Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

О чем говорит российский санкционный список в отношении Украины

Происходящие в последние годы события в российско-украинских отношениях, к сожалению, не могут порадовать положительными моментами, а конфликт между сторонами, похоже, продолжает усугубляться.
Загрузка...
В Москве довольно долго старались не отвечать на действия Киева теми же мерами, которыми украинские политики борются с «российской агрессией», рассчитывая на то, что в украинском политикуме возобладает здравый смысл, и будет принято решение сесть за стол переговоров, чтобы найти взаимоприемлемое решение насущных проблем. Так и не получив никаких сигналов со стороны киевских властей, в конце октября руководство РФ приняло решение отказаться от политики увещевания и дать понять украинской стороне, что терпеть постоянные нападки в РФ больше не намерены.
* * *
22 октября Владимир Путин дал поручение правительству ввести ряд ограничительных экономических мер против некоторых украинских граждан и предприятий в ответ на «недружественные и противоречащие международному праву действия Украины, связанные с введением ограничительных мер в отношении граждан и юридических лиц Российской Федерации». А уже 1 ноября премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал постановление правительства № 1300, которым определены и введены «специальные экономические меры» в отношении 322 граждан и 68 предприятий Украины. Как отмечается, эти меры предусматривают «блокирование (замораживание) безналичных денежных средств, бездокументарных ценных бумаг и имущества на территории России и запрет на перечисление средств (вывод капитала) за пределы России».
При этом, что немаловажно, правительство РФ «оставляет за собой право отмены вводимых специальных экономических мер в случае отмены Украиной ограничительных мер, введенных в отношении российских граждан и юридических лиц».
Казалось бы, все абсолютно понятно и прозрачно: Украина долгое время занималась тем, что вводила различные ограничительные меры в отношении представителей российского бизнеса, культуры, политики, называла своего соседа «агрессором» и в конце концов официально отказалась от продления договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Россией, что рано или поздно должно было вызвать ответную реакцию со стороны Кремля. Однако среди аналитиков нет единодушного мнения не только о том, кто и почему попал в обнародованный санционный список, но и о том, к чему этот шаг российского руководства в конечном счете приведет.
Стоит напомнить, что санкционное противостояние двух стран началось не сегодня и даже не в 2014 году. Известно, что после пика во взаимной торговле 2011 года экономические отношения России и Украины только ухудшались: объем взаимной торговли упал с 50,6 млрд. долларов до 10,26 млрд. в 2016 году и только в прошлом году немного вырос, составив 12,9 млрд. (для примера, российско-белорусский товарооборот в 2017 году составил 32,4 млрд. долларов). Этот факт наглядно демонстрирует, что проблемы в двухсторонних отношениях начались еще задолго до «Майдана-2014» и санкционное противостояние было уже тогда, причем с обеих сторон.
Например, еще летом 2013 года несколько десятков украинских производителей, среди которых были «Интерпайп», Индустриальный союз Донбасса, «Метинвест», «Рошен», «Укрнефть», «Турбоатом», столкнулись с ограничениями на поставки своих товаров в Россию. Многие эксперты тогда отмечали, что это была реакция Кремля на стремление Киева как можно скорее подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом, однако никаких прямых подтверждений эти догадки так и не нашли.
В свою очередь, в украинской столице также никогда не оставались в должниках, периодически ограничивая поставки тех или иных товаров из России, в том числе и через Белоруссию или идущих под видом белорусских. После событий 2014 года, несмотря на то что Украина далеко не член ЕС, её власти стали безоговорочно дублировать все антироссийские санкции, периодически добавляя еще что-то от себя. Так, в сентябре 2015 года Киев объявил о введении собственных санкций против российских физических и юридических лиц, и в украинском списке оказались 388 физических лиц (сотрудники ТАСС, РИА «Новости», изданий «Известия» и «Российская газета», информационного агентства «Взгляд. Ру», телекомпании НТВ, Первого канала и пр.) и 105 предприятий, среди которых оказались «Концерн ПВО «Алмаз-Антей», Банк Москвы, Газпромбанк, «Россия 24», «Аэрофлот» и другие.
В дальнейшем украинские списки неоднократно пополнялись: с февраля 2014 года были введены санкции против 1228 физических и 468 юридических лиц. В страну стали запрещать въезд не только политикам, но и деятелям культуры, а все, что было связано с Россией, стало открыто преследоваться, начиная от погромов филиалов Сбербанка и компаний с участием российского капитала и заканчивая появлением на прилавках магазинов «отпугивающих» этикеток, призывавших не покупать товары «страны-агрессора».
Все это только усугубило конфликт и ударило в первую очередь по самой Украине: из-за неуемных политических амбиций нынешних киевских властей на российских прилавках практически исчезли украинские товары, прежние торговые, технические, научные и производственные связи были практически полностью разрушены, а многие украинские компании, которые ранее работали в РФ, попросту обанкротились.


При этом стоит отметить, что, несмотря на все негативные тенденции, российские товары по-прежнему появляются на украинском рынке (бытовая техника российской сборки, стройматериалы, продукты питания), а Киев продолжает получать доходы от транзита российского газа и не собирается от этого отказываться, несмотря на то что фактически объявил о состоянии «войны» с Россией. Это только убеждает наблюдателей в том, что разворачивающееся сегодня санкционное противостояние двух стран, в которое в Москве решили включиться более активно, носит по большей части не экономический характер, а ее конечные цели находятся совсем в иной плоскости.
Для того чтобы в этом убедится, можно не уделять внимания украинским санкциям, так как многое из решений Киева вызывает даже не удивление, а просто грустную улыбку, как, например, внесение в черный список российских деятелей культуры украинского Минкульта Леонида Ярмольника и Ирины Алферовой и аннулирование лицензий фильмов с их участием. В то же время стоит ближе взглянуть на российский список, который подписан Дмитрием Медведевым. В нем 126 из более чем 400 депутатов Верховной рады (например, председатель парламента Андрей Парубий, лидер Украинской добровольческой армии и в прошлом – руководитель «Правового сектора» (организация, запрещенная в РФ) Дмитрий Ярош, почти вся фракция Радикальной партии Олега Ляшко и т.д.), все судьи Конституционного суда, кроме двоих, назначенных 20 сентября, руководители силовых ведомств (глава Совета национальный безопасности и обороны Александр Турчинов, министр внутренних дел Арсен Аваков, глава Генштаба ВСУ Виктор Муженко) и пр.
Отдельно стоит упомянуть председателя украинской делегации в ПАСЕ Владимира Арьева, лидера «Народного фронта» Арсения Яценюка, сбежавшего из Крыма главу непризнанного меджлиса Мустафу Джемилева, лидера «Батьківщини» Юлию Тимошенко, идеолога антироссийского сайта «Миротворец» Антона Геращенко, а также бывшего командира печально известного своими преступлениями против мирных жителей батальона «Донбасс» Семена Семенченко.
Большинство из этих политических деятелей отметились не только во время государственного переворота 2014 года и были одними из его организаторов, но и продолжают активно способствовать нагнетанию обстановки в стране, проводя откровенно русофобскую внутреннюю политику. При этом все они, прямо или косвенно, являются причастными к третированию русскоязычного населения Украины.
Примечательно, что есть в списке и незнакомые простому обывателю фамилии, как, например, Лариса Ницой, которая называет себя детской писательницей, но известна скорее публичными скандалами с русскоязычными кассирами киевских магазинов. Она пару раз в год публикует «патриотичные детские сказки», самой известной из которых стала «Незламні мураши» (несокрушимые муравьи) – своеобразный аллегорический рассказ про «войну» Украины с Россией и республиками Донбасса. Нахождение подобных персонажей, как и известных украинских политиков, в санкционном списке вполне объяснимо и вряд ли требует каких-либо дополнительных объяснений, так как все они являются открытыми русофобами и не раз выступали против России и русскоязычных граждан Украины, в том числе и с оружием в руках.
Илья Захаркин

О чем говорит российский санкционный список в отношении Украины (II)

Куда более сложной является ситуация с «экономическим» блоком «списка Медведева». В экспертной среде фигурирует сразу несколько версий, почему кто-то попал, а кто-то остался вне списка.
Загрузка...
Так, в нем можно встретить бизнесмена и одного из богатейших украинцев Виктора Пинчука (его состояние, по данным Forbes, в прошлом году достигло 5,5 млрд. долларов), который ранее владел обанкротившейся страховой компанией «Россия» и, по имеющейся информации, находится в конфронтации с президентом Украины П. Порошенко. Под санкции попал и еще один из списка Forbes – президент ФК «Ворскла» (Полтава) Константин Жеваго, в чьих активах числится ГК «АвтоКрАЗ». Есть среди тех, кто теперь будет иметь проблемы с получением прибыли и выводом денег из России, и миллиардер Юрий Косюк (имеет в Крыму мясокомбинат и птицефабрику, а также крупнейший на Украине агрохолдинг «Мироновский хлебопродукт»). Он с июля по декабрь 2014 года работал первым замглавы администрации Порошенко и известен как один из идеологов военных действий в Донбассе. Здесь же и донецкий бизнесмен и по совместительству президент ФК «Заря» (Луганск) Евгений Геллер, который причастен к финансированию ряда «добровольческих» батальонов, участвующих в военных действиях на юго-востоке Украины.
Не обошел стороной список и семью главы государства, хотя самого президента, как отметили в Кремле, подвергать санкциям не стали по причине «запредельности» такого шага. Под номером 224 можно найти старшего сына украинского лидера Алексея Порошенко, формально возглавляющего сейчас бизнес-империю семьи. Примечательно, что, узнав о случившемся, сам Петр Порошенко заявил, что «за небольшим исключением, это список очень достойных людей, включая моего сына, включая половину моей администрации». «Хочу сказать, что на Украине нахождение в списке – это как какая-то государственная награда», – отметил президент.
Эта фраза, по мнению аналитиков, свидетельствует о том, что санкционный список и «состав его участников» стали для украинских властей определенной неожиданностью, и в Киеве пока не знают, как на него реагировать. Дело в данном случае в том, что в перечень не попало достаточно большое количество тех, кто действительно стоит на антироссийских позициях и даже спонсирует войну в Донбассе. Например, в нем нет губернатора Днепропетровской области 2014 года Игоря Коломойского, который активно финансировал признанный даже на Украине бандитской группировкой батальон «Азов» и сумел подавить недовольство майданом в Днепропетровской, Харьковской и Запорожской областях. При этом есть в списке его партнер по «Приватбанку» Геннадий Боголюбов и бывший заместитель в облгосадминистрации Геннадий Корбан, что только придает ситуации еще более запутанный вид.
Нет в перечне и губернатора Донецкой области 2014 года и реального основателя и спонсор батальона «Азов», одного из главных акционеров «Индустриального союза Донбасса» Сергея Таруты, который имеет общий бизнес с российскими банками. Нет и самого богатого украинца Рината Ахметова, позиция которого до сих пор многим кажется пророссийской лишь потому, что он открыто не выступал за ведение «войны с российскими оккупантами», но который, по различным источникам, также приложил руку к финансированию «добровольческих батальонов», наводящих ужас на мирных жителей Донбасса. Правда, в список украинских предприятий, попавших под российские санкции, вошел один из заводов, принадлежащих группе Ахметова «Метинвест», но и это ничего не объясняет. Нет в перечне и Дмитрия Фирташа, хотя под санкции попал Николаевский морской специализированный порт Ника-Тера, которым владеет предприниматель. И подобный список можно продолжать достаточно долго.
Помимо этого, интересен и тот факт, что, судя по постановлению правительства России, санкции вводились достаточно точечно, порой напрямую не затрагивая отдельных предпринимателей или их предприятий. Например, ограничения коснулись нескольких энергетических компаний – «Галнафтогаза» и «Черкассыгаза», однако «Нафтогаз Украины», от которого зависят российские поставщики, как отдельное юрлицо под санкции не попал. И при этом в списке можно встретить главу «Нафтогаза» Андрея Кобелева.
Все это, как и отсутствие санкций в отношении ряда политических фигур, которые в свое время были знаковыми в украинско-российских отношениях, как например Надежда Савченко, породило в первую очередь на Украине множество толкований российского списка. С одной стороны, те, кто туда попал вне зависимости от наличия у них финансового и иного капитала, предпочитают делать вид, что ничего особого не произошло, а сам список является подтверждением их «патриотизма» и борьбы с Россией, о чем, собственно, и заявил Порошенко.
Однако с другой - у многих возникло ощущение, что отсутствие в санкционном списке ряда лиц говорит не о том, что Россия действительно стремится наказать местных олигархов и политиков-русофобов, а о том, что в Кремле затеяли очень тонкую игру, решив усугубить тем самым наблюдающийся сегодня раскол среди украинской политической и экономической элиты.


Проще говоря, те кто, не попал в список, теперь могут быть обвинены «списочными» политиками и олигархами в связях с Россией, а значит, именно против них будет сформировано соответствующее общественное мнение, что особенно важно накануне предстоящих в стране выборов. Правда, подобные конспирологические версии, которые плодятся сегодня в украинском обществе со скоростью света, не учитывают одного важного момента – список является открытым, и в него в любое время могут быть внесены все те, кто сегодня по той или иной причине туда не попал.
При этом причины эти могут иметь достаточно простое объяснение. Например, нахождение под санкциями того же Коломойского сегодня может только навредить России, так как Москва судится с украинским олигархом, требующим компенсации за конфискованные в Крыму активы, в международных судах. И лишний повод обвинить Москву в попытках давления на «истца», как и шумиха на международном уровне, может только ослабить российские позиции в суде. Более того, следует отметить, что, судя по тому, какое количество ошибок можно встретить в списке, составлялся он в короткое время и принять решение по всем украинским бизнесменам и политикам было просто невозможно.
При этом стоит признать, что в перечне есть и те, кто никогда ничего общего с Россией не имел. Более того, попадание некоторых в список и вовсе выглядит странно. Например, это касается бывшего председателя правления телеканала «Интер», а ныне генерального директора телеканала «112-Украина» Егора Бенкендорфа. В данном случае следует помнить, что «Интер» является самым рейтинговый украинским телеканалом с пророссийской позицией, а 112-й – наиболее популярный новостной канал, который в Киеве подвергается постоянным нападкам националистов, блокадам, а также обвинениям украинского Нацсовета по телевидению и телевещанию.
В конечном счете следует отметить, что список, опубликованный 1 ноября, давно напрашивался, а большинство людей и фирм, оказавшихся в нем, действительно, не должны иметь возможность вести дела с Россией и на ее территории из-за их откровенной антироссийской позиции. Однако последствия введения санкций на сегодняшний день просматриваются весьма туманно, а в украинской столице и вовсе считают, что ничего особенного не произойдет. Объясняют это в Киеве тем, что вредить сегодня особо нечему – двухсторонние торгово-экономические и политические отношения находятся и так на одном из самых низких уровней за всю их историю (о чем свидетельствуют официальные данные статистики).
И при этом стоит помнить, что введенные в начале ноября российские санкции в первую очередь призваны не навредить экономике Украины, а охладить некоторые горячие головы в Киеве, которые, получая прибыль от торговли с Россией, продолжают открыто заявлять о «российской агрессии».Для наглядности можно вспомнить, что в список попали Харьковский тракторный завод, Укрхимэнерго, Покровский горно-обогатительный комбинат (ГОК), «Криворожский железорудный комбинат», Восточный ГОК, «Днипроазот», АвтоКрАЗ и др., то есть промышленные гиганты страны. Однако если до 2014 года Украина поставляла в Россию продукцию машиностроительной и приборостроительной отрасли примерно на 8 млрд. долларов, то после 2014-го он уменьшился до 1 млрд. То есть сегодня особых потерь украинская экономика уже якобы не почувствует. Хотя такая позиция Киева больше напоминает попытку сделать «хорошую мину при плохой игре», так как отрицать негативного воздействия российских санкций на позиции украинской элиты, конечно, нельзя.
Илья Захаркин


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

225
Похожие новости
07 декабря 2018, 16:51
08 декабря 2018, 01:21
09 декабря 2018, 08:21
10 декабря 2018, 12:22
08 декабря 2018, 09:51
09 декабря 2018, 19:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
08 декабря, 23:51 329
06 декабря, 21:51 543
05 декабря, 03:21 587
08 декабря, 18:21 668
08 декабря, 20:51 452
04 декабря, 10:51 622