Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

«Президентский ультиматум»: Чего Порошенко хочет от Украинской православной церкви?

Сегодня – 28-го июля, православный люд, традиционно, отмечает День крещения Руси – праздник, значение которого трудно переоценить, как с исторической, так с культурной и социальной точек зрения. И, конечно же, в столь важный день, разнокалиберные политики дежурно поздравляют всех, корча из себя верующих. Не стал исключением, и президент Украины Петр Порошенко. Только его месседж, по сути дела, является вовсе не поздравлением, но скрытым ультиматумом.
«Владимир Великий 1029 лет назад принял судьбоносное решение – окрестить Русь-Украину. Он принял христианскую веру от Константинопольской Церкви, которая для нас и должна, и является Церковью-Матерью. Именно от нее мы ожидаем признания автокефалии украинской Церкви – равной с остальными поместными православными церквями. И, разумеется, духовно и административно независимой от Москвы, от страны-агрессора. Выбор христианской веры князем Владимиром был и европейским выбором», - написал украинский президент в своем блоге на «Facebook».


А пока историки-профессионалы утирают слезы умиления, читая о том, как Владимир Великий, будучи представителем еще родоплеменного общества, делал «европейский выбор», куда важнее обратить внимание на скрытый, но более важный посыл, адресованный руководству Украинской православной церкви Московского Патриархата. Ни для кого не секрет, что с началом гражданской войны на Донбассе, новые власти Украины, через праворадикалов и поддерживаемых ими представителей УПЦ Киевского Патриархата, запустили процесс «выдавливания» УПЦ Московского Патриархата за пределы страны. 
Притом, что УПЦ Московского Патриархата старается максимально дистанцироваться от гражданского конфликта и призывает исключительно к миру, ее, через подконтрольные СМИ и карманных блогеров, все равно выставляют то агентурной сетью Кремля, то и «рассадником сепаратизма». Этой агрессивной информационной кампанией, а также тотальной безнаказанностью разнообразных «активистов» в масках и камуфляже, беззастенчиво пользуется УПЦ КП, дабы укрепить свои позиции за чужой счет. 
При этом бытует мнение, что задача власти – окончательно выдворить церковь Московского Патриархата из Украины, сделав Киевский Патриархат монополистом на православие в стране. На эту мысль, в частности, наводит кампания по отъему храмов и некоторые законодательные инициативы, призванные упростить, а то и легитимизировать сей процесс. На самом же деле, УПЦ КП в этой истории отведена роль падальщика, который рассчитывает на остатки чужой трапезы. 
Основная цель украинской идеологической машины – вызвать раскол в самой УПЦ МП. Тут следует объяснить, что УПЦ КП, несмотря на то, что за три года, благодаря оголтелой пропаганде и «ястребиной» позиции, стала заметно более влиятельной, за пределами Украины, а также в глазах верующих, разбирающихся в вопросе, остается заурядной сектой. Ведь церковь – это не просто общественная организация, которую можно просто зарегистрировать. Истоки ее легитимности и духовного авторитета, а главное признаваемости как среди верующих, так и в церковном мире, с одной стороны гораздо тоньше, нежели пакет документов, которые согласно закону нужно отнести в регистрационные органы, с другой – гораздо весомее. Это понимают даже среди тех, кто сегодня в политическом плане абсолютно лоялен нынешнему украинскому государству. Несмотря на поддержку его политического курса, они не спешат сменить конфессиональную принадлежность и перейти из лона Московского Патриархата в Киевский. 

Очевидно, что являясь инструментом технологическим, созданным для внесения сумятицы, в качестве инструмента для действенного раскола и отсечения Украины от России, УПЦ КП не подходит. А вот если получится под давлением властей, заставить УПЦ МП (вернее ее часть) отвернутся от Русской православной церкви и переориентироваться на тот же Константинопольский Патриархат, то получится именно так, как хотелось бы Петру Порошенко, его окружению, а главное – их работодателям. И с Россией последние связи разрубить, и признанную православную церковь в государстве оставить. В этом и заключается суть сегодняшнего президентского ультиматума – «покоритесь или репрессии лишь усилятся».

В этом демарше возмутительно все. Во-первых, согласно букве Конституции, Украина является светским государством, а потому ее президент не может указывать церкви, на кого ей ориентироваться. Более того, господин Порошенко, по странному стечению обстоятельств, почему-то стремится урегулировать лишь православный вопрос. Ислам, униатство или, к примеру, многочисленные протестантские церкви, его или совершенно не интересуют, или интерес к ним проявляется дежурный и протокольный. Не потому ли, что из множества существовавших связей, объединяющих российский, украинский и многие другие народы, именно каноническое православие является последним звеном, которое марионеточному киевскому режиму пока еще не удалось окончательно разорвать? 

Кроме того, ужасает глубина пропасти, к которой украинское общество планомерно подталкивают евроориентированные власти? Очевидно, что мирно процессы по разделению конфессий на «правильные и неправильные» не проходят. А уж на фоне полноценной гражданской войны, которая так ничему украинцев не научила, и подавно. И если нападки на все русское отозвались затяжным конфликтом, в котором уже погибли десятки тысяч людей, то раскол церкви обойдется куда дороже. . Инициированный и проспонсированный государством раскол, в случае, если он состоится, таким образом, затронет каждый приход, а, следовательно, каждую православную семью, проживающую на Украине. Линия разграничения пройдет через всю страну и уже не по региональному признаку, а по духовному, культурному и цивилизационному. 

Масштабы возможных последствий, на текущий момент, трудно оценить. Однако же, с уверенностью можно сказать, что крови будет много и литься ей долгие годы. Понимает ли это господин Порошенко? Наверняка понимает. Его во многом можно обвинить, но только не в глупости. Только, судя по всему, контракт, в любом случае, приходится отрабатывать. Возможен ли раскол, на успех которого уповает украинский президент? Пока что официальные представители УПЦ МП демонстрируют жесткую и консолидированную позицию, не допускающую подобного толкования событий.
«Украинская Православная Церковь — это Церковь, независимая в своем управлении, с правами широкой автономии. Нас связывает с Московским Патриархатом духовное, евхаристическое единение и через Московский Патриархат мы соединены с мировым Православием. Нашу Церковь признает весь православный мир. Другие раскольнические структуры православной канонической Церковью не признаются. Это факт, который сейчас почему-то скрывается от наших граждан. И часто, к сожалению, в СМИ замалчивают или грубо искажают ситуацию в религиозном поле Украины. Никто почему-то не говорит о том, что в Украине уже существует Поместная Церковь – Украинская Православная Церковь, которая берет свое начало от Крещения Руси. Те структуры, которые откололись от Тела Украинской Православной Церкви, сознательно «подогревают» ситуацию противостояния в обществе, создавая тем самым дух ненависти и национализма, не присущий нашему народу», - рассказал в недавнем интервью управляющий делами Украинской православной церкви, митрополит Антоний Паканич, добавив, что всего за три года, у УПЦ МП отобрали сорок храмов.
Но необходимо признать, что годы независимости, пропитанные антироссийскими настроениями, не могли не сказаться и на представителях церкви. В руководстве УПЦ МП достаточно как тех, кто выступает за сохранение вековых традиций, так уже и тех, кто, в общем-то, согласился бы на условия Порошенко. Интересно, что все это было предсказано еще в далеком 2002-м году, когда о происходящем сегодня, невозможно было даже помыслить. Именно от такого будущего предостерегал в своем духовном завещании основатель Успенской Свято-Васильевской и Успенской Свято-Николаевской обителей Донецкой епархии, схиархимандрит Зосима. 
«Строго держитесь Русской Православной Церкви и Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси. В случае отхода Украины от Москвы, какая бы ни была автокефалия, беззаконная или «законная», автоматически прерывается связь с Митрополитом Киевским. Из существующих монастырей тогда образовать Дом Милосердия, который будет выполнять святые законы милосердия - служение людям до их погребения, и эту заповедь обители должны выполнять вечно. Никакие угрозы и проклятия не признавать, так как они не каноничные и беззаконные. Твердо стоять за каноны Русской Православной Церкви. В случае отпадения от единства Русской Православной Церкви – правящего архиерея не существует, монастыри переходят в ставропигиальное управление под омофор Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси. Молю Бога и надеюсь, что Святейший Патриарх не откажет и примет под свой омофор», - наставлял прозорливый старец. 
Но, как известно, нет пророка в своем государстве. А потому, сегодня – в День крещения Руси, когда Владимир Великий, своим дальновидным выбором, объединил разрозненные территории в единое, сильное и уважаемое государство, новые самозваные киевские князьки пытаются запустить обратный процесс. Жаждут продолжить начатый с развала СССР процесс дробления на слабые и зависимые княжества, удобные для поглощения и переваривания «добродушными» соседями.
Павел Климов
Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Подпишитесь на нас Вконтакте, Twitter, Одноклассники

192
Похожие новости
24 сентября 2017, 22:51
25 сентября 2017, 18:52
24 сентября 2017, 22:51
24 сентября 2017, 15:21
24 сентября 2017, 20:21
25 сентября 2017, 03:51
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 сентября, 13:06 614
19 сентября, 17:36 757
19 сентября, 15:06 614
21 сентября, 12:21 624
19 сентября, 07:06 834
21 сентября, 22:21 886