Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

«Социология» на службе «украинского мира»

Не зря народная мудрость гласит, что «мечтать не вредно, вредно не мечтать». В наше время данная сентенция, прежде всего, относится к правящей украинской верхушке и тем интеллектуальным проституткам, которые ее обслуживают. Похоже, что именно они открыли гражданам Украины terra incognita «украинского мира», который, как известно, возник для того, чтобы сражаться с «москалямы». Как заявил Порошенко, «мы чтим украинских героев, отмечаем свои праздники и свои памятные даты. И больше никогда не допустим экспансии советско-российской имперской идеологии в украинское пространство. Здесь вам не “русский мир”, здесь – “украинский мир”».
Многие обозреватели склонны утверждать, что эта риторика является вынужденной мерой для удовлетворения идеологических аппетитов националистического электората. Сам президент Порошенко якобы является прагматиком, бизнесменом, да и просто персонажем без определенной идеологии. Таким себе верным адептом универсальных ценностей власти и денег, готовым в случае чего также рьяно пропагандировать необходимость создания союзного российско-украинского государства.
Однако, каким бы беспринципным жуликом ни являлся сам Порошенко, сути происходящего на Украине это не меняет. Именно под его формальным руководством в украинском обществе последовательно осуществляется проект по уничтожению исторических и кровных связей с Россией и Белоруссией. В авральном темпе местному населению навязывается идеология некоего «украинского мира» как антитезиса единству трех славянских народов. Ее авторы безжалостно манипулируют объективными данными, но своей задачи абсолютно не стесняются – закрепостить сознание украинского обывателя в парадигме жестких антирусских ценностей.
Так, в статье «Национальный вопрос: Украина как Европа», вышедшей в июне с. г. на страницах еженедельника «Зеркало недели», украинец Игорь Грынив и поляк Мирослав Чех объединили свои творческие усилия в деле построения идеологического фундамента «новой украинской нации». Известно, что пан Грынив неформально возглавляет команду политтехнологов на службе украинского президента. Как говорится, что у Грынива на уме, то у Порошенко на языке. Поэтому основные положения упомянутой статьи заслуживают внимания в контексте понимания логики борцов с Русским миром на Украине.
В преамбуле статьи цитируются выдержки из книги «Ворота Европы. История Украины от скифских войн до независимости» профессора украинской истории Гарвардского университета Сергея Плохия – выросшего  в СССР эмигранта, классического сторонника расширения западной экспансии на постсоветском пространстве. «Сообразив на троих», авторы материала приходят к выводу, что «национальная солидарность и национальная идентичность украинцев создали фундамент для успешной остановки российской агрессии и первых весомых достижений на пути Украины к интеграции с ЕС. В горниле войны действительно рождается новая украинская нация».
Когда в далеком мрачном и тоталитарном 1982 году товарищ Плохий защищал в московском Университете дружбы народов имени Патриса Лумумбы диссертацию на тему освободительной войны украинского народа под предводительством Богдана Хмельницкого, он, естественно, говорил о вековом стремлении украинцев и русских к воссоединению и о спасении украинского народа от полного уничтожения благодаря Переяславским соглашениям. Видимо, тогда речь шла об успешной остановке польской агрессии и первых весомых достижениях на пути Украины к интеграции с Россией.
В этой связи возникает ряд вопросов. Если «украинская нация» может консолидироваться и идентифицироваться только в военных условиях, способна ли она на конструктивную деятельность в принципе, может ли она самостоятельно сосуществовать с соседями в условиях мира? Чем «новая украинская нация» отличается от «старой», кроме ненависти к России и всему русскому? Что ожидает тех жителей Украины, которые или не считают себя частью «украинского мира», или видят будущее украинского народа по-другому?
Игнорирование мнения и интересов большинства стало фирменной фишкой киевского режима. А то, что такой подход противоречит демократическим принципам и, согласно всем европейским нормам, по сути, является формой преследования по национальному признаку, дискриминации и геноцида, мало кого волнует.
Конечно, идеологи «украинского мира» не собираются отвечать на эти и другие вопросы. Зато занимаются манипуляцией цифрами с целью доказать наличие непримиримых противоречий между украинцами и русскими. И «на основе углубленного анализа статистических данных» «поставить общественные процессы в Украине в общеевропейский контекст». Для этой цели авторы статьи использовали результаты мартовского социологического исследования агентств КМИС, «Рейтинг», СОЦИС и Центра им. Разумкова.
Однако приведенные Грынивым и Чехом социологические аргументы при более пристальном рассмотрении свидетельствуют как раз о том, что, несмотря на 25 лет независимости и три года проведения «майданными» властями политики тотальной украинизации, местное население во многом остается частью именно русской цивилизации и не спешит расставаться со своими историческими корнями.
Действительно, 90% граждан в ходе опроса обозначили себя как «украинцы», а «русскими» признали себя лишь 6%. Даже с учетом потери Крыма и территорий ЛДНР такая пропорция впечатляет, ведь в ходе последней общенациональной переписи 2001 года русскими считали себя 17,3% населения. Однако в сложившихся в стране условиях искренность анкетируемых вызывает сомнение. Вот уже три года украинские активисты призывают отправить всех русских в концлагеря и лишить их гражданских прав, поэтому неудивительно, что на Украине русские предпочитают не называть себя русскими. Не каждый рискнёт открыто обозначать себя потенциальным «путинским агентом». Вот и «растет» как на дрожжах «украинская нация».
Наивно надеяться, что в вопросе национальной идентификации украинские социологи будут оперировать такими понятиями, как «великороссы» и «малороссы». Но ими стыдливо игнорируется и русинская национальность, которую всеми силами пытаются ассимилировать и фактически уничтожить.
Можно также говорить о том, что власти Украины при пособничестве «социологов» продолжают политику украинизации поляков. Количество респондентов, называющих себя «римо-католиками» (1% по стране), значительно выше называющих себя «поляками». Это дает основания утверждать, что в сегодняшней «толерантной» Украине некомфортно не только русским – националистическая атмосфера не предполагает свободной самоидентификации поляков и других меньшинств. Приветствуют ли эти процессы в европейских столицах?
Сильнейший удар по пропагандистским усилиям киевского режима также наносит трезвый взгляд на итоги «языковой части» опроса. Вывод очевиден: несмотря на всевозможные притеснения в правах, большинство граждан Украины по-прежнему говорит и думает на русском языке. При этом авторы исследования сознательно предложили респондентам манипуляционный вариант ответа, согласно которому в быту людям приходится общаться на двух языках. Логично, что в украинских условиях под такое «двуязычие» в большей или меньшей степени подпадает большинство граждан. Но даже в этой ситуации 24% опрошенных заявили, что в быту пользуются исключительно русским.
Стабильное большинство населения многих регионов Украины поддерживает идею предоставления русскому языку либо государственного, либо официального статуса. В частности, в Харьковской области – 64% населения, Одесской – 57%, на Донбассе – 75%. С учетом большого числа респондентов, отказавшихся отвечать на подобные вопросы (2,4% в среднем по стране), к этим регионам необходимо прибавить Днепропетровскую, Запорожскую, Николаевскую и Херсонскую области – в них за обязательное официальное использование русского языка выступает не менее 52% населения.
Следует признать, что авторы статьи и упомянутые ими социологи не одиноки в своих стараниях преобразить действительность в выгодном им русле. Например, в мае 2017 года многие украинские СМИ «радостно» транслировали сообщение о том, что более 80% жителей юго-восточных областей Украины чувствуют себя абсолютно или скорее комфортно, когда говорят (81%), слышат (89%) или читают (85%) на украинском языке. К такому «гениальному» выводу пришли «социологи» в ходе опроса, проведенного в 2016–2017 годах компанией GfK.
То есть, если опрашиваемый не испытывает приступов бешенства или эпилепсии, услышав украинскую речь, он автоматически записывается в ряды сторонников насильственной украинизации? Ведь речь не идет о том, что русские люди массово ненавидят украинский язык. Правда такова, что политика властей направлена на планомерное вытеснение русского языка из всех сфер общественной жизни Украины. А это, согласитесь, совсем другая история, которую смело можно приравнять к дискриминации и даже «языковому геноциду».
Возвращаясь к статье Грынива и Чеха, следует отметить, что строителям «новой украинской нации» традиционно не дает спокойно спать вопрос вероисповедания украинских граждан. Для достижения нужного результата – демонстрации лидерства среди верующих раскольнической непризнанной церкви УПЦ КП (39% согласно опросу) – в вопросник была включена странная опция «просто православный» (31%). Вероятно, что данный ответ в большинстве своем выбрали люди, предпочитающие не раскрывать свою истинную религиозную принадлежность из-за опасений подвергнуться преследованиям и насилию со стороны «патриотов». Что неудивительно в стране, где призывы «разобраться» с канонической Украинской православной церковью в связи с ее «антиукраинской» деятельностью регулярно звучат со стороны не только разнообразных «активистов», но и государственных чиновников.
«На десерт» «европейские социологи» выводят ключевые для внешнеполитического курса киевского режима цифры: 66% респондентов выступают за вступление в ЕС, почти 56% хотят видеть Украину в НАТО. Видимо, мечты о неосуществимом должны стать особенностью «украинцев нового типа», добровольно отказывающихся от преимуществ собственного исторического пути.
Далее авторы статьи переходят от цифр к идеологическим постулатам. И тут их цинизм переходит все возможные пределы. Более того, под прикрытием «модерного» европейского дискурса, читателям пропагандируются откровенные неонацистские лозунги.
Грынив и Чех верят в то, что «послереволюционная Украина быстрыми темпами приближается к модели национального государства с доминирующим этническим ядром украинской нации». «Украинским украинцам» (!) пора привыкнуть к тому, что они — подавляющее большинство в государстве и поэтому несут за него особую ответственность», – утверждают они.
Примечательно, что Мирослав Чех считается поляком украинского происхождения. Может ли этот господин, который входит в состав группы западных стратегических советников на Украине, объяснить значение термина «польский поляк» или «немецкий немец»? Будучи, согласно его же терминологии, «украинским поляком» и депутатом Сейма, ощущал ли он меньшую ответственность за судьбу Польши по сравнению с «поляками польскими»?
Особое отвращение вызывает тезис авторов статьи, что «лидеры украинских государственных образований, национально-освободительных движений и политических партий ХХ в. могли только мечтать о том, что украинский вопрос будет решаться в Донбассе, а не в Киеве или во Львове». В этой фразе видна вся их настоящая «европейская толерантность и гуманность».
Сознательно или непроизвольно идеологи киевского режима видят одними из основных препятствий для реализации своего антигуманного проекта контраргументы сторонников Триединой Святой Руси и Русского мира. Сегодняшнюю Украину трудно назвать глубоко религиозной страной. Но даже в этих условиях архитекторы «украинской Украины» считают раскол православия своей приоритетной задачей и надеются на торжество в этой стране «американской модели религиозного деноминационализма». Впрочем, революционеры-материалисты во все времена отличались особо «теплым» отношением к истинной вере.
«ЕС и Украина пока что развиваются разными темпами и различным образом, поскольку Украине надо наверстать годы, в значительной степени утраченные», – подводят итоги своим «исследованиям» Грынив и Чех. Наверное, они считают, что процесс гармонизации с Европой Украине удастся ускорить благодаря примитивной пропаганде о кровожадной России и откровенным манипуляциям со статистическими данными.
Но есть и другая социология. По данным того же КМИС, на Украине в июне 2017 года число относящихся к России хорошо с февраля возросло с 40 до 43%, а плохо – уменьшилось с 46 до 37%. Конечно, это не те 88% доброжелательно относящихся к России украинцев в 2013 году. Но сама тенденция противоречит надеждам архитекторов «новой украинской нации» и ставит под сомнение успешность их планов.
Не совсем трагически пока выглядит и ситуация в таком желанном для пропагандистов киевского режима «общеевропейском контексте». В частности, американский исследовательский центр Pew Research Center утверждает, что только 14% украинцев положительно воспринимают геев и 9% – однополые браки.
«Популизм – это оторванность от реальной жизни и спекуляции на желании людей иметь как можно лучше и как можно быстрее. А этот подход, как известно, в жизни не срабатывает – сказки сбываются, возможно, в случаях отдельных людей, но не всего общества». Хочется верить, что именно это высказывание Мирослава Чеха в свое время станет руководством к действию для киевских политиков, которые придут на смену Порошенко.
Войцех Михальски
Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

157
Похожие новости
12 декабря 2017, 16:06
13 декабря 2017, 16:06
12 декабря 2017, 21:06
13 декабря 2017, 16:06
13 декабря 2017, 00:06
12 декабря 2017, 18:36
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
12 декабря 2017, 21:36
12 декабря 2017, 18:36
12 декабря 2017, 18:36
13 декабря 2017, 00:06
13 декабря 2017, 00:06
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 декабря, 11:06 743
06 декабря, 22:06 694
07 декабря, 19:36 530
07 декабря, 14:06 932
11 декабря, 14:06 699
09 декабря, 01:06 1065