Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Начало просвещения страны Российской

Памяти святой равноапостольной великой княгини Ольги
Её единственную из русских женщин Церковь причислила к числу равноапостольных. Вообще, такой чести удостоились ещё только Мария Магдалина, первомученица Фёкла, Апфия Колосская, царица Елена Константинопольская и просветительница Грузии Нина. Русскую святую, прославившуюся ещё до так называемого великого раскола 1054 года, почитают и католики. Имя «Ольга» в средневековье становится крестильным на Западе и более всего распространено у чехов.
Так что не исключено, в какой-нибудь из своих визитов в Европу Порошенко попытается уговорить, скажем, Милоша Земана объявить урождённую псковитянку символом вековечного духовного единства Украины и Чехии. Да только получится ещё более нелепо, чем в случае с Макроном, который ради «демонстрации давних отношений» с Украиной переименовал родившуюся в Великом Новгороде Анну Русскую (как её тысячу лет именовали во Франции) в «Анну Киевскую». Ведь Ольга прославилась тем, что нейтрализовала западное влияние на зарождавшуюся Россию.
Именно Россию, как это ни печально для украинствующих «знавців історії». Ведь данный топоним появляется в анналах раньше, чем его синоним «Русь». В сборнике описаний церемониального протокола Восточной Римской империи «О царском устройстве» под 957 годом упоминается приём Ольги, «архонтиссы России». Ещё раньше, около 950 года, император Константин VII Порфирогенет в знаменитом «Об управлении империей» называет «Ольгин град» Вышгород среди «городов России». Более того, саму Россию по сути уже делит на Великую («Внешнюю») и Малую. И – о, украинские боги! – никакой «Украины»! Это, кстати, к попыткам филарэтовцев и драбынковцев прицепить к великой общероссийской святыне – иконе Владимирской Божией Матери – второе название: «Вышгородская» (подразумевая «изначально украинскую святость» всемирно почитаемого образа).
При императоре Византии Константине Багрянородном княгиня Ольга приняла крещение, предпочтя восточный обряд христианства. Был ли этот выбор исключительно духовным или также геополитическим?
В начале 880-х годов норманны под предводительством рюрикового воеводы Хельги (Олега) захватили Киев после того, как Олег вероломно убил соправителей Русского каганата – тремя десятилетиями ранее отколовшегося от Рюриковой дружины единоплеменника Аскольда и, скорее всего, дулеба Дира. Последние, приняв православное крещение, обрели благосклонность Константинополя, благодаря чему существенно нарастили мощь своего государства. Территориально оно совпадало с землями полян, охватывая Поднепровье между Полесьем и границей степи, на которой Владимир Святославич, внук Ольги, в 992 году и возведёт пограничный город-крепость Переяславль-Русский (ныне именуемый Переслав-Хмельницкий).
Олег же, а вслед за ним и подросший сын Рюрика Игорь (у скандинавов Ингвар), взяв на себя ответственность за новых подданных, разладили дружелюбные отношения поднепровских славян и автохтонных росов-росомонов с ромеями. Потеряв союзника, они стали зависимы от геополитического конкурента Восточной Римской империи – Хазарского каганата, чьи агенты к тому же проникли в крупнейшие европейские государства, выступив «генеральными спонсорами» королевских домов. Так образованные здесь купцами-рахдонитами иудейские общины заставили Каролингов работать в интересах контролируемой Хазарией первой в истории всемирной торговой сети, включавшей и так называемый Шёлковый путь.
Почувствовав «проигрыш Константинополя на русском направлении», глаз на Киев положил и Рим.
В итоге восьми десятилетий внешнеполитической деятельности Олега и Игоря Киевский каганат впал не просто в вассальную, но в кабальную зависимость от каганата Хазарского. Россия имела все шансы повторить незавидную судьбу самой Хазарии – некогда процветающей страны в благодатной дельте Волги, в которой власть захватили закабалившие исконных хазар пришельцы.
Славяне, правда, пытались сопротивляться. И убийство древлянами князя Игоря (опрометчиво отправившего собственную дружину на обслуживание очередных кампаний Итиля) стало предвестником «мятежа», устроенного уже Ольгой и её сыном Святославом (первым Рюриковичем со славянским именем) вскоре после гибели Игоря.
Дальше, как мы помним, было крещение княгини, возвращение к союзническим отношениям с Царьградом и его друзьями в Великой степи, уничтожение вселенской раковой опухоли под названием Хазария, провал католической миссии в Киеве, ассимиляция нормандского элемента на Руси и стремительный рост славянской уже державы, которая вскоре станет второй в ойкумене по могуществу. Всего лишь через поколение после Ольги, «начало положившей просвещению страны Российския во спасение душ наших» (как говорится в Житии святой), Киев станет третьей культурной столицей мира после Константинополя и Кордовы.
Кто-то спросит, отчего же княгиня столь показательно жестоко расправилась с единомышленниками-древлянами за смерть Игоря? А была ли «месть Ольги»?
Ряд исследователей, включая Д. С. Лихачёва, считают данный сюжет поздней вставкой в «Повесть временных лет», хотя и основанной на народных преданиях. Новелла о сакральной языческой мести (похороны в ладье, кремация, человеческое жертвоприношение на поминальной тризне) как бы удостоверяла, что вдовствующая княгиня с самого начала держала власть «крепкой рукой» – при ней усобиц не было и «жила земля тихо». Это было действительно злободневно, ведь при Игоре от Русской земли отпало все днепровское левобережье.
Но по-настоящему объединит восточных и северных славян, русов и их финно-угорских соседей в единый этнос православие, семя которого Ольга успеет вложить во внука Владимира.
В вышеупомянутом труде «О царском устройстве» описывается парадный обед в зале Юстиниана, где встретились за одним столом четыре «государственных дамы»: бабушка и предполагаемая мать крестителя Руси Владимира (княгиня Ольга и её спутница Малуша) с бабушкой и матерью его будущей супруги Анны (императрица Елена и её невестка Феофано). Пройдёт немногим более полувека, и в Десятинном храме Святой Богородицы в Киеве будут рядом стоять мраморные гробницы святой Ольги, святого Владимира и царицы Анны.
Десятинная церковь, увы, не сохранилась. Как и первый киевский храм Софии, построенный Ольгой – в крещении уже Еленой. Имя сие было дано в честь равноапостольной царицы – матери императора Римского Константина. Той самой, что в IV веке снарядила и возглавила экспедицию в поисках креста, на котором был распят Христос. Частицу креста, обнаруженного равноапостольной Еленой Константинопольской, равноапостольная Елена Киевская привезла из Царьграда в Киев. Святыня обрела место в Софийском храме, а после случившегося с ним пожара была перенесена в Софийский собор, построенный Ярославом Мудрым. Увы, через полтысячелетия – в первый же год объединения Великого княжества Литовского (в которое тогда входил Киев) и Королевства Польского в Речь Посполитую - частица креста была вывезена ксёндзами в Люблин. Что лишь подтвердило прозорливость Ольги, которая, устанавливая первые государственные границы Руси, начала с размежевания с ляхами.
Кстати, София и Никольский собор были построены Ольгой над могилами первых киевских князей-христиан Дира и Аскольда. Что также знаменовало преемственность их внешнеполитической линии. Не забыла святая и родной Псков, поставив там храм Живоначальной Троицы (отчего в летописях город часто величается Домом Святой Троицы). Установление тесных отношений с Восточной Римской империей способствовало развитию каменного строительства в Киеве. Первые каменные здания на Руси – дворец и терем княгини.
Застала Ольга и начало языческой реакции сына Святослава, но твёрдо завещала похоронить себя по христианскому обряду – пусть даже на её отпевание единоверцы побоятся прийти.
Согласно Иакову Мниху, тело княгини сохранилось от тлена. Её «светящийся как солнце» лик можно было наблюдать через окошко в каменном гробу, от которого «многие находили исцеление».
Как святая Ольга начала почитаться, скорее всего, уже через 10-15 лет после земной кончины – при её сыне Ярополке (не исключено, христианине и уж точно благосклонно относившемуся к православию). Об этом свидетельствует перенесение её мощей в церковь и описание чудес, изложенное у Иакова Мниха. Именно с того времени память святой равноапостольной княгини стала праздноваться 11 июля (24 июля по новому стилю). Однако официальная канонизация произошла, вероятно, позднее, к середине XIII века. В это время в славословиях ей закрепляется эпитет «богомудрая».
«Крилами богоразумия вперивши свой ум, возлетела еси превыше видимыя твари: взыскавши Бога и Творца всяческих, и Того обретши, пакирождение крещением прияла еси. Древа животного наслаждаюшися, нетленна во веки пребываеши, Ольго приснославимая.
Воспоим днесь благодетеля всех Бога, прославльшего в России Ольгу богомудрую: да молитвами ея подаст душам наших грехов оставление» (тропарь и кондак равноапостольной княгине Ольге).
Виктор Бобер

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

268
Похожие новости
23 ноября 2017, 00:36
22 ноября 2017, 21:36
23 ноября 2017, 07:36
22 ноября 2017, 13:36
22 ноября 2017, 19:06
22 ноября 2017, 19:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 ноября, 14:06 903
19 ноября, 15:36 859
21 ноября, 11:06 743
21 ноября, 22:06 810
16 ноября, 15:06 731
20 ноября, 08:06 2069