Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

«Символическая» приватизация: как в Николаеве распродают порты и предприятия

Фото: ТСН
Украина передала в концессию порт «Ольвия» в Николаеве. Договор подписан с катарской компанией QTerminals. «К работе на Украине привлекается ведущий мировой оператор с большим опытом, которая управляет крупнейшим торговым портом Катара — Хамад», – заявил по этому поводу министр инфраструктуры Украины Владислав Криклий.
Возможно, господин министр просто не слышал, что порт Хамад открыт всего 3 года назад и потому фирма QTerminals, при всем к ней уважении, просто физически не могла накопить «большой опыт». И уж тем более —  стать «ведущим мировым оператором». За 3 года своего существования эта фирма сумела обработать всего 3 миллиона тонн генеральных грузов – а это совсем немного. Например, российский оператор НМТП (Новороссийский порт), только за один(!) год обрабатывает более 140 млн тонн грузов.
Да и сам порт Хамад со своими весьма скромными 7,8 млн тонн грузооборота (заметим, только теоретическими – реальный грузооборот в разы меньше) не входит не то что в десятку, а даже и в первую сотню портов мира. И его 7 миллиардов долларов цены еще не говорит, что это лучший в мире порт. В самом деле, вот в Саудовской Аравии полиция разъезжает на «Ламборджини» — но это же не значит, что у них лучшая полиция в мире.
Тем не менее нужно отметить, что условия контракта вроде бы вполне приличные: только на первом этапе Qтerminals должна инвестировать в развитие николаевского порта 3,4 млрд гривен (около 125 млн долл.) и гарантировать сохранение рабочих мест. За все время концессии, а это 35 лет, катарцы обязуются обеспечить до 17,3 млрд гривен (641 млн долл) инвестиций.  Ежегодный концессионный платеж составит почти 3 млн долларов, и столько же составит разовый взнос «на улучшение инфраструктуры Николаева».
Вроде бы неплохо, но есть одна деталь. Господин Криклий в своей пафосной речи обмолвился: это вторая по объему инвестиция после «Криворожстали». А это как раз то, о чем украинским властям лучше бы не говорить. По крайней мере, публично.
Потому что «Криворожсталь» — это не концессия (когда какой-то государственный актив временно передается в управление частной компании), а приватизация – то есть, продажа государственного имущества навсегда.
Причем это не просто приватизация, а ее украинский вариант, по сравнению с которым даже российская «ваучеризация» 90-х выглядит вполне пристойно. И «Криворожсталь» — воистину символ этого варианта распродажи госсобственности.
Как это было
Приватизация на Украине фактически началась, когда страна еще была республикой в составе СССР. Сначала частным стало жилье. К 97-му году перешли в частные руки всевозможные небольшие предприятия перерабатывающей и местной промышленности, некоторые виды транспорта, торговли, общепита и бытового обслуживания. А ближе к рубежу тысячелетий началась распродажа крупных предприятий. И хотя официально главной задачей был провозглашен «поиск стратегического инвестора, который модернизирует предприятие, сделает его конкурентоспособным», на практике самые привлекательные активы по явно заниженной цене доставались «особам, приближенным к…». К кому? Да к кому угодно. К профильным министрам, к главам местных администраций, и, разумеется, к тогдашнему президенту Леониду Кучме. И «Криворожсталь» как раз продали зятю Кучмы — Виктору Пинчуку, владельцу корпорации «Интерпайп». Продали за 800 миллионов долларов, хотя конкуренты Пинчука предлагали суммы и в полтора, и в два раза больше. Но их просто не допустили до конкурса, такова уж специфика украинской приватизации.
Вскоре после Оранжевой революции, весной 2005-ого, на Украине началась активная кампания по возврату незаконно приватизированных активов в государственную собственность. Тогдашний премьер-министр Юлия Тимошенко обещала оспорить в суде законность приватизации более чем 3000 предприятий (отметим, что в реальности в суд попало всего 191 дело – 6 % от заявленного г-жой Тимошенко).
Как и ожидалось, первым под реприватизацию попал «Криворожсталь». Очень быстро провели суд, признавший первую продажу незаконной, и параллельно отменили приватизацию Никопольского завода ферросплавов, также купленного Пинчуком.
А в октябре того же 2005-го комбинат продали компании Mittal Steel Germany GmbH, принадлежащей индийскому миллиардеру Лакшми Митталу. За 4 миллиарда 800 миллионов долларов. Предприятие, немедленно переименованное в «Арселор Миттал Кривой Рог», надолго прописалось в сводках новостей.  Было все — и обвинения в невыполнении инвестиционных обязательств, и тяжелые пожары, и обрушение перекрытий (вот она, «модернизация») и снижение объемов производства («приватизация сделает его конкурентоспособным» — мы помним, да) и даже забастовки из-за неподобающих условий труда и низкой зарплаты.
Разумеется, сообщения об этом постарались замолчать. А то действительно неудобно получалось: вроде бы национальная революция, а тут какой-то индийский эксплуататор украинский рабочий класс унижает.
И да, еще один очень показательный момент. На тот момент главой Фонда государственного имущества Украины была Валентина Семенюк, активная сторонница сохранения государственной собственности на все крупные прибыльные предприятия (а «Криворожсталь» именно таким и была). Иза два дня до аукциона по «Криворожстали» Валентина Семенюк слегла в больницу. Потом, когда комбинат продали, она пыталась подать в отставку, но в итоге все-таки осталась на своем посту.
А некогда могучий металлургический гигант, гордость тяжелой промышленности УССР, скатился до роли мелкого звена в индийской технологической цепочке. Деньги, полученные от приватизации, благополучно проели. Хотя возможно, кто-то и успел себе новую виллу построить.
Но возвращаясь к сегодняшнему дню. Назвать многократную продажу госсобственности «инвестицией» — это надо суметь. Господин Криклий сумел, факт. А сможет ли он гарантировать, что Николаевский порт не станет второй «Криворожсталью» во всех смыслах?
Вот это уже не факт. Вспомним – ведь это тот самый человек, который считает небольшую арабскую компанию «ведущей в мире». И искренне верит, что за 3 миллиона долларов можно построить что-то серьезное. Может потому что эти 3 миллиона дают «здесь и сейчас»?
Портовое счастье
Но ведь были уже примеры, когда непродуманные действия Киева в погоне за сиюминутной прибылью приводили к колоссальным потерям – и бизнеса, и бюджета, и просто граждан. Классический случай – так сказать, мой родной, Одесский порт. В середине 90-х Одесса была фактически южными морскими воротами России. Весь турецкий ширпотреб шел через нее транзитом. Это логично: до Стамбула недалеко, инфраструктура (оставшаяся еще от Союза) работала более-менее исправно, а прохождение всех портовых служб обходилось в сотню долларов – для российских челноков не деньги.
Довольны были все: и россияне, быстро и недорого оформлявшие грузы, и портовики, которые получали процент с оборота, и околопортовые структуры, в которых работало немало одесситов. Ну и госбюджет пополнялся – ведь все платежи были официальными.
Грузопоток рос, и рос так быстро, что какая-то часть грузов уже шла и через Николаев, и через Херсон. И тут в Киеве задумались – «а что это мы так мало денег имеем?» Немедленно Минтранс приказал в разы поднять расценки на услуги всех украинских портов сразу. Теперь оформить один контейнер стоило не меньше трехсот долларов, и это не считая таможни. Украинской таможни, алчность которой легендарна.
И все. Буквально через неделю после злосчастного приказа транзитное счастье прекратилось. Пропала веселая суета в портовых службах, унылые инспекторы мрачно пили чай (никто уже не приносил им импортный кофе), а многие из сервисных фирм закрылись. Даже одесских студентов Киев сумел тогда огорчить – они неплохо подрабатывали на перегрузке российских товаров.
А россияне, кстати, переживали недолго. Да, пришлось заплатить какие-то деньги уже по новым, грабительским ставкам – ведь приказ, как часто бывает, устанавливал расценки «с этой минуты», а пароход с грузом не завернешь.
Но уже следующие контейнеры пошли по другим маршрутам. Весь этот колоссальный объем грузов был перенаправлен на российские порты кавказского побережья. Новороссийск, кстати, именно тогда начал свой стремительный рост. Да, были поначалу сложности, но нашли деньги, построили новые причалы, ввели новые мощности – и стали получать те самые доходы, от которых фактически сам отказался Киев.
И что самое забавное: через пару лет расценки в Одесском порту все-таки снизили. Тоже по команде Киева. Вот только россияне почему-то не захотели ломать уже отлаженную логистику ради виртуальной выгоды. Удивительно, с чего бы это?
Впрочем, мало кто ценит уроки истории. Наверное, поэтому сегодня оптимизм украинских чиновников неудержим. «И мы не останавливаемся!», — бодро рапортует господин Криклий в своем Телеграме, «символично, что именно сегодня дан старт концессионному проекту в порту Черноморска».
Не многовато ли символов для и без того пикирующей украинской экономики?..
Реакция избирателей
На Украине осенью текущего года, напомню, состоятся региональные выборы. Николаевский регион в этом плане традиционно выделяется жёстким противостоянием, здесь нет традиционных фаворитов, а результаты могут значительно отличаться как от общеукраинских, так и от соседних областей на Юге Украины (одесский и херсонский регионы). Так сложилось исторически.
Чего стоит только «мэрский кризис» 2017 года, когда городской совет отправил в отставку слишком независимого Александра Сенкевича. Сенсационно победивший на выборах 2 года перед этим, мэр не устраивал ни состоящее из выходцев из Партии регионов большинство в муниципалитете, ни Порошенко и его администрацию, ни местных националистов. Спустя непродолжительное время суд восстановил городского голову в должности и он продолжает исполнять свои обязанности до сих пор. В октябре конкуренцию ему составит Артём Ильюк из «Оппозиционной платформы – за жизнь!». При этом например, пропрезидентская партия Владимира Зеленского «Слуга народа» вообще не имеет достойной кандидатуры на должность. Не известно, на каких позициях будет стоять «Европейская солидарность» Порошенко, чьи позиции в регионе по-прежнему сильны.
А ведь не исключено, что после случившегося тема приватизации николаевского порта и других государственных предприятий будет эксплуатироваться кандидатами в мэры в рамках предвыборной кампании с новой силой. Николаев некогда имел статус черноморской столицы Российской империи и Советского Союза, а сейчас от этого статуса, по понятным причинам, остались лишь воспоминания.
И тему, что самое интересное, могут эксплуатировать все без исключения основные игроки. С одной стороны, даёт козырь местным оппозиционерам, как и условно антимайдановским, вроде «Оппозиционной платформы – За жизнь», так и националистам из «Европейской солидарности». Как это ни парадоксально, и те и другие могут спекулировать на теме сдаче экономического суверенитета.
Действующий мэр же будет строить из себя борца за региональные интересы, обвиняя во всём происходящем профильное министерство и действующую в Киеве власть. А партия президента Зеленского и вовсе, скорее всего, не будет выставлять собственную кандидатуру – и сделает крайним в происходящем «зажравшиеся местечковые элиты».
В сухом остатке мы в любом случае получим яркое политическое шоу, которое будет преподнесено как торжество демократии и соревнование тех, кто искренне борется за интересы Николаева. А предприятия меж тем продолжат распродавать, тогда как реальных механизмов защиты так и не найдётся.
Артём Бузила

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

303
Похожие новости
19 сентября 2020, 21:06
19 сентября 2020, 19:06
19 сентября 2020, 15:06
19 сентября 2020, 13:06
20 сентября 2020, 00:36
20 сентября 2020, 10:06
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
19 сентября 2020, 21:06
19 сентября 2020, 15:06
19 сентября 2020, 19:06
19 сентября 2020, 13:36
19 сентября 2020, 13:36
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
17 сентября, 10:06 564
18 сентября, 16:36 484
15 сентября, 10:36 802
13 сентября, 14:06 825
13 сентября, 15:06 490
16 сентября, 09:36 826