же обвинила Когана в нарушении правил Фейсбук и отметила, что удалила всю информацию два года назад, как только узнала о существовании такой проблемы.
В Британии «Кембридж Аналитика» грозят параллельные расследования парламента и государственных нормативных органов, у которых есть подозрения, что эта фирма проводила незаконную работу в ходе кампании перед британским референдумом по Брекситу. В стране действуют очень строгие законы о неприкосновенности частной жизни, и уполномоченная по вопросам информации заявила в субботу, что изучает вопрос о том, не были ли данные Фейсбук «приобретены и использованы в нарушение закона».
В США дочь Мерсера Ребекка, член правления Бэннон и Никс получали уведомления от своего адвоката о том, что они не должны пользоваться услугами иностранных сотрудников в политических кампаниях, поскольку это противозаконно. Об этом свидетельствуют корпоративные документы и бывшие сотрудники.
Следователи из конгресса спрашивали Никса о роли фирмы в предвыборной кампании Трампа. А специальный прокурор Министерства юстиции Роберт Мюллер затребовал электронную переписку сотрудников «Кембридж Аналитика», которые работали на команду Трампа. Он сделал это в рамках своего расследования российского вмешательства в выборы.
Причины такого интереса Мюллера хранятся в тайне, однако документы, которые удалось посмотреть журналистам «Нью-Йорк Таймс», указывают на то, что британское отделение фирмы, согласно его утверждениям, работало в России и на Украине. А учредитель «ВикиЛикс» Джулиан Ассанж сообщил в октябре, что Никс обращался к нему во время кампании, надеясь получить частную электронную переписку, принадлежащую сопернице Трампа Хиллари Клинтон.
Документы вызывают новые вопросы относительно Фейсбук, которая уже подвергается резкой критике за распространение российской пропаганды и фейковых новостей. Собранные «Кембридж Аналитика» из профилей данные, часть которых удалось просмотреть журналистам «Нью-Йорк Таймс», включают персональную информацию о пользователях, о «друзьях» в сети о и «лайках». Лишь крошечная часть пользователей давала согласие на передачу информации о них третьей стороне.
«Защита информации о людях лежит в основе всего того, что мы делаем, — сказал Груол. — Не была взломана ни одна система, не был украден ни один пароль или секретные данные».
Тем не менее, он добавил: «Это серьезное нарушение наших правил».
Читая в умах избирателей
Уайли рассказал во время интервью, что когда Никс и несколько его коллег в конце 2013 года ужинали в «Палас-Отеле» в Манхэттене, французское вино лилось рекой. Повод для торжества у них был весьма основательный.
Нахальный бизнесмен Никс возглавлял небольшое подразделение по выборам в «Эс-Си-Эл Групп» (SCL Group), которая работала по политическим и оборонным контрактам. Большую часть года он пытался прорваться в новый и очень прибыльный мир политических данных, для чего взял на работу 24-летнего Уайли, у которого были определенные связи с ветеранами избирательных кампаний Обамы. Уайли хотел использовать психологические особенности избирателей, чтобы влиять на их поведение. Для этого он собрал целую команду из психологов и специалистов по обработке и анализу данных. Некоторые из них были связаны с Кембриджским университетом.
Эта группа проводила эксперименты за рубежом, в том числе, на Карибах и в Африке, где правила конфиденциальности не очень строги, а то и вообще не существуют. По словам ее бывших сотрудников, местные политики, пользовавшиеся услугами «Эс-Си-Эл Групп» с радостью предоставляли ей государственную информацию.
Затем случай свел Никса со смутьяном из «Брейтбарт Ньюс» Бэнноном, который позже стал советником штаба Трампа и Белого дома, а также с одним из самых богатых людей на земле Мерсером.
Никс с коллегами всячески обхаживал Мерсера, который считал, что многоопытная и высокотехнологичная компания может сделать его серым кардиналом в политике Республиканской партии. Они не обделяли своим вниманием и дочь Мерсера Ребекку, которая разделяет консервативные взгляды отца. Бэннона заинтриговала возможность использовать информацию о профилях пользователей для внесения изменений в американскую культуру и в политику США. Об этом рассказал и Уайли, и некоторые другие бывшие сотрудники фирмы, согласившиеся на интервью на условии соблюдения анонимности, так как они подписали соглашения о неразглашении информации. Бэннон и Мерсеры от комментариев отказались.
Мерсер согласился выделить часть средств на финансирование проекта стоимостью полтора миллиона долларов по опросу избирателей и по проверке психографических сигналов на выборах губернатора Виргинии в ноябре 2013 года. Там прокурор-республиканец Кен Кучинелли состязался с демократическим аппаратчиком Терри Маколиффом. Кучинелли проиграл, однако Мерсер все равно решил продолжать эту работу.
Он хотел получить результаты в кратчайшие сроки, и поэтому работы у фирмы прибавилось. В начале 2014 года инвестор Тоби Нойгебауэр и другие состоятельные консерваторы решили вложить миллионы долларов в президентскую кампанию сенатора из Техаса Теда Круза. Никсу очень хотелось получить эту работу.
Когда коллеги Уайли не смогли представить Нойгебауэру служебную записку с изложением сути своей работы, Никс устроил им суровый разнос по электронной почте.
«Это же ДВЕ СТРАНИЦЫ! Четыре часа работы максимум! По часу на каждого. Чем вы там занимаетесь?» — написал он.
Но у команды Уайли были проблемы посерьезнее. Чтобы создать психографические профили в общенациональном масштабе, нужны были данные, которые компания не могла собрать без огромных затрат. Обычно аналитические фирмы использовали результаты голосования и данные о покупках потребителей, чтобы спрогнозировать политические убеждения и поведение избирателей на выборах.
Но такие данные никак не помогали определить особенности психики и пристрастия человека, скажем, является ли он неврастеническим интровертом, религиозным экстровертом, здравомыслящим либералом или сторонником оккультизма. А согласно утверждениям «Кембридж Аналитика», именно такие психологические черты помогали создавать уникальные по своей силе средства для формирования политических сигналов и посланий.
Уайли нашел решение проблемы в психометрическом центре Кембриджского университета. Ученые из этого центра разработали методику определения черт характера на основе того, что людям нравится в Фейсбук. Исследователи платили людям небольшие деньги за проведение тестов и загрузку особого приложения, которое собирало частную информацию из их профилей и профилей их друзей, что в то время компании разрешалось. По словам ученых, такая методика позволяет сказать о человеке гораздо больше, чем это могут сделать его родители или другие близкие люди. Есть люди, которые оспаривают подобные утверждения.
Когда психометрический центр отказался от сотрудничества с «Кембридж Аналитика», Уайли нашел человека, согласного на совместную работу. Им оказался доктор Коган, который преподавал в университете психологию и знал об этой методике. Коган создал собственное приложение, а в июне 2014 года начал собирать данные для «Кембридж Аналитика». Компания оплатила все его расходы, составившие более 800 тысяч долларов, а также разрешила ему сохранить копию для его собственных исследований. Об этом свидетельствует электронная переписка «Кембридж Аналитика» и ее финансовая отчетность.
Коган сообщил Фейсбук и пользователям лишь то, что информацию он собирает в научных целях. Социальная сеть не стала проверять это его утверждение. Коган отказался сообщить подробности произошедшего, сославшись на соглашения о неразглашении с Фейсбук и «Кембридж Аналитика», однако заявил, что его программа — это «очень стандартное и простое приложение Фейсбук».
В итоге он передал фирме более 50 миллионов черновых профилей. Эту цифру подтверждает корпоративная переписка и один бывший коллега Уайли. Примерно в 30 миллионах профилей (эту цифру ранее сообщало издание «Интерсепт») содержалось достаточно информации (в том числе, о месте жительства), чтобы сопоставлять пользователей с другими записями, и на этой основе выстраивать психографические профили. Лишь 270 000 пользователей из числа участников исследования согласились на сбор данных о них.
По словам Уайли, данные из Фейсбук стали тем спасением, которое позволило его команде представить обещанные Мерсерам модели.
«Мы хотели получить максимум, — признался он. — И мы не задавали вопросов о том, откуда эти данные появились, и кто сказал, что мы можем ими пользоваться».
Никс рассказывает другую историю. Выступая в прошлом месяце в парламентском комитете, он назвал работу Когана «бесполезной».
Международные усилия
Когда Коган начал свою работу, Мерсер согласился вложить 15 миллионов долларов в совместное предприятие, в котором участвовало подразделение по выборам из «Эс-Си-Эл Групп». Партнеры изобрели запутанную корпоративную структуру, сформировали новую американскую компанию, которой почти полностью владел Мерсер, и получили лицензию на психографическую платформу, разработанную командой Уайли, о чем свидетельствуют документы компании. Бэннон, ставший членом правления и инвестором, придумал название «Кембридж Аналитика».
По сути дела, это была компания-пустышка. Согласно документам и информации бывших сотрудников, все контракты, которые получала «Кембридж Аналитика», зарегистрированная в штате Делавэр, обслуживала лондонская «Эс-Си-Эл», а контролировал их британский гражданин Никс, работавший на двух должностях в «Кембридж Аналитика» и «Эс-Си-Эл». В большинстве своем сотрудники и подрядчики «Эс-Си-Эл» были канадцы, как Уайли, или европейцы.
Но в июле 2014 года консультант компании американский адвокат Лоуренс Леви предупредил их, что такая схема может противоречить законам, которые запрещают участие иностранцев в работе, связанной с американскими выборами.
В своей служебной записке на имя Бэннона, Мерсера и Никса этот адвокат, работавший в фирме «Брейсуэлл и Джулиани», написал, что Никсу придется отказаться от «существенного участия в управлении», что касается клиентов, причастных к американским выборам. Эта аналитическая фирма должна была найти американских граждан или владельцев зеленых карт, написал Леви, чтобы те «вели работу и принимали решения, касающиеся предвыборной рекламы и расходов».
Летом и осенью 2014 года «Кембридж Аналитика» с головой окунулась в американские промежуточные выборы, мобилизовав подрядчиков и сотрудников «Эс-Си-Эл» со всей страны. Среди привлеченных к этой работе было мало американцев. А работы было немало: это и опросы общественного мнения, и группы для таких опросов, и разработка рекламы для специального комитета политических действий Джона Болтона, и консервативные организации в Колорадо, и кампания сенатора-республиканца из Северной Каролины Тома Тиллиса.
В своем заявлении для «Нью-Йорк Таймс» «Кембридж Аналитика» отметила, что «все люди на важнейших должностях были гражданами США или обладателями зеленых карт». Компания заявила, что Никс «не играл никакой стратегической или оперативной роли» в американской предвыборной кампании.
Нарушали ли американские отделения фирмы законы о выборах — это зависело от роли иностранных сотрудников в каждой из кампаний, а также от того, считалась ли их работа стратегическими консультациями в рамках правил Федеральной избирательной комиссии.
«Кембридж Аналитика» действовала аналогичными методами и в ходе избирательного цикла 2016 года, когда работала на штаб Круза, а затем и на Трампа. В том году компания взяла на работу в ходе гонки немало американцев, но большая часть ее специалистов по обработке и анализу данных были гражданами Британии и других европейских стран, о чем рассказали два бывших сотрудника фирмы.
Выполняя указания Брэда Парскейла, который в 2016 году был у Трампа директором по цифровым технологиям, а сейчас является менеджером штаба на 2020 год, когда Трамп попытается переизбраться, «Кембридж Аналитика» проводила самые разные работы. Среди них было формирование целевых аудиторий для цифровой рекламы, призывы к сбору средств, моделирование явки избирателей, покупка телевизионной рекламы на пять миллионов долларов и разработка маршрутов поездок Трампа с целью получения максимальной поддержки.
Руководители «Кембридж Аналитика» дают противоречивую информацию о том, как в ходе кампании использовались психографические данные. Никс говорит, что профили фирмы помогли разработать стратегию Трампа, с чем не согласны члены предвыборного штаба. А еще Никс утверждает, что у его фирмы было недостаточно времени, чтобы составить комплексную модель трамповских избирателей.
Давая в декабре интервью Би-Би-Си, Никс сказал, что при работе на Трампа они использовали психографику, разработанную для кампании Круза.
После утечки
К началу 2015 года Уайли и более половины членов его первоначальной команды ушли из компании. В основном это были люди с либеральными взглядами, разочаровавшиеся в работе на правых кандидатов-консерваторов, которым отдавало предпочтение семейство Мерсеров.
«Кембридж Аналитика» в своем заявлении отметила, что Уайли, уйдя из фирмы, создал конкурирующую с ней компанию, и что позднее она была вынуждена предпринять против него действия правового характера в целях защиты своей интеллектуальной собственности. По поводу Уайли и других бывших «подрядчиков» «Кембридж Аналитика» заявила, что они «явно предпринимали злонамеренные попытки навредить компании».
Ближе к концу 2015 года «Гардиан» сообщила о том, что «Кембридж Аналитика» использует персональные данные из Фейсбук в предвыборной кампании Круза, из-за чего социальная сеть была вынуждены принимать срочные меры. В своем заявлении она пообещала, что «тщательно расследует эту ситуацию» и потребует, чтобы все те компании, которые злоупотребляют ее данными, уничтожили их.
Фейсбук негласно подтвердила факт утечки и попыталась обеспечить сохранность информации. Эти усилия она продолжала вплоть до августа 2016 года. В том месяце адвокаты из этой социальной сети обратились к подрядчикам «Кембридж Аналитика» с письмом. «Эти данные были получены и использовались без разрешения, — говорится в письме, прочитанном журналистами „Нью-Йорк Таймс". — Использование их в будущем является противозаконным, и они должны быть немедленно удалены».
Груол в своем заявлении отметил, что Коган, «Эс-Си-Эл Групп» и «Кембридж Аналитика» заверили его в «полном уничтожении соответствующих данных».
Однако копии этих данных были по-прежнему недосягаемы для Фейсбук. Журналисты «Нью-Йорк Таймс» видели черновые данные из профилей, полученных «Кембридж Аналитика».
Хотя Никс заявил законодателям, что у его компании нет данных Фейсбук, один бывший сотрудник фирмы сообщил, что недавно он видел сотни гигабайт таких данных на сервере «Кембридж Аналитика», и что эти файлы не были зашифрованы.
Сегодня, когда «Кембридж Аналитика» пытается развивать свой бизнес в США и других странах, Никс упоминает весьма сомнительные методы работы. В январе этого года телеканал «Ченел Фор Ньюс» (Channel 4 News) показал сделанные тайно видеозаписи, на которых Александр Никс хвастается тем, что он использовал подставные компании и бывших шпионов в интересах своих клиентов по всему миру, и даже предлагает заманивать политиков в компрометирующие их ситуации.
Все эти проверки и внимание СМИ по всей видимости вредят бизнесу «Кембридж Аналитика» в политической сфере. Ни один американский штаб, ни один специальный комитет политических действий пока не сообщил о том, что платит ей деньги за работу на промежуточных выборах 2018 года. Кроме того, пока до конца не ясно, пригласят ли «Кембридж Аналитика» к работе во время кампании по переизбранию Трампа.
Мэтью Розенберг, Николас Конфессоре и Кэрол Кадвалладр
Оригинал публикации
Перевод ИноСМИ

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

400
Похожие новости
16 октября 2018, 18:06
17 октября 2018, 18:36
16 октября 2018, 20:36
16 октября 2018, 18:06
17 октября 2018, 07:36
17 октября 2018, 21:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 октября, 09:51 470
11 октября, 00:22 492
11 октября, 19:51 633
12 октября, 17:21 390
11 октября, 16:52 506
12 октября, 12:21 885