Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Наиболее важные выводы спецоперация ВС РФ на Украине

Наиболее важные выводы спецоперация ВС РФ на Украине

 

Главной особенностью специальной военной операции (СВО), которую ВС РФ проводят на Украине, является результативность наступательных действий относительно небольшими силами. К такому выводу пришли опрошенные RT эксперты, комментируя три месяца, прошедшие с начала ввода российских войск на Украину

«Задачи на Украине выполняют наиболее подготовленные подразделения армии и Росгвардии. Часто им приходится противостоять количественно превосходящим силам противника. Однако мы видим, что практически всегда наши ребята достигают успеха», — заявил в беседе с RT экс-начальник зенитно-ракетных войск командования специального назначения ВВС России Сергей Хатылев.

По мнению эксперта, СВО продемонстрировала высокий уровень боевой слаженности между различными видами и родами войск.

Именно это качество российские ВС оттачивали в последние годы на многочисленных учениях.

23 февраля, за день до объявления о начале СВО, в видеопоздравлении военнослужащим президент РФ Владимир Путин сообщил, что за последние годы было многое сделано для качественной модернизации вооружённых сил страны, в том числе для повышения боевой слаженности.

Общий уровень взаимодействия между разными видами и родами войск РФ, переброшенных на Украину, Хатылев оценил как высокий.

«Поверьте, разумные люди на Западе придерживаются того же мнения. В СВО эффективно действуют разведка, артиллерия, авиация, спецназ, мотострелки. Конечно, не обходится без ошибок, очевидна и первоначальная недооценка противника. Но я уверен, что наиболее важные выводы уже сделаны нашим командованием», — считает эксперт.

«Войска постоянной готовности»

Важным фактором успеха СВО эксперты назвали применение батальонных тактических групп (БТГ). По состоянию на август 2021 года в российской армии насчитывалось 168 подразделений данного типа, тогда как в 2016 году их было только 66.

В прошлом году, выступая на молодёжном образовательном форуме «Территория смыслов», министр обороны Сергей Шойгу заявил, что БТГ — это «фактически войска постоянной готовности».

Сущность батальонной тактической группы заключается в том, что она формируется в зависимости от специфики поставленных задач и способна действовать в отрыве от главных сил. Численность БТГ может варьироваться от 700 до 900 человек.

Такие подразделения комплектуются только контрактниками. Они создаются для ведения боя в мотострелковых и танковых бригадах на основе одного батальона и приданных ему сил: частей артиллерии, БПЛА, инженерных войск, ПВО, армейской авиации, войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) и радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Также БТГ могут придаваться противотанковые, снайперские и медицинские подразделения.

После формирования батальонной тактической группы большое внимание уделяется межвидовому взаимодействию подразделений в её составе и освоению нешаблонных подходов в применении штатного вооружения.

«Хорошо подготовленная батальонная тактическая группа отличается самодостаточностью и мобильностью. На Украине они выполняют задачи на передовой, получая поддержку нашей артиллерии и авиации», — пояснил Хатылев.

Ещё одним фактором результативности СВО, по мнению экспертов, является широкое применение средств поражения, которые принято относить к высокоточному оружию.

По данным Минобороны РФ, из арсенала высокоточного оружия применяются ракеты комплексов «Искандер», «Калибр», «Бастион», различные типы авиационных боеприпасов, включая гиперзвуковую баллистическую ракету «Кинжал», артиллерийские снаряды типа «Краснополь».

Высокоточное оружие позволяет России без потерь уничтожать важнейшие объекты инфраструктуры противника, в том числе в его глубоком тылу. Чаще всего ракетные удары наносятся по штабам, командным пунктам, оборонным предприятиям, складам с оружием, боеприпасами и ГСМ.

«В применении авиации и высокоточного оружия наиболее явно проявляется техническое превосходство ВС России. Главным образом мы его используем для основательного подрыва материально-технической базы противника. Если нас не будет подводить разведка (выявляет вражеские цели и передаёт их координаты. — RT), то ВСУ будут ещё острее испытывать дефицит топлива, боеприпасов, техники и различного вооружения», — пояснил в комментарии RT кандидат военных наук Сергей Суворов.

В свою очередь, Сергей Хатылев обратил внимание на то, что в настоящее время высокоточное оружие применяется для разрушения бетонированных инженерных укреплений ВСУ в Донбассе. Аккуратная боевая работа призвана не навредить мирному населению, которым зачастую прикрываются ВСУ, и минимизировать потери наших военнослужащих.

«Есть люди в нашей стране, которые негодуют по поводу медленных темпов наступления в Донбассе. Но не стоит забывать, что с 2014 года противник очень основательно укрепился, причём хорошо защищённые военные объекты Украины зачастую находятся рядом с жилыми постройками и другой гражданской инфраструктурой. Это было сделано специально, это фактически живой щит для ВСУ. Чтобы не пострадали мирные жители и не несли потери наши войска, мы вынуждены проводить тщательную разведку и бить с высокой точностью по укрепрайонам», — подчеркнул эксперт.

По словам Хатылева, российская армия могла бы обеспечить более высокие темпы продвижения в Донбассе, но тогда пришлось бы применять натовскую тактику массированных ракетно-бомбовых и артиллерийских ударов без оглядки на потери среди гражданских.

«Мы не воюем с народом Украины. Сбережение жизней гражданских и своих солдат гораздо важнее темпов наступления. Поэтому СВО полностью отличается от, например, тактики США в Ираке в 2003 году, когда наземные силы американцев заходили в разрушенные города», — добавил аналитик.

Проблемы, выводы, цели

Как считают эксперты, несмотря на успешные в целом действия ВС РФ, на определённых этапах спецоперации не всё было гладко. В первые дни отдельные группы российских войск попадали в засады, а в последующем ожесточённые бои шли практически за каждый населённый пункт.

За время СВО серьёзные потери понёс Черноморский флот России. В конце марта после обстрела ВСУ порта в Бердянске российскими военными был затоплен большой десантный корабль «Саратов». В середине апреля после детонации боезапаса затонул недавно отремонтированный ракетный крейсер «Москва».

Кроме того, в первые недели СВО Киев смог провести мобилизацию и сформировать отряды территориальной обороны. В настоящее время украинские власти стремятся довести численность армии до 1 млн солдат (до начала спецоперации ВСУ насчитывали около 200 тыс. человек). Эксперты считают, что новобранцы не будут иметь должной подготовки, но их отправка на фронт всё равно способна затянуть боевые действия.

«Нельзя недооценивать противника. Тем более НАТО целенаправленно готовило Украину к войне с Россией и сейчас оказывает ей масштабную военную помощь», — подчеркнул Сергей Хатылев.

В разговоре c RT военный эксперт, общественный деятель из Харькова Михаил Онуфриенко обратил внимание на то, что Запад смог хорошо вооружить ВСУ беспилотниками, приборами наблюдения, качественными средствами связи и войсковой разведки. При этом в российских ВС ощущается дефицит данных вооружений.

По словам аналитика, сложнее всего обстоит ситуация с дронами, которые в современных вооружённых конфликтах широко применяются для разведки, целеуказания, корректировки огня и нанесения ударов по отдельным объектам противника. Участникам спецоперации не хватает БПЛА самого разного типа: от простых квадрокоптеров/мультикоптеров до крупноразмерных аппаратов.

«У российской армии в номенклатурном ассортименте их много, но в количественном — явно недостаточно. Между тем беспилотники должны являться расходным материалом и при их потере армия должна мгновенно получать новые аппараты», — отметил Онуфриенко.

Помимо дефицита беспилотников, в ходе спецоперации были выявлены определённые проблемы с обеспечением связи, говорит эксперт.

«Мы не успели перейти на обеспечение радиостанциями на уровне взводов и звеньев. Кроме того, госведомства и силовые структуры используют разные системы связи, которые друг с другом несовместимы. Радиостанции — это тоже расходный материал, и их массовые поставки необходимы», — подчеркнул Онуфриенко.

По словам эксперта, вопросы с оснащением задействованных в спецоперации частей ВС РФ беспилотниками и необходимым оборудованием решаются в том числе по линии волонтёрских организаций. Однако общественники сталкиваются с постоянными проблемами на таможне.

«Возникают правовые коллизии. К примеру, как необходимо оформлять те же беспилотники, которые должны быть переданы волонтёрами нашим войскам в Донбассе? По линии Минобороны передать БПЛА воинским частям невозможно из-за строгих правил для такого оборудования. Эти и другие вопросы требуется решить в неотложном порядке, чтобы наши военнослужащие обеспечивались необходимым вооружением максимально быстро, без бюрократических преград», — добавил Онуфриенко.

Вместе с тем, по мнению эксперта, извлечённый из СВО опыт уже помог России решить ряд насущных проблем. В качестве примера Онуфриенко назвал функционирование военно-гражданских администраций.

«Первое время работа военно-гражданских администраций держалась на личной инициативе, фактически на голом энтузиазме убеждённых людей. Когда российское государство обратило на это внимание, их работа стала более эффективной, а сейчас уже внесён законопроект об их законодательном оформлении. После его принятия освобождённые регионы получат больше возможностей для восстановления нормальной жизни. Думаю, что и в ситуации с поставками дефицитных вооружений будет непременно найдено разумное решение», — заключил Онуфриенко.

Алексей Заквасин, Максим Лобанов, RT

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

856
Похожие новости
01 июня 2022, 11:21
05 июня 2022, 21:17
03 июня 2022, 20:39
05 июня 2022, 21:16
02 июня 2022, 19:40
02 июня 2022, 19:38
Новости партнеров
 

 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики