Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Старые и новые имена донецких улиц

фото: pikabu.ru
Современный многомиллионный Донецк, город, занимающий сейчас площадь более 400 квадратных километров, полтора века назад стартовал как и российская северная Пальмира – Санкт-Петербург: с геометрически выверенного плана. То есть пришли или приехали в1890-х годах в степь донецкую иностранные (английские или иные) землемеры и проложили по степной земле в северном направлении от металлургического завода старой Юзовки (первое название города) прямые отрезки – строго по плану, без малейших отклонений. И получились юзовские «линии», то есть улицы. Всего 19.
Главная улица (ныне Артема) именовалась Первой линией, слева от нее располагалось 6 улиц (со второй по шестую линию), а справа — 13 улиц (с седьмой по девятнадцатую). Такая планировка была мудрым решением, апробированным временем. До сих пор старожилы (дети и внуки живших в  Юзовке) ориентируются по этой разбивке. В Ленинском районе до сих пор надежно функционируют 11 Александровских улиц.
Впрочем, юзовские «линии» только казались одинаковыми: у каждой из них имеется до сих пор свой архитектурный имидж. Взять хотя бы аккуратную с ухоженными двориками Заречную улицу или изогнутую Донецкую, напоминающую старого шахтера, разбитого радикулитом.
Сохранился в городе и элитный «центр» юзовский линий. Это были так называемые «верхние линии», в юзовском исчислении – с 1-й по 6-ю. До исторического материализма здесь била ключом деловая и торговая жизнь: рынки и магазины, банки и бани, аптеки и трактиры, церковь поселка. На этих линиях строились двухэтажные здания – застекленные, украшенные витражами. Кое-что уцелело. Например, гостиница «Великобритания», прославленная Паустовским. В самом центре «верхних линий» — сквер Павших коммунаров, парадное место старой Юзовки.  Старожилы помнят поставленную здесь статую Венеры с обнаженной грудью. Считалось, что прикосновение к груди богини дарует мужскую силу на долгие годы.
Но чем ближе к старому юзовскому металлургическому заводу, тем острее чувствуется дух времени, сохранивший кое-где облик старого рабочего поселка со старыми домами, сложенными из бутового камня: бутовые стены толщиной в полметра.  В юзовские времена – это был универсальный строительный материал. Прогуливаясь по старым юзовским улицам, кажется, что из-за угла такого бутового дома выйдут пацаны в сапогах по моде начала прошлого века и в кепках блином. Выйдут и спросят — за красных мы или за белых.
Старожилы до сих пор рассказывают, что в войну в один из углов одного такого старого дома в 1943-м въехал фашистский «Тигр» – и ничего, только штукатурка ободралась, да у фашиста погнулось переднее антикрыло.
фото: wikimapia.org
Сейчас в городе, к сожалению, практически не сохранилось улиц с первоначальными старыми юзовскими названиями (за исключением созданных за последние 20 — 30 лет). Все градообразующие наименования (Смолянка, Ларинка, Ветка, Гладковка, Семеновка, Путиловка, Алексеевка, Григорьевка и т.д.) из адресного лексикона города официально давно исчезли и только цепко держатся в памяти людской.
Согласно первому проекту генерального плана Донецка, разработанного в 1932 г. в Одесском филиале Гипрограда известным архитектором Головченко,  их заменили другие названия.
Частично безликие, частично отражающие индустриализацию города: Январская, Агротехническая (примыкающая к старому террикону); Зоологическая, Химическая, Листопрокатная, Культурная, Книжная, Безлесная, Фасадная и Низменная; Мирная, Удачная, Привольная, Горная, Горская, Высотная (характерные для Донецка), Фруктовая и т. д. и т. д.
Конечно, это можно оправдывать историей становления города, тем, что в дальнейшем он создавался не как единый городской ансамбль с последующим планируемым расширением, а слиянием многих населенных пунктов (рудников, заводских поселков, сел). Но, безусловно, для сохранения особого исторического имиджа города это фактор отрицательный, порождающий у горожан безразличие к истории города, к его образу, к своей малой родине.
Почему бы в современном Донецке, увязав имена улиц с историей и достопримечательностями города, по возможности, не вернуть им первоначальные имена. К примеру, ряд улиц Гладковских, Ветковских, Путиловских, Калиновских, Лево(право)бережных, Парковых, Шахтерских, Текстильщиков и других в сочетании с «индивидуальными» проспектами, бульварами, названными именами людей, непосредственно связанных жизнью и деятельностью с Донбассом.
Положительной же особенностью генплана 1932 года явилась идея удачного строительства вдоль реки Кальмиуса и балки Бахмутки двух мощных водно-зеленых диаметров, состоящих из крупных массивов зеленых насаждений и каскадов прудов, разделивших город в меридиональном направлении на три части. Именно эти, существующие по сей день, обширные водно-зеленые образования  определили композиционную структуру центральных районов современного Донецка, а также особенности дальней организации его застройки.
После освобождения от фашистских захватчиков Донецк представлял собой сплошные развалины. Развернувшееся в больших объемах строительство требовало быстрого создания проектной документации по восстановлению и реконструкции города; проведение этих работ было поручено Гипрограду. В то время условия отнюдь не благоприятствовали быстрым и эффективным строительным работам, нехватка людей и материалов ощущалась на каждом шагу. Отрадно, что везде искали и находили весьма оригинальные решения. Примером тому может служить площадь Ленина – центральная площадь Донецка, ограниченная улицами Артема и Постышева, проспектами Гурова и Комсомольским. До войны на месте площади Ленина был обычный квартал с одноэтажными домами. Если что и выделяло его из прочих, так это соседство с двумя стратегическими домами: Советов (нынешний Ворошиловский райисполком) и центральным телеграфом (Главпочтамт).
фото: rangefinder.ru
О том, как рождалась центральная площадь Донецка интересно рассказал старожил города, руководитель строительства Ефим Глауберман. «Известно, что в ходе строительства возник вопрос острой нехватки облицовочных плит. И был найден оригинальный выход: приспособились делать облицовочные плиты из горелых пород, то есть из терриконов. Ими и облицевали несколько домов, а также постамент Ленина. К сожалению, больше нигде эта уникальная технология не применялась, хотя разработчики предлагали внедрить ее пошире».
С площадью Ленина связана еще одна история. Старожилы помнят грандиозный скандал с поставками Ираку радарных комплексов «Кольчуга». Делали ту «Кольчугу» в Донецке, на заводе «Топаз». Когда скандал вырос до размеров имиджевого проекта, активисты общественно-аналитического движения «группа граждан» выступили с инициативой установить в Донецке памятник шедевру ВПК. Увековечить так, сказать не столько прогремевшее на весь мир вооружение, сколько город, вставший костью в горле мирового империализма. Причем предлагали поставить «Кольчугу» на площади Ленина. Где-то рядом с громадной фигурой вождя. Дерзкий проект не состоялся – в этом можно убедиться, обойдя главную площадь Донецка.
В самом конце 60-х годов Донецк пережил тотальное переименование улиц. Постановление на эту тему было принято горисполкомом 21 марта 1968 года (под названием «Об упорядочении названий площадей, бульваров, проспектов, улиц и переулков города Донецка»). Но до населения судьбоносный документ довели только в начале апреля.
Причиной топографической революции сверху было объявлено наличие многочисленных одноименных объектов. Кроме того, как писалось в постановлении, «многим улицам присвоены случайные наименования, не соответствующие их особенностям или историческим фактам». Для того, чтобы оценить всю глубину и смысл переименований, нужны хотя бы несколько конкретных примеров. Вот они. Площадь Горсада стала площадью Коммунаров. Улица Новая Бутовская – улицей Дворжака. Улица Кривая – Международной. Улица Рубиновая – Ахматовой. Улица Пастуховская – газеты «Социалистический Донбасс». Третий ставок, четвертая будка – улицей Ермощенко. Ново-Игнатьевская – Марии Ульяновой. Карьерная – Ньютона. Казачий переулок –улицей Революционных Казаков. Малонефтяная – Шекспира. Нестеровский карьер – Аравийской. Холодильник –  Истринской.
И самое, наверное, интересное: улицу имени Менделеева в Кировском районе сделали Безымянной. Но поскольку Безымянная уже была в Калининском районе, ее переименовали в Автотранспортников. Но, видимо, чтобы не слишком обижать великого ученого (который к тому же был в наших краях и то ли придумал, то ли не придумал здесь водку), его имя дали одной из улиц в глубинах Петровского района, на поселке «Базарный». Хотя эта улица и до мартовской революции 1968 года называлась – Первая Менделеева…
Все эти примеры имели несколько печальных следствий (помимо головной боли для почтальонов в течение нескольких последующих лет). Во-первых, с лица города были максимально стерты те немногие исторические топонимы (типа «Нестеровского карьера»), которые еще оставались. Во-вторых, все, что можно было, подогнали  под общеупотребительный стандарт, искоренив всякую неуместную поэтику (типа «улицы Рубиновой»).
фото: twitter.com
Однако реформа имела и конструктивный эффект. Здесь можно вспомнить два супер-объединения: бульвара Мира, Дебальцевского проспекта и Оранжерейной улицы – в проспект Мира, а также улиц Радостной, Степной, Малой Степной, Мушкетовской, Птичьего проспекта и переулка Химиков — в улицу Левобережную, большую и понятную. Из позитивного в тотальном переименовании 1968 года также следует отметить ликвидацию многочисленных повторов в названиях донецких улиц.
Но все это было в далеком 1968, а вот с 1992 года, в так сказать, украинский «период» донецкой истории переименования улиц происходили куда более «оригинальные», и связаны они были с переводом названий на украинский язык. Особенно в этом преуспела донецкая налоговая инспекция. Поскольку при выдаче налоговых накладных адрес должен строго совпадать с указанным в налоговом свидетельстве, а каждая налоговая барышня имела свое мнение по поводу перевода с русского на украинский, в справочнике улиц появлялись такие шедевры (орфография из налоговых свидетельств): Волочаєвська і Волочаївська, Краснооктябрьська и Червоножовтнева.
Особенно повезло проспекту 25-летия РККА: 25-річчя РККА, 25-річчя РКЧА, 25-річчя РСЧА.
Но, как говорится, всему свое время. И вопрос о переименовании устаревших названий отдельных улиц,  проспектов и даже районов с учетом новых исторических реалий остается открытым. В свое время, глава ДНР ныне покойный А.Захарченко предложил переименовать Киевский район города Донецка в Славянский район. Он отмечал также, что Киевский проспект в Донецке может быть переименован в Московский. «… район должен называться Славянским, у нас есть много городов-побратимов, в честь которых можно назвать улицы и проспекты города Донецка». Безусловно, переименования устаревших названий улиц и проспектов – вопрос не простой. И метод, видимо, здесь только один — изучение общественного мнения и публичные обсуждения с привлечением специалистов историков, культурологов, социологов, краеведов, а также просто активных граждан и жителей.
Наталья Залевская специально для ИА «Новороссия»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

391
Похожие новости
06 августа 2020, 16:36
07 августа 2020, 00:06
06 августа 2020, 18:36
06 августа 2020, 20:36
06 августа 2020, 20:36
07 августа 2020, 11:36
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
06 августа 2020, 13:06
06 августа 2020, 16:36
06 августа 2020, 20:36
06 августа 2020, 16:36
06 августа 2020, 17:36
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
01 августа, 09:36 494
02 августа, 17:36 698
02 августа, 08:06 925
03 августа, 11:06 615
01 августа, 09:36 648
01 августа, 00:06 555