Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Политический вакуум

На Украине посадили Михаила Добкина. Народный депутат, бывший губернатор Харьковской области, сообщивший в феврале 2014 года Януковичу, что не может гарантировать его безопасность, друг и соратник действующего мэра Геннадия Кернеса, вместе с ним предавший харьковское сопротивление в апреле-мае 2014 и способствовавший его удушению может быть выпущен под залог в 50 миллионов гривен (и, скорее всего, будет выпущен). Но пока он сидит.

Он сидит и у него есть время подумать над тем, что предавая Януковича, вынуждая его бежать в Донбасс, а затем и из страны, не пуская его на съезд депутатов всех уровней и выхолащивая сам съезд, Добкин парализовал последнюю попытку оказать организованное сопротивление перевороту на государственном уровне. Плач о несостоявшейся «Большой Новороссии» это к нему, к Добкину, сдавшему Януковича, а затем и Харьков, а также к Коломойскому, зачистившему Днепропетровск, Одессу и Запорожье.

Но Коломойский никогда не корчил из себя антифашиста. И это не Коломойский, а Добкин помешал перемещению в Харьков правительственных структур, лояльных депутатов, формированию там центра сопротивления путчу и, в конечном итоге, формированию той самой «Большой Новороссии», как альтернативы (путчистской - ред.) «Большой Галиции» с центром в Киеве.


Добкин выбрал «единую Украину» и возможность заседать в киевском парламенте на вторых ролях. Таких как Добкин оказалось много. Большинство депутатов от Партии регионов и почти все коммунисты своим присутствием в Раде легитимировали переворот и последующие политические трансформации на Украине. Поэтому и ликвидация данных политических сил прошла незаметно для широкой общественности. Исчезли они из украинской политики и никто не спросил куда.

Силы исчезли, но люди остались. Бывшие регионалы оформились в «Оппозиционный блок» и ряд сопутствующих фракций. Они делали очень полезное, с точки зрения режима, дело — демонстрировали всему миру, что в Киеве возможна легальная оппозиция майдану. «Какая же у нас хунта? Где же у нас нацисты?» — вопрошали пропагандисты режима, радостно указывая на то, что все пособники Януковича, оставшиеся в стране прекрасно себя чувствуют, заседают в парламенте и «остро критикуют» победивший майдан.

Предавшие собственную власть, предавшие народное сопротивление «оппозиционеры» занялись и ещё одной важной для режима работой — они канализировали протест Юго-Востока в рамки парламентской борьбы нанайских мальчиков. В конечном итоге «сопротивление режиму» вылилось в дискуссию о том, кто лучше «евроинтегрировался» — бывшие регионалы или действующий Порошенко, которому «оппозиционеры» при необходимости подбрасывали недостающие для проведения законопроектов голоса.

Ну а о том, что ни один «оппозиционер», ни один окопавшийся в Киеве донецкий политик не сделал ничего для достижения мира в Донбассе я просто молчу. Для них даже минские соглашения — слишком большая уступка России. И Крым они всё ещё мечтают вернуть — выпросить его у России, раз уж невозможно захватить.

Прецедент Добкина свидетельствует о том, что через два года после политического разгрома Партии регионов и КПУ, как структур, очередь дошла и до политиков, составлявших эти партии. Если до сих пор действовала парадоксальная ситуация, когда Партия регионов исчезла, а регионалы остались, то теперь начинается зачистка и самих регионалов. (Не совсем "теперь". Ключевых регионалов убивали и в течении 2014..2015гг. Теперь пришло время окончательного решения оппозиционного вопроса с постепенным ограблением оных. Путчисты хотят кушать и просравшие власть "жирные" регионалы будут "съедены" агентурой ЦРУ. - ред.)

Обращаю внимание, что генпрокуратура Украины подала просьбу о снятии неприкосновенности и разрешении на арест шести депутатов. Из них с Лозового («Радикальная партия» Ляшко) и Дейдея («Народный фронт» Яценюка) неприкосновенность не сняли. Розенблата (Блок Петра Порошенко), Полякова («Народный фронт») и Довгого («Воля народа»), сняв неприкосновенность, запретили арестовывать и только Добкина позволили отправить на нары. При этом озвученные против Добкина обвинения наименее убедительны и наиболее политизированы из предъявленного всей шестёрке.

По сути, во время рассмотрения представлений прокуратуры, в парламенте шла борьба не столько за конкретных депутатов, сколько за подтверждение политическими силами своего веса. И это борьбу «Оппозиционный блок» проиграл даже «Радикальной партии» маргинального политического наёмника Ляшко.

Собственно, такой проигрыш был логичен и ожидаем. В условиях истощения внутреннего материального ресурса и соответствующего обострения борьбы за его остатки, сопровождающегося радикализацией политических сил, бывшие регионалы, многократно предавшие собственных, ориентированных на Россию, избирателей и оставшиеся чуждыми майданным активистам-«евроинтеграторам» оказались объективно слабым звеном — тем больным ослабевшим хищником, которого стая съедает в борьбе за жизнь.

Сокращение ресурсной (кормовой) базы режима требует упрощения его политической структуры. Классические олигархические партийные системы, со сложными механизмами внутреннего взаимодействия, ориентированные на постоянное микширование внутренних противоречий и достижение компромиссных договорённостей с аналогичными конкурирующими системами, становятся слишком дорогим и неэффективным «удовольствием». Содержание политического и экспертного аппаратов, а также удовлетворение материальных пожеланий системообразующих членов партии становится слишком накладным. Всё равно, как ехать в театр и везти дамскую сумочку в БелАЗе.

Политическая система Украины стремится к максимальной простоте. Политическая партия уже не опирается на уличные банды и не интегрирует их в свой состав. Политическая партия сводится к уличной банде. Как известно свои «канцлеры» и «министры» были даже у Пугачёва. Поэтому партия, редуцированная до банды, но имеющая доступ к государственным учреждениям и телефонам спецсвязи способна имитировать управление государством. Другое дело, что аппарат, предназначенный для исполнения закона, начинает действовать в попирающей законы манере. Но это неизбежная обратная сторона оптимизации политического процесса под наличную ресурсную базу.

По этой же причине, «социалистический» проект Кивы-Авакова представляется мне более перспективным, чем аналогичный проект бывшего регионала Леонида Кожары. В первом случае лидером некогда системной партии назначается откровенный бандит, который быстро приведёт партийный аппарат в соответствие с потребностями времени. Во втором случае речь идёт о классическом для украинского партийного рынка до переворота бюрократическом партийном проекте.

Такие проекты могли иногда быть успешными (хоть 99% из них так и оставались маргинальными). Они решали конкретную задачу интеграции востребованной у электората левой идеи в олигархическую политическую структуру. Поэтому левых партийных проектов всегда было много (хороших и разных, на любой вкус).

Однако сейчас у режима больше нет ресурсов на интеграцию левых и прочих оппонентов. Упрощение структуры и редукция политики до уровня банды диктует господство силовых методов подавления политических оппонентов, переход к управлению при помощи открытого террора. Политическое пространство больше не делится. Оно просто полностью изымается в пользу победителя. А существование любой (не правящей) политической партии становится возможно лишь в том случае, если она признаёт «руководящую и направляющую» роль победителя. Тем самым партия обессмысливает своё существование. Ибо зачем она нужна, если передаёт право на определение собственных взглядов другой политической силе, сохраняя за собой только название и аппарат?

При этом, если перспективные политические партии на Украине деградируют до состояния банды, а остальные в ближайшее время будут вытеснены из политики силовым путём, то сама политика деградирует до борьбы «капитанов» мафии за пост главного («генерал-капитана») и всё больше реализуется теми же методами.

Таким образом, на сегодня Украина находится в переходной ситуации, когда относительное единство соответствующих требованию времени бандитско-майданных политических сил, определяется необходимостью окончательной зачистки политического пространства от системно-бюрократических (олигархических) оппонентов.

Даже сейчас, параллельно основному вектору, направленному на зачистку системных партий олигархической оппозиции существует несколько векторов внутренней борьбы майданных «капитанов» между собой за высшую власть. С окончательной деградацией традиционной политики и исчезновением системных олигархических политических партий, эта борьба майданных «капитанов» за абсолютную власть должна только обостриться, а её практики станут более жестокими. При этом уже сейчас заметная персонализация политических сил (партия определяется не по названию, а по лидеру) должна будет достичь логического предела.

В идеале, логическим завершением вырождения украинской политической системы стало бы её превращение в придворную камарилью победившего лидера. Однако особенность Украины, как государства разделённого, диктует другой вариант развития событий. По мере обострения борьбы за власть в Киеве сильные региональные политические элиты должны будут вступать в союз с проигравшими борьбу за центральную власть партиями-бандами и сепарироваться от центра, постепенно превращая страну в подобие неустойчивой конфедерации враждующих между собой регионов.

То есть, не одна камарилья, а множество маленьких камарилий.
Ростислав Ищенко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

157
Похожие новости
17 ноября 2017, 20:06
17 ноября 2017, 22:36
18 ноября 2017, 17:06
18 ноября 2017, 14:36
17 ноября 2017, 20:06
17 ноября 2017, 20:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 ноября, 12:21 674
13 ноября, 17:51 1367
13 ноября, 04:21 620
12 ноября, 06:21 666
13 ноября, 20:21 836
16 ноября, 06:36 620