Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Рыба гниет с головы: Украина - сама себе злейший враг - The American Interest

«Патронажная» политика Киева и его мягкий авторитаризм могут уничтожить надежды Майдана, как это случилось после оранжевой революции.
В первые дни работы администрации Трампа перспективы у Украины были предельно мрачными. Соединенные Штаты только что избрали человека, пообещавшего радикально изменить многолетнюю внешнюю политику, породившего сомнения в системе альянсов, которая легла в основу послевоенного порядка в Европе, и пообещавшего поладить с Россией. В этот зловещий момент известные украинцы задумались о немыслимом: что Украине придется пойти на компромисс по Крыму или оставить надежду на членство в ЕС и НАТО.
Спустя восемь месяцев обстоятельства изменились, причем в основном в пользу Украины. Президент Трамп, прислушавшись к советам своих опытных помощников, перешел к более традиционной внешней политике, а скептически настроенный конгресс связал ему руки в вопросе перезагрузки с Россией. Трамп и его подчиненные уже несколько раз подтвердили американские обязательства перед Украиной и пообещали перезапустить процесс мирного урегулирования.
Во время своего недавнего визита в Киев министр обороны Мэттис прозрачно намекнул, что администрация Трампа будет поставлять Украине летальное оружие, от чего в свое время отказалась не склонная рисковать администрация Обамы. Что касается экономики, то Украина идет на поправку: выпуск продукции увеличивается, прогнозируется рост, а инфляция снижается.
Поэтому самая большая опасность для Украины сегодня состоит не в том, что ее захватит Россия или бросят на произвол судьбы Соединенные Штаты. Опасность заключается в том, что страна эта постепенно сползает обратно к отвратительной политике покровительства и мягкому авторитаризму. Это две напасти, которые вполне могут погубить надежды Майдана, как они сделали это с оранжевой революцией.
Затруднения Украины отнюдь не уникальны. Как и многие другие постсоветские государства, она страдает от бремени олигархической структуры, сбросить которое оказалось очень сложно, несмотря на надежды активистов и реформаторов, возглавивших движение Майдана. Как отмечает в своей статье для вебсайта Open Democracy Андреас Умланд (Andreas Umland) (ссылаясь на политолога Генри Хейла (Henry Hale), Украина по-прежнему является классическим примером «патронажной политики», и власть там распределяется не в ходе официального политического процесса, а через систему знакомств, кумовства и корыстных интересов:
В тех странах, где действует такая «патронажная политика», власть аккумулируется и реализуется посредством более или менее успешного создания, поддержания и координации неформальных, зачастую взаимосвязанных пирамидальных структур, возглавляемых людьми, которые руководят крупными экономическими конгломератами, региональными политическими машинами или центральными государственными администрациями.
Обычно самые мощные структуры такого типа проникают в различные государственные и общественные институты, начиная с министерств и ведомств, и кончая партиями, компаниями, средствами массовой информации и некоммерческими организациями. Прочность такой сложной клики обеспечивает не узаконенная иерархия власти, а семейные связи, мафиозные «понятия» и кодекс поведения, накопившиеся обязательства, а также собранный друг на друга компромат.
По мнению Умланда, патронажную систему, какая существует на Украине, очень трудно искоренить, потому что она очень изворотлива и находчива. Ценности, о которых заявляет государство, могут меняться, но основополагающая клановая структура остается неизменной.
«При патронажном политическом режиме официально прозападная внешняя политика легко может сосуществовать с гиперкоррумпированной внутренней политикой, пока это противоречие не затрагивает финансовые и прочие интересы правящего клана», — утверждает Умланд.
Более того, такие режимы могут осуществлять реформы западного образца, чтобы получать помощь из-за рубежа, но при этом они манипулируют этими реформами, искажая их предназначение или избирательно преследуя оппонентов режима.
Именно такой путь выбрал Киев. Президент Порошенко известен тем, что неоднократно объявлял своей западной аудитории о начале достойных похвалы реформ, а потом сворачивал их или искажал в процессе проведения. Например, в марте, когда Украина приняла закон о раскрытии информации об активах, доходах и собственности государственных служащих, в него внесли поправки, и теперь те же самые требования предъявляются к антикоррупционным неправительственным организациям. Западные союзники Украины увидели в этом шаге неприкрытую попытку выборочного давления на активистов, журналистов и неправительственные организации, чьи расследования доставляют неприятности властям.
Потом Порошенко начал работу над новой редакцией закона, однако такие активисты как Виталий Шабунин, который возглавляет Центр противодействия коррупции, утверждают, что новая редакция — это профанация. Сам Шабунин все чаще подвергается нападкам. Он заявляет, что государство незаконно прослушивает его разговоры и преследует иными способами.
В мае депутаты парламента обвинили организацию Шабунина в присвоении средств из американской помощи. Обвинения эти инициировала таинственная НКО, созданная буквально в считанные часы, чтобы вести против Шабунина кампанию очернительства. Вскоре после этого налоговая полиция начала расследование в шабунинском Центре противодействия коррупции. Есть также информация о том, что украинские спецслужбы организуют против него протесты.
Однако, как отмечает Катерина Смаглий из Института Кеннана, некоторые общественные организации сами спровоцировали такого рода нападки, влившись в существующие патронажные структуры, как внутренние, так и зарубежные. Некоторые украинские НКО больше думают о написании докладов, чтобы угодить своим западным спонсорам, чем об оказании помощи украинцам. Другие же организации многим обязаны ведущим украинским олигархам, таким как Виктор Пинчук и Игорь Коломойский. Таким образом, когда эти антикоррупционные организации начинают разоблачать власть, их можно запросто дискредитировать, показав, что это обычные инструменты соперничающих между собой олигархов, при помощи которых они отстаивают свои интересы.
Проблемы Украины в борьбе за осуществление демократических чаяний Майдана не ослабили стремление общества к реформам. Проведенный недавно опрос общественного мнения показал, что 51% жителей Украины считает главной проблемой страны коррупцию во власти. Тех, кто главной проблемой назвал войну с Россией на востоке Украины, оказалось меньше.
Но мало кто верит, что государство или гражданское общество успешно искореняют коррупцию. Рейтинги популярности всех без исключения ведущих политиков Украины удручающе низки. У наиболее популярной Юлии Тимошенко рейтинг одобрения составляет 22%. Очередная перетряска презираемой политической элиты вряд ли исправит фундаментальные патологии украинского государства. Копать надо глубже, учитывая то обстоятельство, что Запад и сам несет определенную долю ответственности, поддерживая коррумпированную украинскую олигархию.
Западные страны слишком часто выступают в качестве пособников вороватого правящего класса Украины. Налоговые оазисы типа Люксембурга, Швейцарии и Кипра с радостью принимают неправедно нажитые деньги олигархов. Слабо регулируемый лондонский рынок недвижимости создает удобные механизмы для отмывания их грязных денег через сомнительные компании-пустышки. И как показали Панамские документы, украинская рыба гниет с головы.
У президента Порошенко есть множество скрываемых офшорных компаний, в которых он держит свое колоссальное состояние, и эти компании находятся далеко за пределами той страны, которой он руководит и, соответственно, ее юрисдикции. И хотя Запад пусть неохотно, но поддерживает Порошенко, этот человек остается продуктом старой системы, давним членом олигархического класса, для которого такое поведение является нормой.
Кроме причастности к отмыванию денег, Запад также занимается отмыванием репутаций. У каждого уважающего себя украинского олигарха и политика в Вашингтоне есть наемные адвокаты и лоббисты, которые продвигают его интересы на Кей-Стрит (место сосредоточения лоббистских организаций, мозговых центров и адвокатских групп — прим. перев.), на Капитолийском холме и среди украинской диаспоры.
Таким образом, лоббистская индустрия Вашингтона наживается на украинской патронажной политической системе и отстаивает ее, а американские фирмы действуют как рядовой винтик в системе своих покровителей. Этой проблеме много лет, и касается она обеих партий. Как отмечается в недавней статье на страницах Daily Beast, демократические фирмы не меньше республиканских были готовы работать на нечистоплотных дельцов типа Пола Манафорта, обеляя преступления режима Януковича. А что касается государственного сектора, то американские администрации очень часто преуменьшают недостатки украинского правительства, если оно публично признает западные идеалы.
Короче говоря, готовность Запада отмывать деньги и репутации олигархов позволяет нынешней системе преуспевать и здравствовать. Для решения этой проблемы в комплексе требуется колоссальная политическая воля и координация действий, что Западу в данный момент не под силу. Но есть и меры меньших масштабов, которые Соединенные Штаты и ЕС могут принять в ближайшее время, чтобы устранить собственные недостатки и наставить Киев на правильный путь.
Союзники Украины могут и должны усилить давление на правительство Порошенко, увязывая предоставление экономической помощи с реализацией содержательных реформ, таких как создание антикоррупционного суда, на чем уже давно настаивают подвергающиеся нападкам украинские реформаторы. Многие из наиболее значимых украинских реформ были приняты лишь из-за того, что МВФ и ЕС выдвинули такого рода условия. Поэтому дальнейшая помощь не должна быть безусловной. Администрация Трампа должна назначить специального уполномоченного по Украине, чтобы всячески подталкивать Киев к борьбе с коррупцией. Примерно такую роль в администрации Обамы играл Джо Байден. Кроме того, нынешняя администрация должна расширить сотрудничество между правоохранительными органами, какое сегодня существует между ФБР и Национальным антикоррупционным бюро Украины, чтобы помочь Киеву в преследовании известных воров во власти и в возвращении украденных активов.
Если Запад не будет оказывать такое давление, хорошо знакомые нам тенденции будут и дальше усиливаться. Антикоррупционные расследования не без помощи властей зайдут в тупик. Президентская власть будет укрепляться, Порошенко станет безнаказанно оттеснять на обочину своих политических противников (его союзники в парламенте уже требуют начать уголовное расследование против Тимошенко). А поскольку правящий класс готовится к выборам 2019 года, страна может погрязнуть в межфракционной вражде и коррупционных сделках, которые давно уже являются отличительной чертой украинской политики покровительства.
Это кино мы уже видели, и закончилось оно тем, что Виктор Янукович взял власть в свои руки, когда оранжевая революция не выполнила обещания, данные ее реформаторами. Украина уже упустила один шанс на осуществление реальных реформ. Упустить второй шанс ей непозволительно.
Шон Кили

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

180
Похожие новости
18 ноября 2017, 17:06
19 ноября 2017, 14:06
19 ноября 2017, 17:06
19 ноября 2017, 22:06
18 ноября 2017, 14:36
18 ноября 2017, 17:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 ноября, 17:06 775
16 ноября, 06:36 918
15 ноября, 04:06 739
16 ноября, 11:36 1228
18 ноября, 09:06 641
13 ноября, 22:51 900