Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Терроризм и война кланов: кого и зачем взрывают на Украине

Эксперты констатируют возврат в лихие 90-е, с тем отличием, что теперь бандиты более «подкованы» идеологически — в полном соответствии со взглядами ОУН-УПА и Третьего рейха
В Киевской области в ночь на 31 октября неизвестные расстреляли автомобиль Адама Осмаева, командира украинского добровольческого батальона имени Джохара Дудаева. Комбат отделался ранением в ногу, а находившаяся с ним в машине пресс-секретарь добробата, жена Осмаева Амина Окуева была убита выстрелом в голову.
Осмаев сразу связал покушение на него с терактом, в котором пострадал депутат Верховной Рады Игорь Мосийчук.
«Это то же самое, это звенья одной цепи, что и на Мосийчука (покушение, — ред). Здесь действует террористическая группировка», — заявил он в комментарии украинским СМИ.
Мосийчук в свою очередь рассказал о том, что незадолго до убийства Окуевой договорился с ней и ее супругом о встрече. О том, по какому поводу планировалось общение, депутат не сообщил. Однако известно, что Мосийчук был втянут в разборки киевских радикалов. В частности, он выступил в поддержу главы добробата «ОУН» Николая Кохановского в конфликте последнего с членом батальона «Один» Русланом Качмалой.
Как стало известно, одной из причин разногласий между Кохановским и Качмалой в среде украинских ультраправых стал контроль над так называемым «домом Арбузова» — зданием, в котором проживали многие бойцы добробатов. Этот дом сгорел в ту же ночь, когда произошло покушение на Мосийчука.
Очевидно, что Окуева и ее гражданский муж Адам Осмаев не обошли бы при встрече с Мосийчуком тему разгорающегося среди националистов конфликта. Вероятнее всего, на этой встрече могла быть достигнута договоренность о взаимодействии между экстремистами. Таким образом, покушение на Осмаева, в результате которого он был ранен, а его жена погибла, могло быть попыткой не допустить сближения экстремиста с Мосийчуком.
Передел сфер влияния
О том, что на Украине идет передел сфер влияния между криминальными кланами так называемых «патриотов», рассказал Ukraina.ru экс-советник министра внутренних дел Константин Стогний.
«На Украине происходит то же самое, что было в 90-е. Россия тоже пережила этот период. Мы встречались сегодня с ветеранами оперативных служб и вспоминали криминальных авторитетов: Солоха, Москва, Князь, Рыбка, Череп… Они блистали в 90-е. И все уже мертвы. Сейчас Украина вернулась к тем временам. В России пережили и навели порядок, а мы опять наступили на те же грабли», — констатировал эксперт.
В эту схему укладываются все последние значимые нападения и теракты, которые произошли за текущий год.
Уже упомянутый теракт, в ходе которого пострадал Мосийчук, — типичная криминальная разборка за недвижимость в духе 90-х годов прошлого века. Другой взорванный в этом году, в марте, «герой АТО», полковник СБУ Александр Хараберюш, был известен тем, что лично пытал тех, кого подозревал в связях с ополчением Донбасса. Однако он также был замешан в криминальных схемах, в основном, связанных с «крышеванием» бизнеса и контрабандой угля.
Его коллега по ведомству полковник Юрий Возный погиб при аналогичных обстоятельствах в июне этого года. Что интересно, в тот же день в Киеве в результате теракта скончался полковник главного управления разведки министерства обороны Украины Максим Шаповал. Его Mersedes взорвали прямо возле здания Минобороны Украины. Как сообщает «Политнавигатор», Шаповал мог быть причастен к нелегальной торговле оружием из зоны конфликта в Донбассе.
29 августа 2016 года во Львовской области взорвали автомобиль, принадлежавший Львовскому хладокомбинату. В результате погибли три человека — охранники главы наблюдательного совета предприятия Богдана Копытко.
«Бизнесмен, на которого совершалось покушение, ехал позади. После того, как все случилось, он объехал поврежденный автомобиль и убыл с места происшествия», — рассказал исполняющий обязанности начальника полиции Львовской области Дмитрий Загария.
В сентябре 2016 года сотрудники правоохранительных органов задержали лиц, причастных к покушению.
Глава МВД Украины Арсен Аваков сообщил, что один из исполнителей покушения служил в АТО в батальоне «Айдар» и показал его фото.
© mvs.gov.ua
На снимке — человек в татуировках с нацистской символикой. Его Аваков по традиции записал в «агенты Кремля».
В свою очередь, генпрокурор Юрий Луценко мотивом покушения на убийство генпрокурор назвал борьбу криминальных элементов за сферы влияния. А сейчас на Украине новой «братве» есть что делить.
Земля, недвижимость и атом
В октябре украинские СМИ рассказали, что Юрий Береза, депутат Верховной Рады и экс-комбат добробата «Днепр», у себя дома почти до смерти запытал человека, у которого хотел отобрать землю.
«Береза привез к себе домой человека и вымогал переписать на него арендованные земельные паи. Когда тот не согласился, пытал с 2 до 6 часов утра, сломав четыре позвонка, ребра, нанеся тяжкие травмы головы. Сейчас человек в реанимации. Вероятность выживания — 20%, как говорят врачи», — рассказал депутат Рады от Оппозиционного блока Александр Вилкул.
Он назвал Березу латифундистом и феодалом, который занимается рейдерскими захватами земельных участков и других бизнесов, в том числе строительного. Незаконная деятельность Березы уже становилась достоянием общественности в июне.
«История двухмесячной давности о его попытке рейдерского захвата фермерского хозяйства в Кировоградской области с использованием собственной охранной фирмы «Борисфен» и батальона «Днепр-1» стала известной всей Украине», — написал Вилкул на своей странице в Facebook.
Та попытка рейдерского захвата оказалась неудачной только потому, что фермер заручился поддержкой двух других украинских добробатов — «Айдар» и «Донбасс».
Экс-министр ЖКХ Алексей Кучеренко указывает, что подобные схемы смены собственников используются не только применительно к земле, но и к недвижимости в целом — и такие случаи далеко не единичны. Привлекать радикалов к бизнес-разборкам давно стало нормой. Самый вопиющий случай — захват помещений Института проблем безопасности атомных электростанций Национальной академии наук (НАН) Украины.
«31 марта группа людей в количестве 20-25 человек с шевронами батальона "Айдар" под руководством того же директора предприятия "Майстер и К мебли" вместе с представителем батальона "Айдар" Сергеем Грабом (сотрудники института видели его документы) силою зашли на территорию Института. Они были с автоматическим и стрелковым оружием. Полиция приехала, посмотрела и уехала», — рассказал директор института Анатолий Носовский.
Точно так же поступили и представители государственной службы охраны, которые обязаны охранять подобные режимные объекты.
«Они приехали, постояли, спросили, в лабораторию кто-то влезает? Если нет, то нам здесь делать нечего. Развернулись и уехали. По всей видимости, никто не желает связываться с "Айдаром"», — полагает директор института.
Украинские власти закрыли глаза на этот беспредел, — вопреки тому, что в институте хранятся радиоактивные изотопы, которые можно использовать для создания так называемой «грязной бомбы». Чем же так ценны радикалы для киевского режима, что им все сходит с рук?
Политические убийства
Убийства стали визитной карточкой современной украинской политики, как бы подтверждая тезис Ленина о том, что «политика есть самое концентрированное выражение экономики»: если в бизнес-разборках убивают, то в политике, как говорится, сам бог велел. И здесь не обошлось без украинских неонацистов, которые с момента победы Майдана используются властью для внесудебных расправ над несогласными, позволяя киевскому режиму ввести в стране тотальный контроль над общественной и политической жизнью.
«Законодательство сейчас не позволяет украинскому государству осуществлять тотальный контроль, и эту роль исполняют, как сказала Ханна Арендт, исследовательница тоталитаризма, «тоталитарные движения». Такие как «Азов», которые контролируют любые митинги или создают списки неугодных, и другие группировки. Очевидно, эти «тоталитарные движения» не были бы успешными без сотрудничества с властью», — рассказал Ukraina.ru правозащитник Владимир Чемерис.
Самый громкий пример таких внесудебных расправ — убийства писателя Олеся Бузины и экс-депутата Рады Олега Калашникова. Их убийцы — радикальные националисты Денис Полищук и Андрей Медведько — до сих пор не наказаны, и пока власть в Киеве не поменяется, их будут покрывать, считают родственники и друзья Бузины и Калашникова, а также независимые эксперты.
Украинские СМИ сообщали о возможной причастности неонацистов к убийству другого журналиста — Павла Шеремета. Работавший в российских оппозиционных СМИ до прибытия на Украину, Шеремет был ярым сторонником киевского режима. Однако в ряде своих публикаций недостаточно аккуратно высказывался о деятельности радикалов, что, судя по всему, и стоило ему жизни.
«Депутаты-комбаты и люди в камуфляже теперь если не выше закона, то по заказу способны парализовать действие любого закона. Причем действуют, главным образом, одни и те же персонажи. Вызывая все большую ненависть населения к людям в камуфляже и стимулируя злобу к любым добровольцам у президента Порошенко и руководителей силовых структур», — написал Шеремет за день до смерти в своем блоге на сайте издания «Украинская правда».
И что же? Расследование его убийства идет по той же схеме, что и следствие по делу Бузины. Никто не арестован, никаких подвижек в деле нет. Дошло до того, что полицейские чины все проволочки списывают на неудачную реформу полиции.
Немногим лучше обстоят дела с расследованием дела об убийстве другого «политэмигранта» — экс-депутата Госдумы Дениса Вороненкова. Он был убит 23 марта в центре Киева. Его охранник, сотрудник главного управления разведки министерства обороны Украины, подчиненный упомянутого выше Максима Шаповала, не смог защитить подопечного — зато он ликвидировал убийцу, которым оказался экс-боец печально известных добробатов «Азов» и «Донбасс» Павел Паршов.
Тот прискорбный факт, что именно Паршов вел все переговоры с заказчиком, никак не помешал украинским правоохранителям найти тех, кто заказал Вороненкова. В качестве таковых Генпрокуратура Украины назвала Владимира Тюрина — бывшего гражданского супруга Марии Максаковой, вдовы убитого, ну и, само собой, те самые «российские спецслужбы», которых официальный Киев привычно обвиняет во всем, что происходит на Украине.
Сам Тюрин заявил о своей невиновности, однако гораздо сильнее в его пользу говорит тот факт, что украинские власти до сих пор не отправили официальный запрос на экстрадицию главного обвиняемого. Видимо, доказательства его вины настолько слабые, что проводить суд над Тюриным не имеет никакого смысла даже на Украине.
Убийство Вороненкова было нужно лишь для того, чтобы обвинить в нем Россию, считает военный эксперт Александр Жилин, предсказавший ликвидацию Вороненкова сразу, как тот перебрался в Киев.
«Когда я проанализировал публикации в украинских СМИ, связанные с Вороненковым и Максаковой, я понял, что дана команда делать из этих двух людей «политических противников режима», политическую оппозицию, которой угрожает «кровавая гэбня», и так далее. Когда эта цель была достигнута, под гарантии президента Петра Порошенко они выехали из России на Украину. Причем это в СМИ было так обставлено, будто они бежали, едва вырвались из лап «кровавой гэбни» и чудом спаслись в «демократической Украине». Там Вороненкова и убили», — рассказал Жилин.
По его мнению, операция по ликвидации Вороненкова представляет собой очередной случай совместной деятельности украинских спецслужб и радикалов. Отличие лишь в том, что исполнителя не стали покрывать. Его ликвидировали сразу, не дав возможности ничего рассказать следователям.
Киевский режим фактически превращает Украину в террористическое государство.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

126
Похожие новости
20 ноября 2017, 08:06
19 ноября 2017, 17:06
19 ноября 2017, 17:06
19 ноября 2017, 14:06
19 ноября 2017, 22:06
18 ноября 2017, 17:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 ноября, 01:06 652
14 ноября, 23:06 731
15 ноября, 04:06 750
13 ноября, 20:21 887
15 ноября, 14:36 1488
14 ноября, 01:51 828