Информационно-аналитический портал
Главная
Украина Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Обама и ЦРУ переводят стрелки друг на друга

В США начали говорить удивительные вещи.

В интервью телекомпании CNN директор Центрального разведывательного управления Джон Бреннан вдруг заявил, что «администрация Барака Обамы допустила просчет, сделав ставку на насаждение демократии западного образца» в ходе «арабской весны», прокатившейся по арабскому миру в 2011 году и повлекшей за собой перевороты в Тунисе, Египте и Йемене, гражданские войны в Ливии и Сирии, массовые демонстрации в Алжире, Ираке, Марокко, Омане и других странах.


Глава ЦРУ считает, что «в Вашингтоне, в том числе среди ряда представителей администрации, имелись нереалистические ожидания, что «арабская весна» выжмет авторитарные режимы, а демократия расцветет только потому, что народы желают этого. Вместо этого оказалось, что на самом деле там хотят «свободы для себя, своего племени или группы».

Бреннан также предположил, что вывод американских войск из Ирака стал не первопричиной, а одним из факторов, содействовавших появлению ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ), «потому что нас там уже не было, мы не могли продолжать военную подготовку, инструктажи и помощь. Выбрали бы мы такой же курс, если бы мы знали наперед, на что способна ИГИЛ в плане взрывного размножения в Ираке и доминирования потом в Сирии? Возможно, нет». Он также допустил вероятность иного сценария событий в Сирии в случае оказания более активной поддержки вооруженной сирийской оппозиции на первом этапе. «В то время сирийский режим шатался и был более уязвим, — пояснил директор ЦРУ. — Но слепая поддержка оппозиции и переброска оружия в Сирию могли привести к худшему исходу, чем сейчас».


Прежде всего отметим, что заявление Бреннана прозвучало за несколько дней до вступления Дональда Трампа в должность президента. Но оценка Бреннана политики Обамы на Ближнем Востоке не звучит сенсационно: ранее во многих американских — и не только американских — СМИ давалась такая же диагностика. Вопрос: кому же адресовал свои слова директор ЦРУ? Возможно, это связано с тем, что в преддверии смены руководства в Лэнгли стали появляться публикации с критикой деятельности этой секретной структуры. Как пишет британская газета Guardian, «многие из нынешних сотрудников ЦРУ не без оснований опасаются за свои рабочие места». Журнал Week на днях сообщил, что Лэнгли, «ввязавшись в политические распри с избранным президентом Дональдом Трампом», спровоцировало у последнего желание провести «глобальную реорганизацию разведывательной бюрократической системы», после чего в знак протеста бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси решил покинуть временную команду Трампа.

Лэнгли также обвиняют в том, что «оно не обеспечило хороших разведданных и нанесло серьезный вред оперативной эффективности агентства», когда «американской президентской администрации была крайне необходима качественная информация». Однако еще осенью 2014 года Обама в передаче «60 минут» обвинял своих шпионов в том, что они не сумели предугадать усиление ИГИЛ, хотя аналитики из ЦРУ сначала в специальном закрытом докладе предупреждали его об этой группировке, а потом и вовсе выплеснули все на страницы СМИ, когда встал вопрос об отставке директора национальной разведки Джеймса Клэппера. В этой связи бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона заявил: «Либо президент не читает доклады разведки, которые получает, либо он врет».

Напомним, что и на ежегодных слушаниях по угрозам в комитетах по разведке Палаты представителей и Сената звучали предостережения о том, что ИГИЛ имеет потенциал для захвата территорий в Ираке и Сирии, «дабы продемонстрировать свою силу». Сам Бреннан открыто говорил, что ИГИЛ и «Фронт ан-Нусра», отделение «Аль-Каиды» в Сирии, «представляют особую угрозу, поскольку способны проводить операции против Запада за рубежом». Но Белый дом проигнорировал сказанное, что позволило экспертам сделать вывод о «разногласиях в рядах президента» в отношении политики на Ближнем Востоке. Достаточно вспомнить хотя бы «бунт дипломатов», когда 51 сотрудник госдепартамента США поставили свои подписи под письмом с критикой политики Обамы в отношении Сирии, назвав ее «списком пожеланий без какой-либо поддержки».

Поэтому свежее заявление директора ЦРУ вносит всего лишь еще одну нотку в старую мелодию межведомственной интриги, участники которой переводят стрелки друг на друга, демонстрацией того, что «груды обломков, которые весь мир наблюдает на Ближнем Востоке, являются делом рук г-на Обамы и только его одного». В свою очередь, британский Economist, словно руководствуясь ковбойским принципом «не стреляйте в пианиста — он играет, как умеет», намекая на то, что «президентство Обамы продемонстрировало разрушение устоев президентской власти и, возможно — власти самой Америки», фиксирует «реальное наследство» уходящего главы, которое тот оставляет во внешней политике США в целом и на Ближнем Востоке в частности: 1. Пока он был у власти, его страна постоянно воевала. 2. Самым «большим неизвестным» президентства Обамы стала «арабская весна», которая привела к осознанию того, что войны неизбежны.

Обама выступал против вторжения в Ирак, и, как обещал, вывел оттуда войска, вернув их домой в 2011 году. Но наступивший там ад затянул США обратно. «Справедливая» война в Афганистане тоже оказалась бесконечной. В 2016 году Америка бомбила семь стран. Однако в отношении Сирии — это был выбор Обамы, хотя в 2013 году он не решился предпринимать действий в связи с переходом «красной черты», которую обозначил годом раньше. Ближний Восток, доведенный до критической точки в результате грубых промахов предшественника президента, «оказался в еще худшем положении». К этому набору добавим еще один, который ЦРУ подразумевает, но избегает озвучивать: у Вашингтона появилось ощущение того, что его союзникам на Ближнем Востоке, таким как Турция, по ходу развития событий, удалось превратить свою национальную повестку в регионе в американскую, навязать Америке такие проблемы, которые сама Америка, возможно, не собиралась себе создавать.

Более того, союзники США на Ближнем Востоке стали проводить для Вашингтона «границы и красные линии», которые, может быть, он сам и не собирался проводить, но стал проводить. Вот и выходит, что «арабская весна», сирийский конфликт изображаются в общественном сознании только как американская проблема, хотя Вашингтон разрабатывал и осуществлял свои сценарии не в одиночестве, а с опорой на своих многолетних союзников, которые на определенных этапах объявляли себя чуть ли не передовым окопом США. Только цели оказывались разными. Кстати, эту особенность на днях подметила австрийская газета Die Presse, которая писала, что «Дональд Трамп всего несколько месяцев назад заявил, что его предшественник, Барак Обама, основал ИГИЛ задолго до того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган высказал аналогичное обвинение».

«Разница заключается в том, что американцы могут получать информацию из авторитетных источников, а в Турции многие газеты и телевизионные каналы уже давно следуют президентской линии», — констатирует Die Presse. А чего стоит заявление госсекретаря США Джона Керри, сделанное в Институте мира в Вашингтоне о том, что «иностранные союзники и партнеры добивались от нынешней американской администрации во главе с Бараком Обамой нанесения ракетно-бомбовых ударов по объектам ядерной программы Ирана», правда, не уточняя, какие именно страны, кроме Израиля, оказывали давление на Вашингтон. Однако ведь ЦРУ и их западные партнеры, особенно британская разведка на Ближнем Востоке далеко не новички. В их штатном кадровом составе работает немало специалистов высокого класса по этому региону, аналитиков и экспертов, способных выдавать своим правительствам не только адекватную диагностику, но и выстраивать грамотные прогнозы развития событий даже на основе поступающей из региона «сырой» информации.

Помимо того, в США и в Европе есть немало хорошо подготовленных специалистов-страноведов академического уровня, журналистов, которые анализировали и критиковали политику Обамы на Ближнем Востоке. Хотя были, конечно, и те, кто лил бальзам на душу американским либеральным глобалистам, утверждая, что «арабская весна» символизирует «начало на Ближнем Востоке новой эпохи, сопоставимой с такими историческими событиями, как Великая французская революция или падение Берлинской стены», в результате чего «арабы и мусульмане обретут царство свободы, а мировая история вновь окажется у новой стартовой черты». Другие же говорили, что начавшаяся в регионе социально-экономическая и политическая трансформация, имевшая в определенном смысле объективные основания, требует новой политики Запада, понимания того, что несмотря на все различия между странами, попавшими под каток «арабской весны», у них есть общая черта.

С одной стороны, переменами, как справедливо подметил Бреннан, стремились воспользоваться группы, стремившиеся к сохранению или завоеванию власти, которые не собирались запускать переходный демократический процесс. С другой, внешние силы, разыгрывавшие карту «арабской весны» в геополитическом аспекте. При этом внутренние и внешние силы одинаково заявляли о необходимости «сохранения стабильности и создания правовых государств», вкладывая в эти понятия разные смыслы. Эта «вилка» изначально таила в себе опасность пустить все под откос. Такие союзники США, как государства Персидского залива, прежде всего, Саудовская Аравия, поддерживали в регионе силы, не заинтересованные в переходе к демократии. В Сирии та же Саудовская Аравия, а также Катар и Турция встали на сторону противников действующей власти.

Анкара попыталась воспользоваться «историческим шансом» вернуть себе влияние в регионе чуть ли не в границах бывшей Османской империи. Эр-Рияд поставил цель сдерживания Ирана, предотвращения свержения дружественных режимов, например, в Бахрейне, но в Египте, в отличие от Турции, отказался от поддержки «Братьев-мусульман», что внесло трещину в альянс с Анкарой. Так был обозначен процесс региональной геополитической дестабилизации, который открывал «коридор возможностей» для джихадизма. Вряд ли сотрудники ЦРУ и их западные партнеры «прозевали» такие развороты в стане своих региональных союзников. Значит, дело в чем-то еще и это «что-то» обозначило себя задолго до появления в Сирии российских военных.

Остается дождаться вступления в должность президента США Трампа, чтобы понять, продолжит ли Вашингтон на Ближнем Востоке реализовывать план старой игры с новым вариациями или все пойдет по-новому. Ведь Обама тоже начинал политику в этом регионе с благими намерениями.
Станислав Тарасов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Twitter, Одноклассники

727
Похожие новости
16 августа 2017, 11:07
16 августа 2017, 03:36
16 августа 2017, 16:06
16 августа 2017, 01:06
16 августа 2017, 09:06
15 августа 2017, 17:37
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
16 августа 2017, 03:36
16 августа 2017, 01:06
16 августа 2017, 01:06
15 августа 2017, 22:36
16 августа 2017, 01:36
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 августа, 08:36 741
10 августа, 18:06 533
14 августа, 14:36 943
13 августа, 08:06 620
13 августа, 20:36 507
15 августа, 02:36 480