Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Привыкай быть вторым сортом. Украинского наци изгнали за то, что он русский

Ведущий львовского телеканала ZIK, одиозный и эпатажный журналист Остап Дроздов выгнал из студии одиозного же и эпатажного политолога Юрия Романенко — за попытку последнего отвечать на вопросы по-русски.
В сегодняшних обстоятельствах определения "одиозный" и "эпатажный" принято считать уже скорее комплиментарными, чем презрительными, однако в данном случае все по старинке: оба фигуранта скандала — известные на Украине фриковатые нарциссы с колоссально раздутым эго. Оба то и дело выступают с залихватскими людоедскими идеями в отношении Донбасса и русскоязычного населения в целом.
И вот свой своя не познаша. То есть идеи-то у них в принципе одинаковые, но Остап излагает их на мове, а Романенко — по-русски. Неожиданно для всех зрителей и болельщиков, приготовившихся насладиться бескомпромиссным ристалищем двух украинских интеллектуалов, в котором один будет утверждать, что Донбасс нужно обнести колючей проволокой, а другой — возражать, что по проволоке необходимо пустить ток, пир духа не состоялся. Пана Романенко, заслуженного бандеровца, все последние годы окормляющего карателей идеологическими впрысками ненависти к донецким и Русскому миру, прогнали вон. И кто? Побратим и соратник.
А ведь нам минимум два последних десятилетия внушали, что вопросы языка для украинцев стоят на 25-м месте и их раздувают только враги Украины, наущаемые Кремлем. Для того чтобы лучше понять, о ком в данном случае идет речь, изложим читателям краткий бэкграунд каждого в формате модного голливудского флешбека — потому что оба наглядно иллюстрируют, откуда на Украине взялась сегодняшняя элитно-медийная тусовка и как она стала такой.
Остап Дроздов, трибун и истерик, отнюдь не всегда требовал распять Донбасс. До Майдана он обильно философствовал на тему уважения к разным регионам Украины, проводил сравнительный анализ Галичины и Донбасса и даже настаивал на том, чтобы отказаться от давления и дать всем оставаться самобытными: "Буду говорить откровенно: я не вижу необходимости в полном согласии. Наши взаимоотношения могут быть на базе невмешательства и ненавязывания. Каждый регион должен остаться при своем мнении, не оскорбляя друг друга. Некоторые "великие патриоты" Львова искренне считают жителей Востока "больными, которых надо спасать и обращать в лоно украинства". Большей глупости не придумаешь. Я часто задаю себе вопрос: кто кому не подходит больше? Мой ответ таков: Галичина совершенно не вписывается в современную Украину и является в ней инородным телом".
Кэш интернета помнит всё, а рукописи не горят, поэтому так уморительно сегодня читать как будто забытые импровизации Дроздова. В частности, эту: "Донбасс редко может упереться рогом: "А я не буду!", тогда как галичане только это и делают". Здесь отчетливо пахнуло презрительными инвективами на тему врожденной рабской натуры донбасских, но сегодня, когда Донбасс уперся-таки рогом, Дроздов натурально впал в истерический статус и требует расправ, насильственной ассимиляции, а еще лучше — полного кровавого отсечения этой части страны от здорового тела Неньки.
Романенко тоже отнюдь не всегда исповедовал радикальные нацистские идеи и тоже долго разглагольствовал на тему толерантности, уважения к разным ценностям и так далее — в полной и даже трогательной зависимости от кормящей руки. С началом государственного переворота и далее войны в Донбассе оба мгновенно стали образцовыми наци, и их речи сделались неотличимыми друг от друга. Разница лишь в том, что одни — на мове, другие — по-русски.
Именно это оказалось линией разлома, которая радикально разделила бывших единомышленников и их сторонников. Тема языка оказалась ломающей все умозрительные построения.
Дроздов разразился страстным слезливым манифестом о том, как страшно на Украине притесняли украинский язык и его носителей, как бесконечно долго они были гражданами второго сорта и как критически важно теперь загнать под плинтус всех русскоязычных, кем бы они ни были. "Вы, принципиально одноязычные русскоязычные люди, можете быть замечательными людьми, сдавать деньги на армию, ваши сыновья могут служить в рядах ВСУ — но вы, сами того не понимая, являетесь залогом войны", — заходится в обличительном пафосе известный ритор. И это прекрасно.
Почему, спросите, прекрасно? Вот именно поэтому. Пусть принципиально русскоязычные люди услышат, наконец, где их место в этом страшном и смешном недорейхе. Пусть узнают пресловутые, как они себя именуют, "к*цапо"- и "ж*до"-бандеровцы, неустанно клянущиеся в верности новой демократической Украине и европейским ценностям, на чем конкретно их вертят. Пусть отчетливо понимают боевики из карательных батальонов, в которых, увы, звучит русская речь, за какую страну они готовы умирать, убивать — и делают это уже четвертый год. И все эти легионы бывших донецких и луганских, переехавших на территорию другой Украины, — они тоже обязаны ясно и четко осознать, что только отказавшись от родного языка, мимикрировав, преобразовавшись, став большими украинцами, чем сами украинцы, они, возможно, могут рассчитывать на помилование.
Но никому ничего не забудут. Даже в тихие вегетарианские времена луганские и донецкие, очарованные украинством и переехавшие на ПМЖ на запад страны, с изумлением сталкивались с подспудным, а иногда и открытым неприятием и отсутствием перспектив сделать сколько-нибудь удачную карьеру, ибо навсегда оставались чужаками. А их рьяное желание стать своими, перенять традиции, обряды и ритуалы лишь вызывало подозрение.
В том же ключе, что и Дроздов со товарищи выступает другой идеолог радикального украинства — крайне одиозный Дмытро Корчинский. Характерно его признание — "Почему не нужно жалеть Шеремета? Потому что он был недостаточно радикален в защите всего украинского, а нам такие вялые не нужны".
Русскоязычные в качестве майданной биомассы — велкам, русскоязычные в качестве пушечного мяса — исполать, русскоязычные в качестве карателей — добро пожаловать. Но всяк сверчок знай свой шесток. Неизбежно наступает момент, когда им указывают их место, и оно отнюдь не так презентабельно, как им мечтается в интернациональных фантазиях совместного и дружного обустройства Украины. Ибо нельзя сначала вместе с правыми радикалами строить принципиально ксенофобское моноэтническое государство с единственной идеологией и системой подавления любого инакомыслия и иноязычия, а потом вдруг не стать его жертвой.
Собственно, из комментариев к случившемуся с Романенко конфузу совершенно отчетливо видно, что подавляющее число комментаторов всецело поддерживают манифест Дроздова, в котором тот требует тотальных военных действий против всего русского и русскоязычного на всей территории страны. Бить, так сказать, врага безо всякой пощады. Потому что у русского языка есть своя страна, и она называется Россия, где только ему и место. У немецкого — своя, и называется она Германия. А у нас, мол, есть свой язык и своя для него страна.
Очевидный аргумент, что в Австрии не удается поговорить по-австрийски, в Австралии — по-австралийски, в Швейцарии — по-швейцарски, а в Канаде — по-канадски, отметается как дурацкий. Ведь это страны кого надо страны, а тут какая-то Россия…
Дроздов, конечно, врет. Никакой дискриминации украинского не было ни в СССР, ни в годы незалежности. Напротив, советские школьники в УССР учили украинский пять-шесть часов в неделю и, что характерно, в итоге владели им в совершенстве. Семьи были обязаны в принудительном порядке подписываться на украинские издания, и обычной ситуацией было наличие в одной семье по две-три подписки на одну и ту же газету — родителей заставили на их предприятиях, а детей — в школе. При Кравчуке украинский язык последовательно и агрессивно внедрялся во все идеологические министерства и ведомства, тогда же началось массовое десантирование галичан и волынян в столицу. На мову перешли практически все вузы и подавляющее число школ. Но везде, где люди могли выбирать добровольно, преобладал русский.
Таким образом, выходит, что мова может восторжествовать только при условии искусственной дискриминации русского, при его полном выкорчевывании из всех сфер жизни. Именно этого и требуют дроздовы. И они, похоже, побеждают. Достаточно почитать ликующие переможные отзывы. Содрогаются в восторге две образцовые ведьмы Фарион и Ницой, гулкий одобрямс слышится из глубин свидомой образованщины, в экстазе грантоеды и принципиальные нациократы, снова актуальны затихшие было публичные призывы обустраивать гетто для русскоязычных.
Отдадим между тем должное разуму и вменяемости тех украиноязычных, которые ужаснулись идеям Дроздова и с отвращением порицают их. Такие тоже есть — и это вдохновляет. Но общий тренд, увы, другой. Глубоко обиженный пан Юрий Романенко тем временем негодует и обещает обратиться в суд и прокуратуру. Многочисленные интернет-свидетели его унижения жуют попкорн и опускают большой палец долу — ухитриться разом потерять сторонников во всех лагерях уметь надо.
В общем, чума на оба ваши дома. Именно вы и такие, как вы, разрушили прекрасную мою Украину, где всем народам жилось тепло и весело.
Нюра Н.Берг
Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

360
Похожие новости
20 ноября 2017, 16:36
21 ноября 2017, 03:06
21 ноября 2017, 00:36
20 ноября 2017, 08:36
20 ноября 2017, 22:06
20 ноября 2017, 22:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 ноября, 01:06 877
15 ноября, 22:36 699
15 ноября, 14:36 654
18 ноября, 14:36 848
17 ноября, 19:36 683
14 ноября, 23:06 681