Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

По ракете всей планете

Затишье перед бурей – так можно охарактеризовать политическую и военную ситуацию в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Устроенный западными СМИ марафон по подготовке психологической почвы к вооруженному конфликту между «свободным миром» и «коммунистическим тоталитарным режимом» Пхеньяна достиг апогея.
США концентрируют вооруженные силы в Юго-Восточной Азии для удара по военным и промышленным объектам на территории КНДР. В Японском море сосредоточены три авианосные ударные группы (АУГ), в их составе USS CVN-68 Nimitz, USS CVN-71 Roosevelt и USS CVN-76 Reagan. Три авиакрыла – это в сумме 72–108 истребителей-бомбардировщиков F/A-18E или F Super Hornet, плюс 36 более старых F/A-18C Hornet для действий в интересах морской пехоты. В состав АУГ входят корабли охранения – до 18 эсминцев «Орли Берк», а это 540 КР «Томагавк» для ударов по наземным целям. В Японском море несут патрулирование ПЛАРК SSGN 727 Michigan и SSGN 728 Florida, еще более 300 «Томагавков». На базе ВВС «Андерсен» на Гуаме на взлетной полосе стоят по шесть бомбардировщиков B-1B и B-52 и еще три B-2 с ядерным статусом. Вся эта ударная мощь собрана в кулак не случайно.
Вполне реальная угроза применения американцами ядерного оружия существовала еще во время корейской войны 1950–1953 годов. В штабе сухопутных войск США разработали несколько вариантов плана бомбардировки ключевых военных целей и промышленных объектов на территории Северной Кореи для получения тактических и стратегических преимуществ. Но на самом верху никто не решился открыть ящик Пандоры. Эта угроза сохранялась весь послевоенный период, хотя и в меньшей степени. И, возможно, послужила для Ким Ир Сена основополагающим мотивом начать собственную ядерную программу.
Тесты на независимость
На первых порах в 60-х работы велись с советской помощью, а впоследствии с активным участием китайских специалистов. Существенную роль в продвижении программы сыграл Пакистан. Во второй половине 90-х Абдул Кадыр Хан – «отец ядерной бомбы» Исламабада – передал северокорейской стороне часть оборудования по обогащению урана, около пяти тысяч центрифуг, а также документацию по их использованию. Хан привлек внимание мировой общественности после кражи проектов центрифуги во время его работы в Нидерландах в 70-е годы. По словам представителей американской разведки, он предоставил ключевые данные, хранящиеся на компакт-дисках, в обмен на ракетные технологии. В 2005-м президент Первез Мушарраф и премьер-министр Шаукат Азиз признали, что Хан передал центрифуги и их образцы КНДР. В мае 2008-го ученый, ранее говоривший о предоставлении данных по собственной инициативе, взял свои слова обратно, пояснив, что правительство Пакистана вынудило его стать козлом отпущения. Он также утверждал, что северо-корейская ядерная программа была хорошо развита до его поездок в КНДР.
В первой половине 80-х в городке Йонгбинь в ста километрах севернее Пьхеньяна со всей страны были собраны и объединены под крышей Центра ядерных исследований лучшие физики. Здесь с китайской помощью построен и 14 августа 1985 года пущен экспериментальный уранграфитовый реактор мощностью 20 мегаватт. Он проработал до 1989-го, когда под давлением США его пришлось заглушить и выгрузить восемь тысяч топливных стержней из активной зоны. Оценки количества плутония, наработанного за это время, разнятся. Государственный департамент США насчитал шесть – восемь килограммов, ЦРУ говорят о девяти. По мнению российских и японских экспертов, из восьми тысяч стержней можно получить не менее 24 килограммов. Впоследствии северокорейцам удалось загрузить и запустить реактор вновь, он проработал с середины 1990 по 1994 год, когда давление США вновь привело к остановке. 12 марта 1993-го Пхеньян заявил, что планирует выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и отказался пустить на свои объекты инспекторов МАГАТЭ. С 1990 по 1994-й были построены еще два реактора Magnox (50 МВт и 200 МВт) в Йонбене и Тэчхоне. Первый способен производить 60 килограммов плутония в год, что достаточно примерно для 10 ядерных зарядов. 200-мегаваттный реактор выдает в год 220 килограммов плутония, этого хватит на 40 боеголовок. Столкнувшись с дипломатическим давлением после Резолюции 825 СБ ООН и угрозой американских воздушных ударов, Северная Корея согласилась ликвидировать свою плутониевую программу. В конце 2002 года, после того как «Рамочная договоренность» была приостановлена, Пхеньян перезагрузил реакторы.
9 октября 2006-го страна продемонстрировала свои ядерные возможности первым подземным испытанием. Расчетная мощность взорванного плутониевого устройства составила 0,2–1 килотонну.
25 мая 2009 года Северная Корея провела второй подземный ядерный тест. Геологическая служба США сообщила: взрыв был более мощным, чем предыдущий, – от двух до семи килотонн.
12 февраля 2013-го Северокорейское центральное информационное агентство заявило, что страна испытала миниатюрный ядерный заряд с большей взрывной силой. По данным Института геологических наук и минеральных ресурсов Южной Кореи, расчетная мощность составила 7,7–7,8 килотонны.
9 сентября 2016 года в 9.30 утра по местному времени на территории КНДР зафиксированы сейсмические колебания магнитудой 5,3. Эпицентр находился рядом с населенным пунктом в 20 километрах от полигона Пунгери. Геологическая служба США классифицировала подземные толчки как ядерный взрыв. Позже КНДР официально объявила о пятом испытании. Оценка мощности – от 10 до 30 килотонн.
8 января 2017 года в КНДР протестировано первое термоядерное зарядное устройство. Китайские сейсмологи зафиксировали сильное землетрясение. Информация о наличии у КНДР водородной бомбы подтвердилась в минувшем сентябре. Сейсмические станции разных стран оценили магнитуду подземных толчков в 6,1–6,4, при этом ученые определили, что очаг находился у поверхности земли. Власти Северной Кореи заявили об успешном испытании термоядерной боеголовки. Мощность взрыва, по различным оценкам, составила от 100 до 250 килотонн.
8 августа 2017 года Washington Post сообщила о докладе разведуправления МО США. Из документа становится ясно: Северная Корея изготовила до 60 миниатюрных термоядерных боеголовок, которые могут быть установлены на крылатые и баллистические ракеты. Фотографии, опубликованные в западных СМИ, демонстрируют наличие у Пхеньяна термоядерной боеголовки весом 500–650 килограммов.
Несмотря на все усилия, прилагаемые к созданию средств ПРО в последние 60 лет, в СМИ высказываются сомнения многих ведущих специалистов и ученых в том, что сегодня или в ближайшем будущем возможно появление эффективной обороны от массированной атаки баллистическими ракетами средней и межконтинентальной дальности. Стратегическая БР, оснащенная ядерной боеголовкой, своего рода козырный туз в оружейной колоде, которого жаждет любое государство в политических играх на международной арене.
Но совместить ядерное зарядное устройство (ЯЗУ) и баллистическую ракету – очень сложная техническая задача. Все пять официальных членов «ядерного клуба» прошли долгий и сложный путь от первого испытания ЯЗУ до появления приемлемой конструкции, совместимой с БР. Потребовалось семь лет от первого американского ядерного испытания до появления ЯЗУ W-5 весом 1200 килограммов, предназначенного для установки на крылатые ракеты Matador MGM-1 и Regulus-1, и почти девять лет до создания W-7 для тактических БР Honest John M-3 и Corporal. За это время проведено более 30 ядерных испытаний. Часть из них имела целью улучшение массогабаритных характеристик. Удалось уменьшить вес имплозивного плутониевого устройства с 10 300 фунтов у заряда W-3 до 1645 фунтов у W-7, а внешний диаметр с 60 дюймов (1524 мм) до 30 (762 мм), чтобы заряды могли вписаться в мидель ракеты. Вторая не менее важная задача – приспособить конструкцию ЯЗУ к высоким продольным и поперечным ускорениям, а также температурным перегрузкам, свойственным баллистическому полету. Первая советская БРСД, оснащенная ЯЗУ, Р-5М (SS-3) прошла полные полетные испытания с подрывом ядерного заряда в феврале 1956 года. Полезная нагрузка РДС-4 составляла 1300 килограммов. К этому времени в Советском Союзе было осуществлено 10 ядерных испытаний. В Китае уже четвертое ядерное испытание проводилось в полетном тестировании БРСД DF-2.
Начиная с Mk-1 Little Boy и Mk-3 Fat Man все устройства конструктивно делятся на два вида. Первые – так называемого пушечного типа, прототипом всего семейства является Mk-1. Принцип формирования надкритической массы расщепляющегося (делящегося) материала основан на механическом соединении двух или более частей подкритической массы при помощи обычного взрывчатого вещества либо другими способами. Для этого типа в качестве ядерного материала подходит только U235. Вторые – имплозивного типа, прототип Mk-3. Надкритическая масса достигается сжатием ядра из расщепляющегося материала при помощи того же обычного взрывчатого вещества. В качестве ядерного материала может использоваться Pu239, U233, U235. Первый тип более прост в исполнении и доступен странам с низким научно-техническим и технологическим уровнем. Второй требует меньшего количества расщепляющегося материала, но сложнее в исполнении и предполагает обладание более высокими технологиями. Устройства имплозивного типа выполнены в виде концентрических пустотелых сфер. Первая внутренняя сфера – расщепляющийся материал с внешним радиусом семь сантиметров для U235 и пять сантиметров для Pu239, внутренним радиусом 5,77 и 4,25 сантиметра соответственно. Вторая внутренняя сфера толщиной два сантиметра выполнена из бериллия (отражатель нейтронов), покрывающего ядерный материал. Следующая – толщиной три сантиметра – выполнена из природного U238. Четвертый слой толщиной от 1 до 10 сантиметров – обычное взрывчатое вещество с пластификатором. Кожух устройства изготавливается из алюминиевых сплавов и добавляет еще пару сантиметров к общему объему. Это так называемая модель Фиттера. Со времен Fat Man конструкция имплозивных устройств мало изменилась, разве что тогда использовалось менее совершенное взрывчатое вещество – аматол, общий вес которого составлял 2300 килограммов. В современных ЯЗУ применяется бустирование и взрывчатка PBX – 9501 (W-88), которой достаточно шесть – восемь килограммов. В 1959 году US Atomic Energy Commission разработала универсальную математическую модель ядерного и термоядерного имплозивного устройства в качестве первичного модуля. Для современных зарядов американского и российского производства она несколько устарела, но для оценки северокорейских вполне подходит. Модель позволяет, зная размеры устройства, особенно его ключевой параметр – диаметр, определить мощность. При 12 дюймах (305 мм) мощность составит 10 килотонн, при 16 (406 мм) – 25, при 18 (456 мм) – 100 килотонн, а 24 дюйма (609,6 мм) дают одну мегатонну. Длина устройства соотносится с его диаметром в пропорции 5:1, то есть если ЯЗУ 12-дюймовое, его длина составит 60 дюймов, а вес – 500 фунтов (227 кг).
Представлены все «Хвасоны»
Hwasong-5 представляет собой точную копию советского комплекса «Эльбрус» Р-17 (Scud-С). Первые такие ракеты КНДР получила из Египта в 1979–1980 годах в обмен на помощь во время войны Йом-Киппур. Поскольку отношения с Советским Союзом в то время были довольно напряженными, а китайская помощь оказалась ненадежной, северокорейцы начали обратное проектирование (копирование) «египетских» Р-17. Процесс сопровождался строительством промышленной инфраструктуры, основными элементами которой стали завод № 125 в Пхеньяне, научно-исследовательский институт в Санум-доне и пусковой комплекс «Мусудан-ри».
Первые прототипы изготовлены в 1984-м. Названные Hwasong-5 (известны на Западе как Scud Mod. A) ракеты были идентичны Р-17Э, полученным из Египта. Тестовые полеты проходили в апреле 1984-го, но первую версию выпустили ограниченным тиражом без оперативного развертывания, поскольку целями было только обеспечить испытательные пуски, подтвердить качество производственного процесса. Серийный выпуск Hwasong-5 (Scud Mod. B) начался малыми партиями в 1985-м. Этот тип включал несколько незначительных улучшений по сравнению с оригинальным советским проектом. Дальность с боеголовкой тысяча килограммов была увеличена с 280 до 320 километров, а двигатель Исаева слегка модернизирован. Известно несколько типов полезных нагрузок: осколочно-фугасная, кассетная, химическая и, возможно, биологическая боеголовки. На протяжении всего производственного цикла, пока в 1989 году не появилась Hwasong-6 увеличенной дальности, производители КНДР, как полагают, осуществляли некоторые доработки, в частности системы наведения, но точные данные неизвестны.
В 1985 году Иран приобрел 90–100 Hwasong-5 стоимостью 500 миллионов долларов. По условиям сделки Северная Корея согласилась на передачу ракетных технологий, что помогло Тегерану создать производственную линию. В Иране изделие получило наименование «Шахаб-1». В 1989-м партию Hwasong-5 приобрели Объединенные Арабские Эмираты.
Hwasong-6 – усовершенствованная предшественница. По сравнению с ней имеет увеличенную дальность пуска и улучшенную точность. Массовое производство началось в 1990-м. К 2000 году произведено порядка тысячи единиц, из которых около 400 проданы за рубеж по цене от 1,5 до двух миллионов долларов. 60 ракет поставлено в Иран, где они получили наименование «Шахаб-2». Экспортировались также в Сирию, Египет, Ливию, Йемен.
Hwasong-7 (No Dong) – БРСД, поступила на вооружение ракетных бригад вооруженных сил КНДР в 1998-м. По оценкам западных экспертов, обладает дальностью пуска от 1350 до 1600 километров и способна доставить к цели боеголовку весом 760–1000 килограммов. No Dong создавалась северокорейскими инженерами, по мнению западных экспертов, при финансовой поддержке Ирана и технической помощи России. Якобы в период хаоса и развала экономики 90-х годов оставшиеся без государственных заказов предприятия ВПК продавали всем заинтересованным организациям передовые на тот момент военные технологии. Утверждается, в частности, что ОКБ Макеева передало северокорейской стороне техническую документацию на ЖРД 4Д10 (БРПЛ Р-27) и 4Д75 (БРПЛ Р-29, первая ступень). Двигатель 4Д10, по мнению американских спецслужб, послужил для No Dong прототипом. Предположение весьма спорное. В том, что технические параметры двигателей БР No dong и Р-27 близки, нет ничего удивительного, можно привести в качестве примера еще дюжину типов ЖРД, разработанных в США, Европе и Японии, с абсолютно такими же характеристиками. По данным военной разведки США, одноступенчатая ракета оснащена ЖРД на высококипящих компонентах. Горючее – ТМ 185 (смесь 20% бензина + 80% керосина), окислитель – АК – 271 (смесь 27% N2O4 + 73% HNO3). Тяга – 26 600 килограммов (в вакууме). Но в двигателях 4Д10, созданных 50 лет назад, применялось более совершенное топливо: горючее – UDMH, окислитель – 100% N2O4. Время работы двигателя No Dong на активном участке полета – 115, 23 секунды. Максимальная скорость ракеты в конце активного участка в момент отключения ЖРД – 3750 метров в секунду. Стартовый вес – 15 850 килограммов, отделяемая в полете головная часть – 557,73 килограмма. Существуют экспортные варианты для Пакистана и Ирана. Время полета ракеты задается дальностью полета, которая в свою очередь зависит от веса БЧ. Полет на 1100 километров (вес БЧ – 760 кг) длился 9 минут 58 секунд. На 1500 километров (БЧ – 557,73 кг) – 12 минут. Измерения сделаны разведывательными спутниками США во время тестовых пусков на территории КНДР, Пакистана и Ирана.
Hwasong-10 (BM-25 «Мусудан») – мобильный ракетный комплекс средней дальности. Впервые показан международному сообществу на военном параде 10 октября 2010 года, посвященном 65-й годовщине Трудовой партии Кореи. Впрочем, западные эксперты считают, что это были макеты. Hwasong-10 напоминает по форме советскую БРПЛ Р-27 Zyb , но корейская ракета длиннее на два метра. Расчеты показывают, что в результате удлинения баков дальность полета может достигать примерно 3200–4000 километров против 2500 километров у советского прототипа. С апреля 2016-го Hwasong-10 прошла серию тестовых пусков, из них два, очевидно, успешные.
На вооружении – порядка 50 пусковых установок. При предполагаемой дальности 3200 километров «Мусудан» может поразить любую цель в Восточной Азии (включая военные базы США на Гуаме и Окинаве). Северная Корея продала версию этой ракеты в Иран под обозначением BM-25. Индекс отражает радиус действия (2500 км). Иранское обозначение – «Хоррамшахр». Ракета несет 1800 килограммов полезной нагрузки на расстояние две тысячи километров (Иран утверждает, что он намеренно уменьшил размер по сравнению с первоначальной версией, тем самым не выходя за предел дальности для КР и БР, установленный внутренним законом, в одностороннем порядке ограничивающим ударные средства). Такой радиус действия охватывает цели не только в Израиле, Египте и Саудовской Аравии, но и в странах – членах НАТО: Румынии, Болгарии и Греции. По заявлениям Тегерана, ракета может нести несколько боеголовок, скорее всего РГЧ рассеивающего типа (MRV).
Hwasong-12, если судить по фотографиям экспериментального пуска 14 мая 2017 года, представляет собой проект одноступенчатой ракеты стартовым весом 28 тонн, оснащенной двигателем на высококипящих компонентах топлива с применением одного основного двигателя с четырьмя рулевыми микроЖРД. По первоначальным оценкам, Hwasong-12 будет иметь максимальную дальность пуска от 3700 до 6000 километров. На военном параде в апреле 2017-го Hwasong-12 размещалась на мобильной установке – восьмиосном транспортере Wanshan Special Vehicle WS51200 китайского производства. Скорее всего ракета предназначена для замены РК Hwasong-10, который показал себя крайне ненадежным во время тестовой программы.
Hwasong-13 (KN-08 No Dong-C) – МБР. Некоторое время считалась ракетой промежуточной дальности. Испытания двигателей на полигонах КНДР отмечены западными наблюдателями в конце 2011 года. Комплексы KN-08 впервые публично показаны на параде в Пхеньяне 15 апреля 2012-го. Ракеты были оснащены макетами головных частей. Существует мнение, что и сами ракеты были макетами, так как есть сомнения в возможности перемещения на транспортерах такого размера жидкостных ракет без контейнера в связи с вероятностью механической деформации конструкции корпуса. На параде 10 октября 2015-го, посвященном 70-летию образования КНДР, на тех же транспортерах показан другой вариант KN-08, который тем не менее имеет общие черты с предыдущим. Существует предположение, что в 2012 году были показаны «фейковые» макеты (с искажениями конструкции в целях дезинформации), а в 2015-м – настоящие. Самоходная пусковая установка выполнена на восьмиосном шасси WS51200 (Китай). Пуск ракеты осуществляется со стартового стола, поворотом на нем выполняется прицеливание по азимуту. Вероятно, разработка семейства шасси велась в КНР при технической помощи МЗКТ (Белоруссия).
Hwasong-14 – новейшая разработка. Это полноценная МБР, в настоящее время находящаяся на заключительной стадии разработки и подготовки к испытательным пускам. В НАТО получила собственное наименование KN-20. Впервые была продемонстрирована на военном параде в 2011 году. Но только 4 июля 2017-го проведен первый испытательный пуск. Ракета стартовала с ракетного полигона Банхен в северной части КНДР, поднялась на высоту 2802 километра и пролетела около 933 километров на восток, отделяемая головная часть упала в Японском море. Согласно общепринятой классификации это МБР, так как апогей (высшая точка траектории) превышает тысячу километров, а дальность полета – 5500 километров. Аналитики подсчитали, что Hwasong-14 способна пролететь до 6800 километров в первоначальной конфигурации (две ступени) при менее крутой траектории. Эта ракета достигает целей на территории как Аляски, так и континентальной части США. 28 июля 2017-го произведен второй тестовый пуск Hwasong-14. Ракета поднялась на 3724,9 километра, пролетела 998 километров. По данным Минобороны России, она достигла высоты 681 километр и пролетела 732 километра. Продолжительность полета составила 47 минут. Гипотетически оптимальная пологая траектория ракеты с такими динамическими возможностями позволила бы достичь дальности до 10 700 километров, то есть поразить любую цель на западном побережье Соединенных Штатов. Кроме того, с учетом вращения Земли можно предположить, что в пределах досягаемости ракеты окажутся Чикаго и, вероятно, Нью-Йорк. New York Times высказала предположение, что прототипом двигателей «Хвасон-14» послужили РД-250 украинского производства. Южмаш якобы передал их в КНДР из своих складских запасов. Американский эксперт Майкл Эллеман говорит о выкупе конструкторской документации вместе с приобретением некоторой части двигателей. По данным южнокорейской разведки, в 2016 году Пхеньян получил от 20 до 40 РД-251 с Украины. Киев опровергает свою причастность к поставкам двигателей в КНДР. Джошуа Поллак, главный редактор сборника The Nonproliferation Review, отмечает высокую вероятность утечки данных по РД-250 с Украины, однако двигатель первой ступени «Хвасон-14», вероятно, разработан в кооперации с Ираном. Даже если КНДР получила доступ к технической документации или же к 4Д10, 4Д75 или РД-250 в металле, использовать их в собственной ракетной программе Пхеньян едва ли сможет. Дело в том, что химическая промышленность Северной Кореи в зачаточном состоянии, один из компонентов топлива – гептил (несимметричный диметилгидразин UDMH) не в состоянии самостоятельно производить и его пришлось бы покупать у России или Китая, что в условиях эмбарго невозможно. Северокорейцы применили известный и распространенный прием – масштабирование, грубо говоря, двигатель Исаева 9Д21, увеличенный в 1,5;2;3 и 4 раза, использован во всех типах ракет.
Pukkuksong-2 (KN-15) – БРСД с холодным пуском, представляет собой наземный вариант БРПЛ КN-11. KN-15 выполнила первый летный тест 12 февраля 2017 года, несмотря на то, что Северная Корея проводит испытания морского варианта – БРПЛ KN-11 с мая 2015-го. На сегодня мало что известно о тактических возможностях KN-15. В летно-испытательном тесте в феврале 2017-го ракета пролетела 500 километров и достигла максимальной высоты 550 километров, что почти идентично траектории успешного летного испытания KN-11 в августе 2016-го. Эта деформированная, неоптимальная траектория заставила аналитиков предположить, что KN-15 может при стрельбе по более пологой траектории иметь максимальную дальность от 1200 до 2000 километров. На ракете применен двигатель на твердом топливе, это позволит запустить ракету сразу после получения приказа на применение оружия. Такие изделия также требуют гораздо меньше вспомогательных транспортных средств и обслуживающего персонала, что повышает их операционную гибкость. В настоящее время единственной твердотопливной ракетой в арсенале БР КНДР является оперативно-тактическая КН-02 . Одним из технических новшеств стал минометный старт из транспортно-пускового контейнера (ТПК). Эта схема выбрана явно под влиянием российских технологий. ТПК выполнен из толстой листовой стали, и это позволяет использовать контейнер для повторного пуска. Испытание KN-15 было также примечательно тем, что проводилось с гусеничной транспортной пусковой установки, напоминающей более старые советские 2П19 на базе САУ ИСУ-152. Это отличает KN-15 от других мобильных ракет Северной Кореи, которые используют колесные ПУ и в основном ограничены работой на проложенных асфальтовых или относительно гладких грунтовых дорогах. Добавление гусеничной ПУ значительно увеличивает живучесть ракеты, поскольку ее можно запустить из скрытых внедорожных объектов. Эта способность особенно ценна для Северной Кореи, которая имеет лишь около 700 километров мощеных дорог по всей стране. Предполагается, что ПУ, используемая в тесте, была произведена в Северной Корее на базе танка Т-55. Это свидетельствует о том, что КНДР способна самостоятельно освоить производство мобильных пусковых установок, поскольку она больше не может покупать китайские или российские из-за эмбарго на поставки оружия. Утверждалось также, что KN-15 имеет большое сходство с ракетами JL-1 и DF-21 и может быть изготовлена по переданной китайской стороной технологии. Отмечаются временные рамки быстрого развития программы KN-15 и геометрическое сходство с китайскими ракетами. Однако физические характеристики, возможно, не являются надежным индикатором источника происхождения ракеты, если учесть физическое сходство БРПЛ в целом и ракет на твердом топливе. Кроме того, на KN-15, вероятно, монолитный твердотопливный двигатель и ракета использует решетчатые рули для стабилизации полета в отличие от JL-1.
21 мая 2017 года Северная Корея провела второй успешный тест KN-15. Ракета была запущена с ракетного полигона Пукчанг, пролетела 500 километров на восток, поднявшись на высоту 560 километров, прежде чем упасть в море. Стало более очевидно сходство с американской БРПЛ «Поларис» А-1, вплоть до деталей. Массогабаритные характеристики совпадают почти до сантиметра: диаметр ракет –1,4 м и 1,37 метра, длина – 9,525 м и 8,7 метра соответственно. Вероятно, и стартовый вес KN-11/15 близок к весу «Поларис» А-1 – 13 100 килограммов. Но северокорейская ракета – более совершенное и современное изделие. Маршевые ступени KN-11/15 выполнены из композитов, путем намотки типа кокон (у «Поларис» А-1 ступени изготовлялись из жаропрочной нержавеющей ванадиевой стали марки АМЗ-256).
КНДР – крепкий орешек, берегите зубы, господа империалисты.
Автор: Сергей Кетонов
Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

186
Похожие новости
13 декабря 2017, 13:06
13 декабря 2017, 21:06
13 декабря 2017, 10:36
13 декабря 2017, 13:36
13 декабря 2017, 23:36
13 декабря 2017, 21:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
08 декабря, 00:36 606
09 декабря, 21:36 560
08 декабря, 11:36 547
09 декабря, 16:36 894
07 декабря, 22:06 855
12 декабря, 02:36 611