Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Приватизация по-итальянски

Приватизация – это реальная финансовая инженерия. Правительства отказываются от выполнения задач, а затем могут утверждать, что сократили расходы. Сборы покрывают расходы на услуги. Обычные граждане по-прежнему платят и часто платят гораздо больше, но, по-видимому, это уже не имеет никакого отношения к правительству. Политики надеются, что граждане не заметят или, если заметят, то будут обвинять корпорации, а не политиков, одобривших приватизационный контракт, который позволил резко увеличить тарифы на поездку. Когда мост Моранди был приватизирован, водителям пришлось платить больше, чем за пересечение более безопасных мостов. И вот 40 человек заплатили своей жизнью.
Крушение моста Моранди в Генуе 14 августа 2018 года было предсказуемо. О катастрофе предупреждали некоторые итальянские инженеры. У моста были бетонные опоры, а не стальные тросы, которые используются в большинстве современных мостов. Тогдашнее итальянское правительство решило сэкономить, а инженер, который проектировал мост, показал своё высокомерие или глупость. Плохо построенные или стареющие конструкции требуют постоянного мониторинга и технического обслуживания. Это может продлить срок службы и при этом вовремя уведомить власти, что ремонт уже не в состоянии обеспечить безопасность объекта.
Техническое обслуживание моста Моранди, а также большинства мостов и автомагистралей в Италии было отдано на откуп частным компаниям. Мост Моранди контролировался итальянской компанией Autostrade per l’Italia, которая также управляет автомагистралями в США и контролируется семьей Benetton, коей принадлежит более трети её акций. Подобный аутсорсинг призван экономить деньги правительств. Частные фирмы взимают плату за пользование автомагистралями и мостами для покрытия своих расходов и получения прибыли. Основанием для аутсорсинга является то, что частные фирмы более эффективны, чем государственные организации, и поэтому пошлины, которые взимаются, будут меньше, чем налоги, которые в противном случае придётся платить за инфраструктуру. Теоретически частные компании настолько эффективны, что их затраты плюс маржа прибыли будут меньше того, что придётся тратить правительственным организациям.
Судя по всему, левые и либеральные правительства отстаивали приватизацию так же рьяно, как и правые. Тони Блэр и Билл Клинтон активизировали распродажу или контрактирование государственных услуг и предприятий частным фирмам, а мост Моранди был передан на баланс компании Autostrade per l’Italia в 1999 году левоцентристским правительством во главе с Массимо д’Алема. Экономия средств в большинстве случаев не особо проявила себя, и когда частные фирмы тратят меньше, они делают это не благодаря чуду капиталистической эффективности, а посредством использования более дешёвых товаров и сокращения вложений в обслуживание. Мы слишком поздно узнали, что мост Моранди редко инспектировался и недостаточно ремонтировался. Приватизация британской железной дороги была катастрофой. Покупатели резко сократили расходы на ремонт и перестройку. В результате британские поезда разбиваются, застревают из-за сломанных семафоров и попадают в аварии.
Приватизация – это реальная финансовая инженерия. Правительства отказываются от выполнения задач, а затем могут утверждать, что сократили расходы. Сборы покрывают расходы на услуги. Обычные граждане по-прежнему платят и часто платят гораздо больше, но, по-видимому, это уже не имеет никакого отношения к правительству. Политики надеются, что граждане не заметят или, если заметят, то будут обвинять корпорации, а не политиков, одобривших приватизационный контракт, который позволил резко увеличить тарифы на поездку, тарифы на воду и так далее. Когда мост Моранди был приватизирован, водителям пришлось платить больше, чем за пересечение более безопасных мостов. И вот 40 человек заплатили своей жизнью.
Судя по всему, итальянское правительство имеет законное право отменить свой контракт с Autostrade после этой катастрофы. Другие правительства становятся заложниками продолжительной или даже постоянной приватизации. Вот ещё один печально известный пример – из Чикаго. Ричард Дэйли, тогдашний мэр Чикаго, столкнулся с большим бюджетным дефицитом, из-за чего потребовалось либо увеличение налогов, либо сокращение ассигнований на услуги. Вместо этого он согласился сдать в аренду парковочные счётчики города и городские гаражи консорциуму частных инвесторов на сумму чуть более 1 миллиарда долларов. Это решило проблему немедленного пополнения бюджета, но создало «золотое дно» для инвесторов, где доминировали выходцы из Абу-Даби. Частная фирма более чем удвоила стоимость парковки, что для чикагцев стало очередным налогом, только под другим именем. Инвесторы уже заработали от сделки 927 миллионов долларов и окупят все свои инвестиции к 2021 году. У них будет ещё 62 года чистой прибыли.
По сути сделка с чикагской парковкой – это очень высокая процентная ссуда от инвесторов. Эта сделка также делает невозможным сокращение трафика в Чикаго, поскольку мэрия вынуждена будет платить огромные компенсации частной компании за любые парковочные места, которые она намерена устранить.
Другие приватизационные сделки также ограничивают полномочия правительств. Когда президент Клинтон создал государственную корпорацию, которая приняла на себя роль Министерства энергетики в покупке и переработке высокообогащенного урана из выведенного из эксплуатации советского ядерного оружия, а затем приватизировал её, он, по сути, уступил принятие решений о том, сколько урана будет поступать из России в США. Соображения государственных должностных лиц дипломатического и военного характера уступили интересам капиталистов, которые увеличивали или уменьшали закупки урана в зависимости от рыночных цен. Понятно, что инвесторы хотели максимизировать свою прибыль и не желали терпеть убытки. В конце концов их прибыль сократилась и ради стратегических интересов частная фирма так резко сократила закупки урана у России, что его переработка осуществлялась в значительно меньших масштабах, чем на это рассчитывали правительства США или России. Правительство США мало заработало на продаже принадлежащей государству фирмы, что выглядит совсем мизерным по сравнению с расходами на предотвращение распространения ядерного оружия.
Почему приватизация продолжается? В некоторых странах правительственные чиновники получают взятки или откаты от покупателей государственной собственности или государственных контрактов. Однако такое редко случается в США, Великобритании и даже в Италии. Правые и умеренно левые правительства всё ещё убеждены в том, что частная собственность лучше, чем общественная, а рынки и капиталистические предприятия более эффективны, чем государственная бюрократия.
И было бы неплохо, чтобы катастрофа моста Моранди заставила политиков всех мастей или по крайней мере тех, кто считает себя прогрессивными, переосмыслить свою веру в приватизацию. Но, скорее всего, они попытаются представить дело Autostrade per l’Italia как уникальный случай с некомпетентной жадной фирмой, чтобы оправдать дальнейшие планы приватизации. К сожалению, будут ещё катастрофы прежде, чем начнут решаться серьёзные проблемы, связанные с тем, что частные компании должны работать на благо общества, а не на извлечение прибыли из плохо проработанных проектов.
Автор: Ричард Лахманн
Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

122
Похожие новости
25 сентября 2018, 18:36
26 сентября 2018, 14:06
26 сентября 2018, 05:36
25 сентября 2018, 19:06
26 сентября 2018, 05:36
26 сентября 2018, 08:06
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
25 сентября 2018, 18:36
25 сентября 2018, 21:06
25 сентября 2018, 21:06
25 сентября 2018, 19:06
25 сентября 2018, 18:36
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 сентября, 12:06 475
19 сентября, 17:06 676
22 сентября, 21:36 313
21 сентября, 21:06 440
23 сентября, 22:06 512
22 сентября, 13:06 633