Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Сделаем бомбу применяемой: новая ядерная доктрина США для «сдерживания России»

В начале февраля администрация Дональда Трампа представила свое виденье политики США в области ядерного оружия (Nuclear Posture Review, NPR 2018), которое стало документальным оформлением наметившегося в последние годы разворота американской стратегии в этой области на 180 градусов (Продолжение. Начало здесь).
В краткий период стабильности однополярного миропорядка в США сложилось отношение к своему ядерному оружию как к «чемодану без ручки»: сохранять, как атрибут сверхдержавы, надо, но деньги на обновление тратить не очень хочется. За время, прошедшее после распада СССР, единственным новым ядерным оружием в Штатах стала авиабомба B61‑11, переделанная в небольшом количестве из старых B61‑7 и предназначенная для уничтожения особо защищенных подземных объектов. Активная «работа над ошибками», однако, началась еще в ходе президентства Барака Обамы. Речь о программе модернизации бомб семейства B61 c целью создания корректируемой, высокоточной ядерной бомбы B61‑12. Новая бомба будет иметь инерциальную систему наведения, обеспечивающую круговое вероятное отклонение от цели в пределах 30 метров (на испытаниях демонстрировали отклонение менее 5 метров от точки прицеливания), новое хвостовое оперение с рулями и наименее мощный в семействе B61 заряд с мощностью до 50 кт. В первой половине следующего десятилетия часть бомб из сегодняшнего арсенала будет модернизирована до этого стандарта (включая бомбы в Европе), а остальные, кроме B61‑11, утилизированы. Также будет снята с вооружения бомба B83 мощностью 1,2 Мт.
Перспективным носителем B61‑12 станет, в числе прочих, и малозаметный истребитель пятого поколения F‑35A, который закупают четыре из пяти европейских стран, участвующих в программе «общего ядерного оружия НАТО» (кроме ФРГ, но этот вопрос обсуждается и там). Таким образом, США не планируют отказываться от сохранения своего тактического ядерного оружия в Европе.
В NPR 2018 это было в очередной раз полностью подтверждено. Открыто говорится, что тактическое ЯО в Европе нужно НАТО для «сдерживания России».
Однако если подтверждение планов относительно B61‑12, да и других вышеупомянутых программ ожидалось, то два сюрприза NPR 2018 преподнесла. В первую очередь, это объявление о планах в ближайшем будущем оснастить небольшую часть баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) Trident II зарядами «малой мощности» для того, чтобы они дали США «дополнительную ступеньку» в лестнице эскалации. Насколько малой мощности планируются заряды, не анонсировано, но, вероятно, речь о 50 кт или менее (сегодня Trident II оснащены зарядами мощностью 100 или 475 кт).
Этот план вызывает целый ряд вопросов.
Для декларируемого «одноуровневого» ответа на применение, например, Россией тактического ядерного оружия именно БРПЛ — крайне неудачный выбор: противная сторона, зафиксировав пуск с подводной лодки, может посчитать его началом полномасштабной атаки и, не дожидаясь, чтобы произошел взрыв «малой мощности», начнет встречный удар.
С другой стороны, для применения против особо отличившихся «стран-изгоев» БРПЛ подходит хорошо, так как они, как правило, не обладают надежными средствами предупреждения о ракетном нападении и атака баллистической ракеты будет для них не только практически неотразима (в отличие от атаки бомбардировщика или крылатой ракеты), но и внезапна. Малая мощность тут была бы полезна с точки зрения минимизации побочного урона (с этой же целью для B61‑12 выбран наиболее слабый заряд), что несколько снижает моральный порог применения в глазах собственного и международного общественного мнения.
По поводу «облегченной» Trident II можно также выстроить интересную теорию. Очевидно, что ракета будет оснащаться одним блоком «малой мощности»: ставить дюжину таких противоречит первоначальному смыслу. В то же время при снижении мощности выходит на первый план вопрос точности. Сейчас Trident II обеспечивает при использовании только инерциальной системы наведения и астрокорреции вероятное отклонение около 380 метров, с дополнительной коррекцией по GPS — около 90 метров. Вероятно, это предел для неуправляемых боевых блоков. Однако в случае с зарядом малой мощности этого может оказаться недостаточно для гарантированного уничтожения особо укрепленного подземного объекта.
Не говорит ли это в совокупности о том, что американцы планируют под видом «блока малой мощности» и «минимизации побочного ущерба» активизировать работы над маневрирующим боевым блоком?
Подобный боевой блок больше по габаритам обычного «конуса», так что тут моноблочность была бы вынужденной. При этом он не только обеспечивает повышенную точность, но и способен совершать противозенитные маневры, и перехватить его — несравненно более сложная, почти невыполнимая задача. Для этой цели в конце холодной войны для Trident II уже проектировался маневрирующий боевой блок Mk4 с круговым отклонением по планам всего около 20 метров и способностью преодолевать «перспективную ПРО СССР». Ракета с таким оснащением была бы полезна для США сегодня и в будущем и в противостоянии с ядерными державами «первого порядка», а не только для точечного поражения бункера злого диктатора с минимальным ущербом для экологии.
Также анонсирована закупка перспективной крылатой ракеты для подводных лодок с ядерной боевой частью. Фактически речь идет о возрождении ядерного Tomahawk, главным носителем которого всегда были многоцелевые атомные подводные лодки, дополнявшие, таким образом, лодки с баллистическими ракетами. Неясно, идет ли речь о воссоздании Tomahawk, что можно сделать относительно быстро, или о том, что при разработке в перспективе новой крылатой ракеты для подводных лодок будет создана и ядерная версия. В пользу первого может говорить и политическое обоснование важности ядерной крылатой ракеты: согласно положениям NPR 2018 и заявлениям министра обороны США, она является не только инструментом «эскалации для деэскалации» (куда более подходящим, чем БРПЛ), но и ответной мерой на якобы имеющие место нарушения Россией Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД).
Американская сторона в очередной раз повторила свои обвинения в NPR 2018, упомянув там как свершившийся факт развертывание Россией крылатых ракет наземного базирования запрещенной дальности, в том числе и с ядерными боевыми частями. В законе об ассигнованиях на национальную оборону на 2018 финансовый год в качестве ответных мер, призванных «принудить Россию вернуться к выполнению договора», США уже закрепили начало разработки наземного комплекса с крылатыми ракетами, но он, по текущим планам, должен быть исключительно неядерным.
Ядерным ответом, соответственно, должны быть ракеты на подводных лодках, под ограничения ДРСМД не подпадающие вовсе.
В связи с этим стоит вспомнить о том, что перспективные американские многоцелевые атомные субмарины типа Virginia будут оснащаться вертикальными пусковыми установками на 40 крылатых ракет (современные — на 12). Учитывая, что планируется построить 48 таких лодок, еще некоторое время сохранятся в составе флота четыре бывших ракетоносца типа Ohio, перевооруженные на крылатые ракеты (до 154 на каждом), и любая лодка, кроме того, способна запускать Tomahawk и из торпедных аппаратов, ядерная ударная мощь американского подводного флота вырастает кардинально.
Новая ядерная стратегия США и Россия
Какую роль отводит новый программный документ Пентагона России? Россия многократно упоминается в нём как стратегический противник Штатов. Причем, как записано в NPR 2018, она сама так воспринимает США и НАТО, «несмотря на все усилия с американской стороны построить дружественные отношения».
Если в предыдущей NPR 2010 года Россия подавалась как «партнер, уже не враг», то в новой стратегии практически все положения обосновываются «русской угрозой», причем прямым текстом. Особенно это касается отставания США в области тактического ядерного оружия и необходимости срочной ликвидации этого разрыва.
В области стратегической ядерной триады также подчеркивается значительное обновление российского арсенала, включая разработку гиперзвуковых маневрирующих боевых блоков для межконтинентальных баллистических ракет и пресловутой «межконтинентальной ядерной торпеды». Одной из основных открыто декларируемых идей NPR 2018 является мысль, что только срочное устранение отставания от России путем проанализированных выше мер позволит лишить ее экспансионистских иллюзий и обеспечит мир и стратегическую стабильность для США и их союзников.
Китаю уделено значительно меньше места, хотя и отмечена потенциальная угроза с его стороны. Пекин отреагировал на публикацию документа крайне жестко, подвергнув его открытой критике и заявив, что надуманные обвинения являются прикрытием для наращивания ядерного арсенала. По «совпадению», за несколько дней до публикации доклада, черновая версия которого была «слита» в прессу заранее, в официальном издании Вооруженных сил Китая вышла статья, призывающая значительно усилить потенциал ядерного сдерживания.
Учитывая высокую закрытость Китая в этой области, подобный шаг можно приравнять к открытому объявлению о начале резкого наращивания его ядерного потенциала, который ранее поддерживался на минимальном уровне.
Учитывая, что к развертыванию готовы новые тяжелые межконтинентальные баллистические ракеты с разделяющимися головными частями и новый тип ракетных субмарин, это не пустая угроза.
Однако наибольшую опасность в новой ядерной стратегии США таят не прямые выпады в отношении России или иной конкретной страны. В конце концов, то, что американцы станут обновлять свои ядерные силы, было неизбежно: альтернатив у них не было, да и ситуация взаимного, равного и упорядоченного силового сдерживания не содержит прямой угрозы и может быть залогом стабильности и взаимного уважения.
Настоящую угрозу таит постоянное упоминание о том, что ядерное оружие США должно стать «гибким», пригодным к применению в большем количестве ситуаций.
Разработка различного «маломощного» оружия с пониженным побочным ущербом от B61‑12 до легких боевых блоков к Trident II явно ориентирована в первую очередь не на противостояние с Россией: если дойдет до того, что русские и американцы начнут применять друг против друга ядерное оружие, «побочный ущерб» явно уже не будет иметь значения, да и надеяться, что противной стороне будет какое-то дело до «экологичности» ракеты, которую ты только что применил, очень наивно.
Судя по всему, США готовятся — целенаправленно или «на всякий случай» — к тому, что в наступившем веке «ядерное табу» будет нарушено в конфликте либо с одной из непризнанных ядерных держав, либо с пороговым враждебным государством третьего мира. И очевидная для всего мира подготовка к этому не может не обострить будущие конфликты и не подстегнуть многие страны, опасающиеся за свою безопасность, к тайному или явному построению эффективных сил сдерживания. Корейский ракетно-ядерный кризис может в будущем показаться только цветочками, что совершенно невыгодно и для России, которой в данном случае остается только наблюдать. И держать ядерный порох сухим.
Сделаем бомбу применяемой: новая гонка ядерных вооружений

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

409
Похожие новости
07 июня 2018, 14:06
13 июня 2018, 13:06
11 июня 2018, 11:36
13 июня 2018, 13:06
06 июня 2018, 10:36
12 июня 2018, 12:36
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 июня, 18:06 486
13 июня, 16:06 504
14 июня, 22:06 332
14 июня, 11:06 325
15 июня, 17:36 904
15 июня, 17:36 331