Информационно-аналитический портал
Главная
Украина Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Матерый волк-одиночка. Памяти фронтового фотокора Андрея Стенина - РИА Новости

Ровно три года назад, 6 августа 2014 года, на Донбассе погиб военный фотокорреспондент МИА «Россия Сегодня» Андрей Стени
Автомобиль «Рено Лога», в котором он ехал в сторону города Снежное Донецкой области вместе с двумя военкорами-добровольцами «Информационного корпуса» и двумя ополченцами, попал под шквальный огонь подразделений вооруженных сил Украины. Все пятеро погибли на месте, не успев даже выбежать из машины. Российские коллеги обнаружили обгоревший остов «Логана» лишь спустя шестнадцать дней, 22 августа. До этого момента о судьбе Андрея не было известно ровным счетом ничего. Официальные украинские власти то заявляли, что Стенина арестовали за «пособничество террористам», то «включали заднюю» и утверждали, что ничего о нем не слышали. А когда вскрылась правда, никто, само собой, наказания не понес.
Андрей Стенин стал четвертым российским журналистом, убитым на юго-востоке Украины с начала гражданской войны. 17 июня 2014 года под Луганском в результате минометного обстрела погибли корреспондент ВГТРК Игорь Корнелюк и звукооператор Антон Волошин. А 29 июня от пулевого ранения в живот скончался оператор Первого канала Анатолий Клян.
Молчун
С Андреем Стениным мне довелось близко поработать, к сожалению, только один раз. Полдень 4 марта 2014 года. «Сводный отряд» репортеров российских федеральных СМИ на двух автомобилях впервые выезжает из Крыма, к тому времени надежно взятого под контроль «вежливыми людьми», на материковую Украину. Я, тогда еще спецкор «Вечерней Москвы», сижу в прокатной «Тойоте» вместе с Андреем Стениным и военкорами «Комсомольской правды" Александром Коцем и Дмитрием Стешиным. Впереди — «флайка» съемочной группы Евгения Поддубного из ВГТРК. Цель вылазки — посетить соседнюю с Крымом Херсонскую область, пообщаться с местными жителями и узнать, что они думают о происходящем в стране.
Миновав блокпост севастопольских «Беркутов» на перекопском перешейке, въезжаем на материк. И буквально за первым же поворотом натыкаемся на кордон украинских пограничников. Рослые бойцы в масках и бронежилетах быстро и без лишних вопросов проверяют документы телевизионщиков, машут рукой — «проезжай!» Нашу же легковушку досматривают не в пример тщательнее. Пограничник с явным недоумением листает по очереди четыре российских паспорта, долго проверяет журналистские «ксивы», постоянно переводя взгляд с фотографий на наши лица и обратно. Наконец, помявшись, возвращает документы и желает счастливого пути.
Минут 15 мы обсуждаем этот случай, гадаем, чем могли вызвать подозрения пограничника и периодически оглядываемся, не едет ли за нами «хвост». Наконец, переключаемся на другие насущные темы. Молчит только Стенин, отрешенно просматривая утреннюю съемку на экране своего фотоаппарата.
«А вы знаете, почему погранец нас так долго проверял?— Андрей впервые подает голос, когда мы уже въезжаем в Херсон. — Подумал, что мы шпионы и удивился, как наши кураторы из ФСБ могли так лопухнуться с оперативными псевдонимами. Набились, блин, в одну машину: Коц А.И., Коц А.И., Стенин и Стешин».
Так под дружный хохот мы и добрались до места назначения. Херсон тогда нас встретил не то чтобы враждебно, но с явно ощутимым холодком. В те дни никто и помыслить не мог, что спустя несколько месяцев на журналистов российских СМИ украинские военные объявят охоту. А Андрей весь день молчал, обдумывая что-то свое, лишь щелкал затвором любимой зеркалки, каждый раз безошибочно выбирая идеальный ракурс.
Профессионал
Таким Стенина и помнят коллеги, изъездившие с ним, пожалуй, все «горячие точки» последних 7-8 лет. Спокойный и немного флегматичный молчун, в любой момент способный по-снайперски «выстрелить» хорошей шуткой или метким наблюдением. Всегда максимально собранный профессионал, имеющий фантастическое чутье на эксклюзив. Настоящий волк-одиночка, визитной карточкой которого была способность безошибочно появляться со своим фотоаппаратом в самой гуще событий. А потом исчезать и вновь оказываться там, где «горячо».
«Если ты с Андрюхой заходил на митингующий Тахрир в Каире, то абсолютно точно знал, что он «потеряется», — рассказал спецкор «Комсомольской правды» Александр Коц. — Он любил работать один, ему так было удобнее. Поэтому в первые дни после его исчезновения на Донбассе мы не сильно переживали. У нашей военкорской компании даже пословица была «терять Стенина — это нормально». Никто и помыслить не мог, что мы потеряли его навсегда».
Помимо высочайших профессиональных качеств, Андрей Стенин обладал тем, что можно получить только на войне, — опытом выживания. Фронтовые друзья неоднократно подмечали его поразительную интуицию и способность предугадывать опасность. Эта «чуйка» много раз спасала жизнь и ему, и его коллегам.
«В Сирии в горах мы с ним поссорились, пожалуй, первый и последний раз, — вспоминал после гибели Стенина военкор Life Семен Пегов. — Снимали, как «работает» по боевикам тяжелая техника армии Асада. Кто-то из военных сказал: надо поскорее отсюда сматываться — прилетит «ответка». Я и понятия не имел тогда, что это такое. Настаивал на том, чтобы остаться. Стенин был категорически против. Я разобиделся в хлам. Обзывал его трусом по дороге обратно. Когда добрались до штаба, нам рассказали, что ребята, которых мы снимали, погибли. Я перестал обижаться».
Писатель
Красочность, правдивость и профессионализм фотографий Андрея Стенина по достоинству оценили многие. В 2010 году за выполнение журналистского долга он был награжден премией «Искра», дважды становился лауреатом премии «Серебряная камера». Его работы с войн и вооруженных конфликтов использовали в своих публикациях крупнейшие мировые информационные агентства. Но не все знают, что Андрей был и прекрасным пишущим журналистом.
«О существовании Стенина я узнал не по его фотографиям, а по тексту, который он написал из Ливии, — вспоминает Александр Коц. — У него был творческий порыв, и он передал оттуда совершенно потрясающий репортаж о своей работе на стороне повстанцев под Бенгази. С абсолютно уникальным ощущением войны. Я был поражен тем, насколько мастерски он умеет замечать детали, которые мало кто видит. Когда познакомился с ним лично, спросил, почему он бросил «писанину». Он просто ответил, что фотография ему видится более честным занятием».
Тем не менее писать Андрей не прекращал до самой своей гибели. Его короткие зарисовки в Фейсбуке из осажденного Славянска, полные динамики, юмора и самоиронии, совсем не напоминают газетные репортажи. Но именно они лучше всего могут рассказать читателю, каково работать журналисту в зоне боевых действий. Всю суть он метко выразил одной фразой: «Самое главное в нашей профессии — это сфотать атомный гриб и успеть передать фоточки в редакцию до того, как дойдут световая и ударная волны».
Три года назад, 6 августа 2014 года, Андрей Стенин впервые «передаться» в редакцию не успел.
Андрей Коц

Подпишитесь на нас Вконтакте, Twitter, Одноклассники

90
Похожие новости
20 августа 2017, 07:06
20 августа 2017, 17:37
21 августа 2017, 13:36
20 августа 2017, 10:06
19 августа 2017, 19:06
19 августа 2017, 16:36
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 августа, 06:36 974
16 августа, 16:36 727
19 августа, 19:06 447
14 августа, 19:36 544
20 августа, 00:06 722
14 августа, 19:36 476