Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Немецкие выборы: осталось ли место для Украины? - ZN.ua

Нынешние парламентские выборы в Бундестаг сюрпризов не обещают
Хотя политический ландшафт Германии за последние 12 лет заметно изменился, нынешние парламентские выборы в Бундестаг сюрпризов не обещают. Вероятность смены канцлера ныне кажется призрачной, фактически — как и смена коалиции. Последние социологические исследования показывают отчетливую картину: отрыв Ангелы Меркель от Мартина Шульца колоссальный. Ни вариант красно-красно-зеленой коалиции (СДПГ, «Левые» и «Зеленые» — вместе (38-42%), — ни различные комбинации ХДС (36-39%) с «Зелеными» (7-9%) и/или «Свободными демократами» (СвДП) (9-11%) не имеют устойчивой перспективы большинства в следующем парламенте. Причины — или отсутствие большинства, или крайне трудный процесс достижения договоренностей аж с двумя «малыми» партиями — черно-желто-зеленая коалиция «Ямайка» (ХДС/ХСС, СвДП и «Союз 90/Зеленые»).
Электоральное преимущество ХДС немного спало сразу после выдвижения кандидатом от СДПГ М.Шульца, но вновь стало реальностью весной 2017 года с победой христианских демократов в трех федеральных землях (Северный Рейн-Вестфалия, Шлезвиг-Гольштейн и Саар). Хоть и наблюдается некоторый спад поддержки, который на выборах 2013 года составил 41,5%. В очередной раз всего несколько процентов отделяют крупные партии и их традиционных партнеров (ХДС/ХСС и СвДП или СДПГ и «Союз 90/Зеленые») от создания «комфортных» коалиций.
Третий опыт создания Большой коалиции в послевоенный период — и по экономическим показателям, и по средним оценкам рядового немца — оказался довольно эффективным. Экономические достижения особенно впечатляют по сравнению с 2005 годом, когда на внеочередных парламентских выборах социал-демократ Герхард Шредер уступил место канцлера Ангеле Меркель и оставил после себя едва ли не худшую после объединения ФРГ экономическую ситуацию. Прогнозы Европейской комиссии по росту немецкого ВВП составляли лишь 0,8% в 2005 году против 1,6% в 2004-м, страна четвертый год подряд нарушала 3-процентный барьер бюджетного дефицита, а уровень безработицы достиг рекордной после объединения Германии отметки — 11,7% (5,2 млн безработных).
В то же время правительству Меркель есть чем похвастаться. Прогнозы экономического роста все улучшаются: ОЭСР повысила уровень до 2,2% (чуть выше общеевропейского в 2,1%), с 2012 года наблюдается рост профицита бюджета (0,76% в 2016-м), с 2005-го стабильно снижается уровень безработицы (в этом году ожидается на уровне 5,9%).
Однако перспектива продолжения правления Большой коалиции не безоблачна для нее самой. Кардинальные разногласия в ключевых позициях «народных» партий — ХДС/ХСС и СДПГ — вызывали регулярные дебаты и трудные поиски общих компромиссов. Предвыборная кампания стала лишь поводом к акцентированию разногласий.
Социальные демократы были первыми на очереди со своей программой «Время для большей справедливости». Главный акцент был сделан на традиционных для СДПГ положениях социальной справедливости: реформа налоговой системы, в частности увеличение необлагаемого дохода; снижение налогов для семей с детьми с одновременным повышением налогов для богатых; введение налога на большое наследство и финансовые транзакции, а также обещанияе достойных пенсий, улучшение качества образования, единая система гражданского медицинского страхования и тому подобное.
Правительственная программа на 2017-2021 гг. ХДС/ХСС называется «За Германию, в которой нам хорошо живется». Ключевые обещания: снижение уровня безработицы до менее чем 3%, рост расходов на науку и увеличение пособия по уходу за ребенком. Сестринские партии воздержались от введения квот на беженцев в программе и пообещали, в частности, принять закон об иммиграции высококвалифицированных специалистов.
Впрочем, сама программа появилась в результате довольно сложных переговоров. Вопрос беженцев встал особенно остро: в то время как лидер ХСС Хорст Зеехофер настаивал на установлении верхнего предела для приема беженцев, А.Меркель выступила категорически против. Позиция Зеехофера понятна: в 2018-м состоятся местные выборы в крупнейшей и экономически мощной земле Германии — Баварии, где Христианско-социальный союз традиционно планирует сохранить свое абсолютное большинство.
Критика со стороны социал-демократов не заставила себя ждать: кандидат в канцлеры от СДПГ Мартин Шульц сразу назвал программу социально несправедливой и «малодушной, без идей на будущее». По его мнению, снижением налоговой нагрузки, в том числе за счет отмены «налога солидарности», недостаточными инвестициями в образование и слишком большими расходами на вооружение Союз нанесет непоправимый ущерб грядущим поколениям.
Однако телевизионные дебаты между ключевыми кандидатами на пост канцлера оказались слишком невыразительными. По оценкам некоторых политических обозревателей, оба кандидата говорили почти об одном и том же, только с разной подачей. Было очевидно, что оба понимают неотвратимость продолжения Большой коалиции и поэтому воздерживаются от взаимных нападок. Затем — очевидный результат: 55% против 35 в пользу Меркель
И все же стороны не удержались от небольшого шоу «шпилек» во время последнего в этой каденции заседания Бундестага 5 сентября, предварительно высоко оценив сотрудничество в рамках Большой коалиции. Еще недавно председатель СДПГ и вице-канцлер, министр иностранных дел Зигмар Габриэль упрекнул христианских демократов за их ошибочные решения по полиции и финансам и выступил против их планов увеличить расходы на вооружение и помощь развитию. Да между делом еще и «проехался» по бывшему министру обороны К.-Т.Гуттенбергу (который ушел в отставку из-за скандала в связи с обвинением его в плагиате): «Г-н Гуттенберг был одинаково добросовестен как со своей диссертацией, так и с бундесвером».
Консервативный блок Меркель, впрочем, ведет себя более сдержанно. Благодаря высоким рейтингам вот уже на протяжении 12 лет, устойчивому развитию и уровню доверия к самой канцлерин почти не возникает необходимости обороняться. В отличие от социальных демократов, сделавших ставку на «эффект Шульца» и в очередной раз прогадавших.
Отвлекаясь от хедлайнеров предвыборной гонки, невозможно обойти и так называемые малые партии, имеющие четкие перспективы попасть в немецкий Бундестаг. Учитывая, что на сегодняшний день с выбором не определилась почти половина опрошенных избирателей, других вариантов коалиций полностью исключать нельзя.
Наиболее вероятными из них представляются либо традиционная черно-желтая коалиция ХДС и СвДП (на сегодняшний день в лучшем случае набирают вместе 49%), либо коалиция «Ямайка» (ХДС/ХСС, СвДП и «Союз 90/Зеленые» — 52-55,5 %), создание которой будет крайне затруднено существенными разногласиями во взглядах между тремя партиями, которые никогда не были партнерами на федеральном уровне.
Политические «лузеры» 2013 года — Свободная демократическая партия (впервые за всю послевоенную историю вылетевшая из парламента, получив 4,8% при 5-процентном проходном барьере), имеет все шансы вернуться в Бундестаг. Традиционный партнер христианских демократов по коалиции, в том числе в 2009-2013 гг., провел полный политический ребрендинг внутри партии, вполне абстрагировавшись от неудач времен Г.Вестервелле и Ф.Реслера, и с очень неплохим результатом (9-11%) готов к выборов.
Что же теперь может объединить ХДС/ХСС с обновленным свободными демократами? Опыт на локальном уровне уже есть. Ведь первая победа христианских демократов и значительный успех СвДП в исторической вотчине СДПГ — крупнейшей по населению земле Северный Рейн-Вестфалия (СРВ) — позволили сформировать единственное на сегодняшний день в ФРГ черно-желтое земельное правительство. Недавно партии согласовали коалиционное соглашение.
Анализируя переговоры по будущему правительству в СРВ, можно выделить несколько основных спорных вопросов. Во-первых, самой дискуссионной стала проблематика внутренней безопасности. ХДС хочет ввести так называемые выборочные полицейские проверки и усилить видеонаблюдение, что вызвало большое возмущение со стороны СвДП, считающей это «бездушным и массовым наблюдением». Во-вторых, по вопросу реформы школьного образования, то есть переводу его с 13- на 12-летнее, партнерские партии имеют очень расходящееся видение. В-третьих, то же касается реформы высшего образования: СвДП планирует предоставить вузам возможность самостоятельно вводить учебные взносы (в то время как с 2014 г. высшее образование в Германии является бесплатным). Христианские демократы категорически против. И список таких вопросов на федеральном уровне, безусловно, будет значительно длиннее.
Но едва ли не самым проблемным аспектом на глобальном уровне стали опрометчивые высказывания главы свободных демократов Кристиана Линднера. В начале августа в интервью изданию Westdeutsche Allgemeine Zeitung молодой политик высказался о необходимости разработать креативные подходы к сотрудничеству с Россией и предложил загерметизировать вопрос аннексии Крыма как «длительного временного мероприятия» для достижения прогресса по другим пунктам.
Шквал критики как с немецкой, так и украинской стороны последовал незамедлительно. Подобные высказывания, которые, по словам уполномоченного представителя федерального правительства по делам России Гернота Эрлера, подрывают европейский консенсус, могут полностью перечеркнуть перспективы создания совместной коалиции. И даже попытки скорректировать и смягчить свою позицию вряд ли дадут ему теперь возможность занять пост министра иностранных дел в возможном черно-желтом правительстве.
«Союз 90/Зеленые» фактически не имеет шансов создать двухфракционное федеральное правительство, отставая от свободных демократов на 1-2%. Еще четыре года назад «Зеленые» сами отклонили предложение христианских демократов о вхождении в коалицию, а сегодня, даже при всем их желании, прогнозы не способствуют оптимизму.
Для них остается возможность только «Ямайской коалиции». Но если в федеральных землях ХДС и «Зеленые» и имеют успешные примеры черно-зеленых коалиций, то на федеральном уровне поиск общего знаменателя может стать недостижимой целью.
Довольно высокий для малой популистской партии рейтинг имеет Левая партия (8,5-11%). Однако, учитывая ее коммунистическое прошлое, а также незначительный уровень поддержки варианта красно-красно-зеленой коалиции с СДПГ и «Зелеными», она и в дальнейшем не имеет никаких шансов попасть в федеральное правительство.
И последняя партия, которая, согласно опросам, преодолеет 5-процентный барьер и впервые попадет в Бундестаг — это «Альтернатива для Германии». Евроскептически настроенная право-популистская партия преимущественно успешно привлекает сторонников обещаниями отменить евро и избавиться от иностранных мигрантов. Но, к счастью многих, не имеет никаких шансов войти хоть в какую-нибудь возможную коалицию.
А что все эти расклады обещают Украине? В лучшем случае — сохранение статус-кво. Если проанализировать программы наиболее вероятных коалициантов в будущем правительстве — Украине в них почти не нашлось места. Партии ограничились общими фразами. К примеру, в 76-страничной программе ХДС/ХСС Украина упоминается лишь дважды. «Мир, кажется, во многих местах теряет почву под ногами. Продолжается продвижение авторитарных государственных режимов… миллионы беженцев. Даже у нас по соседству территориальная целостность Украины поставлена под вопрос российской агрессией. Новая американская администрация пока что не определила свою позицию по многим вопросам внешней политики… Поэтому мы, европейцы, должны последовательно взять нашу судьбу в свои руки… И поэтому ЕС активно участвует в урегулировании российско-украинского конфликта». И вряд ли кто-нибудь лелеет надежду, что будут предложены принципиально новые механизмы урегулирования. Кроме общих слов о необходимости создать Европейский оборонный союз и Европейский оборонный фонд, а также в отношении вооружения ЕС собственными силами, документ не содержит конкретных положений.
Социал-демократы оказались не столь дипломатичными. Признавая, что отношения с Россией отягощены действиями российского правительства в Восточной Украине и нарушением международного права аннексией Крыма, они, однако, закрепили в документе, что мир и безопасность в Европе возможны только с Россией, а не без или даже против нее. И традиционно привязали достижение прогресса в выполнении Минских соглашений к постепенной отмене санкций против России.
Что касается программы свободных демократов, то бросается в глаза очевидное расхождение положений, заявленных в программе, с заявлениями главного либерала Линднера. Если последний призывает отложить вопрос Крыма в долгий ящик, то в программе четко определено: Россия должна прекратить оккупацию Крыма и войну в Украине. И до этого момента санкции должны быть сохранены.
Едва ли не единственным защитником украинских интересов выступил сопредседатель «Союза 90/Зеленые» Джем Оздемир. Во время теледебатов с председателем СвДП Линднером «зеленый» представитель дал ответ, смутивший многих. Председатель СвДП попытался сделать провокационный упрек относительно планов социал-демократов вывести из Германии американские атомные бомбы и о том, насколько последовательной является политика «зеленых» относительно Путина. Ответ на первый вопрос председателя, чья партия последовательно выступает против ядерного оружия, не стал неожиданным. А дальше Оздемир вспомнил Будапештский меморандум, согласно которому Украина добровольно, в обмен на международные, в том числе и российские, гарантии отдала свое ядерное оружие. «И что стало с границами Украины?» — спросил Оздемир. Но ответа на свой вопрос он так и не получил.
Итак, лелеять надежды на какие-либо кардинальные перемены после немецких выборов пока не приходится. Впрочем, место для маневра остается всегда.
Светлана Гуцал
Оригинал публикации

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

237
Похожие новости
15 декабря 2017, 13:06
17 декабря 2017, 12:36
16 декабря 2017, 20:36
17 декабря 2017, 17:06
16 декабря 2017, 18:06
17 декабря 2017, 15:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 декабря, 21:36 847
13 декабря, 00:06 572
14 декабря, 18:36 5111
11 декабря, 21:36 675
12 декабря, 05:36 697
15 декабря, 00:06 744