Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Медицина по-украински: взятки вместо помощи

Фото: globallookpress.com

Нынешняя катастрофа, плотно накрывшая медицинскую отрасль независимой Украины тотальным безденежьем, закрытием больниц, включая инфекционные отделения, сокращением медперсонала, помноженная на коронавирусную пандемию, имеет давние корни.

Украинскую медицину съедает червь коррупции

Стремительное обрушение медицинской отрасли началось ещё в лихие 1990-е. Именно тогда её медленно, но верно начал подтачивать червь коррупции, и явление это приняло в условиях так называемого становления независимой Украины поистине гигантские масштабы. Сформировалась целая система, где врачи, бравшие деньги с пациентов, крышевались массой украинских чиновников от медицины. Ситуация, когда вопрос, делать или не делать операцию, зависел от крупной взятки, вовремя данной врачу, стала обыденной, причём практически во всех крупных областных центрах: Киеве, Донецке, Львове, Харькове, Одессе и др.
«Мужа привезла скорая, поставили заворот кишок. И они (врачи) ждали, когда я принесу деньги, не начинали делать операцию, а время шло на секунды. Я как медик понимала, что промедление смерти подобно… Хорошо, я успела, деньги принесла, не знаю, что бы было и что бы я с ними (врачами) сделала, если бы не успела»,
— рассказывает дончанка С., муж которой в 1990-е попал в донецкую больницу Вишневского.
Доходило до того, что пациенты открыто сообщали друг другу «стоимость» операции, какой врач больше берёт. А ведь речь шла об экстренной хирургии, которая бесплатна даже в африканских странах! Но в независимой Украине были установлены свои негласные «правила»: формально бесплатная, медицина на деле превратилась в доходнейшую отрасль, где деньги «ковались» без отрыва от операционного стола.
Надо сказать, что среди крупных городов червь коррупции и кумовства более всего поразил Донецк, второе место делили между собой Львов и Одесса, отодвинув столицу независимой Украины на третью позицию.
«Когда я приходила в больницу присматривать за матерью, брала сразу несколько тысяч гривен, но к вечеру мой карман пустел почти полностью, поскольку давать приходилось всем, от медсестры, чтобы укол нормально ввела, до врача, чтобы обратил внимание во время обхода. Как правило, врач сам говорил мне, сколько кому давать, сколько анестезиологу, сколько реаниматологу, и при этом все в один голос заявляли, что у нас всё бесплатно», — вспоминает о том времени дончанка Виктория П.
Украинские мединституты при Леониде Кравчуке, Леониде Кучме и иных украинских президентах были оплетены такой мощной цепью связей и коррупции, что поступить в них «варягу»-непосвящённому, будь ты хоть семи пядей во лбу, было совершенно невозможно. В стране процветали непонятного происхождения «лечебные центры». Восточные шарлатаны, заезжие экстрасенсы, как мухи, слетались в города независимой Украины, привлекаемые полнейшим отсутствием контроля со стороны налоговых органов.
При этом украинские больницы остро нуждались в ремонте и новом оборудовании. С экранов ТВ постоянно говорилось, что врачи ощущают нехватку в средствах и что медицина фактически выживает.

Майданное «ускорение»: «реформы» Супрун

Последний «майдан» подписал окончательный приговор формальным остаткам так называемой бесплатной украинской медицины, узаконив беспредел, творившийся в медотрасли. Явным «достижением» стала полная ликвидация привычной, хотя и уже «нерабочей» постсоветской системы здравоохранения. К слову, данный факт с видимым удовольствием констатировали бравирующие «достижениями» евроинтеграции различные украинские чиновники. Так, министр здравоохранения Максим Степанов откровенничал о том, что «система охраны здоровья» отсутствует, и уже довольно давно». «Я могу обоснованно утверждать — системы охраны здоровья на Украине нет. Остались только обломки советского прошлого и фрагменты абстрактных нереализованных проектов будущего», — подчеркнул он.
При этом чиновник свалил всю вину на прежнее, домайданное руководство Украины, обвинив его в уничтожении медицинской отрасли. Однако пришедшие в провластные кабинеты украинские евроинтеграторы, в том числе тогдашний премьер-министр Владимир Гройсман, и не собирались ничего восстанавливать. Напротив, убийственный маховик так называемого реформирования медицины качнулся ещё более размашисто с назначением на министерскую должность креатуры Гройсмана «диаспорянки» (американки украинского происхождения. — Прим. ред.) Ульяны Супрун, более известной как Доктор Смерть.
Она появилась на Украине перед вторым «майданом», осенью 2013 года, и сразу влилась в протестное движение, начав работать в медицинской службе майданников.
Сделав фантастический рывок в карьере (сработали связи в американо-украинской диаспоре), рядовой американский доктор радиологии Супрун попала в кресло министра здравоохранения, совершенно не владея вопросом, поскольку опыта работы на подобных должностях у неё не было.
Кстати, до «диаспорянки» на этом посту трудился ещё один колоритный персонаж вообще без какого-либо медицинского образования — грузин Александр Квиташвили, член так называемой команды Михаила Саакашвили. За полтора года он отличился совершеннейшим бездействием, которое, к слову, приносило больше пользы, чем активная «реформаторская» деятельность Супрун.
В задачу предшественника Супрун входило довольно прозаическое «задание» в виде перераспределения миллиардных потоков, щупальцами пронизывающих тайные недра украинской медицины. С приходом Супрун, официальным лозунгом которой явилась борьба с чёрными коррупционными схемами, судьба ещё подающей признаки жизни украинской медицины круто изменилась. Для начала Супрун, возбуждённый ум которой вдруг «разглядел» в украинской коррупции «советское прошлое», с каким-то садистским удовольствием начала уничтожать украинскую фармацевтику. Так, уже в первые месяцы под видом борьбы «с фармацевтической мафией» госпожа министерша полностью перевела все закупки лекарств за средства бюджета на иностранные компании. В итоге финансовые потоки были переориентированы на три структуры: «ПроООН», ЮНИСЕФ, контролируемые американцами, и британское агентство Crown Agents. Даже закупки лекарств украинских производителей стали осуществляться через международных посредников. А это ни много ни мало 16 млрд гривен за три бюджетных года. Результатом столь продуктивного «реформирования» явилась монополизация украинского фармацевтического рынка заокеанскими структурами и образование стойкого дефицита самых необходимых лекарств, в том числе вакцин.
На жителей Украины обрушился шквал инфекций, которые были практически ликвидированы в СССР. Та же эпидемия кори, своего рода индикатор системы здравоохранения, на Украине уносила десятки жизней. Более того, в некоторых городах корь ставила под вопрос работу целых учреждений. Так, в Одесской области в 2019 году это заболевание было диагностировано практически у всего личного состава отдела полиции одного из райцентров.
Вторым шагом, приближающим Украину к вожделенной европейской медицине, явилось уничтожение «избыточного количества больниц», перевод медицины на платную основу и «фельдшеризация» системы оказания медицинской помощи. Под прицелом Супрун оказались «остаточные рудименты советской медицины» — сельские больницы. Спешно была введена система «госпитальных округов», в рамках которой были закрыты сотни больниц и фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП) в небольших населённых пунктах. Взамен селянам Украины было рекомендовано обращаться за «квалифицированной медицинской помощью к интернету».
После этого глава парламентского комитета по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец открыто заявила о том, что Супрун внедряет «реформы», направленные на вымирание населения. При этом ей помогает «гуманитарная» политика государства.
«Это проект геноцида. Он не даст сохранить жизни украинцев, их человеческий потенциал. Нас становится меньше — каждый год на 200 тысяч человек. Можно брать и резинкой с карты стирать Ивано-Франковск, Тернополь… За пять лет это целый миллион»,
— заявила Богомолец.
Итогом первого этапа так называемой «реформы» стал полный крах украинской медицины. Десятки тысяч врачей были под угрозой увольнения, сотни больниц — на грани закрытия. Результатом действий «реформаторов» явился также дефицит лекарств, медицинского оборудования и отток медицинских кадров за границу. После ряда скандалов «диаспорянку» в августе 2019 года выдворили из министерского кресла.

На дне: итоги «реформированной» украинской медицины

С уходом Супрун, вполне отработавшей вложенные в неё Западом деньги, «реформа» здравоохранения продолжилась по инерции. Ведь для её отмены необходимо отменить и принятые ранее законы, такие, например, как волюнтаристский закон «Об автономизации медицинских учреждений».
К тому же в «реформе» были кровно заинтересованы многочисленные чиновники от медицины, стабильно получавшие огромные деньги от западных производителей лекарств. Не так давно на одном из украинских телеканалов премьер-министр Денис Шмыгаль и экс-министр здравоохранения Илья Емец в один голос заявили, что «нельзя давать заднюю, когда 80% медицинской реформы уже позади».
К слову, подобное опасное увлечение «реформированием» по западному образцу было характерно для многих постсоветских стран. В своё время с размахом реформ ельцинской эпохи там тоже укрупняли-разукрупняли больницы, сокращая врачей, средний и младший персонал.
На деле подобные «схемы» обернулись на Украине поводом для ликвидации большей части медучреждений, в том числе тубдиспансеров, инфекционных больниц, психиатрических лечебниц. Сейчас многие украинские медики открыто высказывают тревогу в отношении «нововведений». Так, по словам врача из Запорожья, «в городе готовится закрытие трёх из четырёх городских туберкулёзных больниц, 80% персонала пойдёт под сокращение. На весь город останется только 12 фтизиатров и столько же медсестёр этого профиля. И это притом, что Запорожье лидирует в стране по темпам распространения туберкулёза».
Охватившие Украину эпидемии, та же корь, обнажившие всю степень разрухи, остро поставили вопрос о необходимости вакцинации населения. И здесь обнаружилось, что «реформированное» украинское здравоохранение к подобным вызовам совершенно не готово. Более того, с вакцинами, которые, как правило, были иностранного производства, разгорелась череда скандалов после признания экс-замминистра здравоохранения Александра Толстанова о том, что испытания вакцин проводятся на детях, якобы с согласия родителей. По его словам, это обычная мировая практика, позволяющая «определить эффективность работы препарата». Стало также известно о фактах, что преступное тестирование проводят на воспитанниках детских домов. В частности, в Полтавской области на детях-сиротах тестируют медицинские препараты, которые не имеют сертификации на Украине. Об этом сообщил депутат Рады Валерий Головко, потребовав от правоохранительных органов разобраться в ситуации и наказать виновных.

Кто стоит за «медреформой» на Украине…

С марта, когда на Украине был установлен тотальный карантин из-за пандемии коронавируса, тысячи украинских врачей стали бить в набат, заявляя, что больницы не готовы к эпидемии, если количество заболевших превысит несколько тысяч, в стране недостаточно аппаратов для искусственной вентиляции лёгких, далеко не у всех врачей есть защитные костюмы и пр. Обескровленную медицинскую отрасль лихорадило в течение всего 2020 года. В итоге, когда стали известны факты о значительном сокращении расходов на социальную сферу, включая медицину, в новом бюджете, украинские медики не выдержали. Они заявляют о масштабной забастовке, если власти продолжат второй этап медицинской «реформы», из-за которой стали закрываться больницы и тубдиспансеры. «Если сегодня встанет вопрос о том, что будут продолжать «реформу»… Я делаю официальное заявление: мы объявим всеукраинскую забастовку медиков. И с нами выйдет не только медперсонал, с нами выйдут и наши пациенты», — заявил директор Института сердца профессор Борис Тодуров в эфире украинского телеканала.
Однако весь вопрос в том, что средства на продолжение убийственной для населения «реформы» выделил главный игрок на территории «независимой» Украины — МВФ, без денег которого страна может стать банкротом. К тому же именно на деньги МФВ украинские власти рассчитывают приобрести пресловутую вакцину от коронавируса. Правда, когда МФВ выделит эти долгожданные $100 млн на 4 млн доз, на Украине пока ещё большой секрет.
Сейчас Украина попала в список бедных стран так называемой последней очереди, которые якобы должны получить вакцину в период с апреля 2022-го по конец 2023 года. Зато нынешняя Украина является прекрасным полигоном для проведения клинических испытаний различных препаратов. По словам эксперта-инфекциониста Вадима Аристова, «Украина стала одним из клондайков для клинических испытаний во всём мире». «Правда, потом эти препараты никогда сюда не заходят. Один курс лечения может стоить сотни тысяч долларов, и нет никакой экономической целесообразности регистрировать данный препарат в Украине. На наших пациентах его тестируют, они получают лечение, а потом его продают богатым странам», — рассказал он.
Такой почти полный разгром медицинской отрасли может привести только к одному — к депопуляции в стране. Сейчас фактическое вымирание жителей Украины более всего коснулось старшего поколения, которое не вписывается в «новый мировой порядок», заявленный на Украине местными евроинтеграторами и их зарубежными кураторами. А кого оно коснётся завтра?
Автор: Наталья Залевская

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

181
Похожие новости
16 января 2021, 11:06
15 января 2021, 21:36
16 января 2021, 13:06
15 января 2021, 20:06
16 января 2021, 03:36
16 января 2021, 11:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
11 января, 05:36 485
12 января, 10:06 694
10 января, 18:36 911
12 января, 12:06 580
10 января, 10:36 522
11 января, 19:06 769