Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Константинополь: исторжение из Церкви

Как Константинопольский патриарх не дал Киеву томос и спровоцировал новый раскол в православии.
Русская православная церковь признала т. н. Константинопольский патриархат находящимся вне Церкви.
На заседании Священного синода РПЦ, впервые в истории прошедшем в Белоруссии, было принято следующее заявление: «Принятие в общение раскольников и анафематствованного в другой поместной церкви лица со всеми рукоположенными ими «епископами» и «клириками», посягательство на чужие канонические уделы, попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств — всё это выводит Константинопольский патриархат за пределы канонического поля и, к великой нашей скорби, делает невозможным для нас продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами».
Под «анафематствованным в другой поместной церкви лицом» подразумевается отлучённый от Церкви Московским патриархатом Михаил Денисенко (ныне именующий себя «патриархом Филаретом»). А «посягательство на чужие канонические уделы, попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств» — это вторжение Варфоломея на каноническую территорию Московского патриархата на Украине абсурдно «обоснованной» «отменой» актов почти 350-летней давности.
«Отныне и впредь до отказа Константинопольского патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской православной церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской церкви, а для мирян — участие в таинствах, совершаемых в её храмах», — указывается в документе. Это означает, что служители Экуменического патриархата отныне переходят в разряд еретиков, совместная молитва с которыми запрещена канонами Православной церкви.
С одной стороны, состоявшийся ровно месяц назад синод РПЦ предупреждал об этом Фанар. С другой стороны, признаемся, никто из экспертов не прогнозировал то, что произошло на последнем заседании синода Экуменического патриархата.
Ожидали либо предоставления «томоса для Украины», либо провозглашения «Украинского экзархата Экуменического патриархата», либо продолжения красивых и решительных заверений о том, что «автокефалия» обязательно состоится «в надлежащее время».
Поясним сразу, что в кавычки взяты «томос», «автокефалия», «экзархат» и т. п., потому, что все эти акты и статусы, «дарованные» Экуменическим патриархатом на территории другой поместной церкви (в данном случае Московского патриархата), вопиюще антизаконны, а потому априори канонически ничтожны. Ну а «Экуменический» (Οἰκουμενικὸς) — подлинное название того патриархата, который у нас по отжившей традиции ошибочно именуют «Вселенским».
Начнём разбор деяний Экуменического синода от 11 октября 2018 г. с того самого неожиданного и самого важного на данный момент решения, а именно третьего пункта.
В соответствии с каноническими прерогативами Константинопольского патриарха получать петиции от иерархов и другого духовенства всех автокефальных церквей, принять и рассмотреть ходатайства об апелляции Филарета Денисенко, Макария Малетича и их последователей, оказавшихся в расколе не по догматическим причинам. Таким образом, вышеупомянутые канонически восстановлены до их иерархического или священнического звания, и их последователи восстановлены в общении с Церковью.
Ещё летом 2018 г. Михаил Денисенко, именующий себя «патриархом Украины-Руси Филаретом», направил Варфоломею апелляцию на отлучение его от Церкви Московским патриархатом в далёком 1997 г.
Денисенко прекрасно знал, что апелляция к патриарху, не имеющему отношения к канонической территории Московского патриархата (в которую входит и Украина), абсолютно абсурдна. Но знал Денисенко и то, как относится к канонам Варфоломей, и что давно уж тот видит себя «православным папой», которому якобы позволено вмешиваться в дела всего мирового православия.
На самом деле это попрание важнейшего принципа православия — соборности, при которой все поместные церкви и их предстоятели равны между собой. Никто не имеет первенства власти (каковым обладает папа римский в католичестве). Есть лишь символическое первенство чести: «первым среди равных» именуется т. н. Константинопольский патриарх в знак уважения к его некогда столичной кафедре в православной империи.
Однако в сентябре нынешнего года Экуменический патриарх объявил о присвоении себе и первенства власти. По сути, это такая же ересь папизма, каковая привела к «Великому расколу» 1054 г. Вернее, к отколу от православия латинского сообщества.
Так что старый проныра Денисенко оказался прозорлив. Более того, тогда же, 3 сентября, на собрании епископов Экуменического патриархата было объявлено, что Константинопольский патриархат, дескать, никогда не передавал Московскому патриархату Киевскую митрополию. Эта ложь довольно легко опровергается, но главное сейчас не соответствие исторической истине, а то, что претензии на Украину «обоснованы» и эти «обоснования» устраивают украинские власти. Из этой лжи вытекало то, что акты, совершённые священноначалием Русской церкви на территории Киевской митрополии, объявлялись сомнительными. В том числе анафема Мазепе и анафема Филарету.
И вот 11 октября Экуменический синод объявляет, что «в соответствии с каноническими прерогативами Константинопольского патриарха получать петиции от иерархов и другого духовенства всех автокефальных церквей» он «восстанавливает в общении с Церковью» Денисенко, его конкурента Николая Малетича (главу также самопровозглашённой и непризнанной «Украинской автокефальной православной церкви») и «их последователей». Мол, отлучение Денисенко от Церкви было актом не догматическим, а по политическим мотивам («Москва мстила за поддержку незалежности Украины»), хотя на самом деле Филарет совершил целый ряд поступков, несовместимых не то, что с епископским и монашеским положением, но и со званием христианина как такового. В конце концов, он добровольно ушёл из Церкви, дабы создать под покровительством президента Кравчука новую структуру. В ту же структуру ушёл из Церкви и Малетич. Это потом она в свою очередь раскололась.
Но Денисенко и Малетича «восстановили» просто в «епископском звании» — отнюдь не «патриархом» и «митрополитом» соответственно. Не признал Фанар церквами и возглавляемые ими т. н. «Киевский патриархат» и «УАПЦ».
Но кому же тогда давать автокефалию, если нет даже той «Киевской митрополии», к памяти которой обращаются фанарские «историки»?
Значит, её надо создать, чтобы ей и «даровать автокефалию». То есть для получения «томоса» всем этим «рогам и копытам» нужно пройти промежуточный этап: созвать некий «объединительный собор» всех жаждущих автокефалии, чтобы это сборище Варфоломей либо «восстановил в статусе Киевской митрополии Экуменического патриархата», либо наделил статусом «Украинского экзархата» того же Экуменического патриархата.
Главное в основном пункте октябрьского синода даже не удовлетворение апелляции Денисенко и Малетича (там вообще сказано, что она только направляется на рассмотрение), а «восстановление их последователей в общении с Церковью». То есть тех 5–6 тысяч служителей «КП» и «УАПЦ» и сотни-другой тысяч захожан этих «церквей», которые и составят будущую структуру Экуменического патриархата на Украине. И главное, шести десятков «епископов», чтобы было кому участвовать в упомянутом «соборе».
А сами «патриарх» с «митрополитом» пошли уже к этой критической массе вынужденным прицепом — они же, в конце концов, «высвячивали» весь этот «епископат» и «клир».
Наверное, тут только поняли Денисенко и Макарий вместе с Порошенко, какую ловушку им устроили «лукавые греки»: непоколебимая и волелюбивая европейская нация из русского «ярма» вернулась в турецкое.
Нет, конечно, октябрьский синод самым первым пунктом заверяет:
«Подтвердить уже принятое решение о том, что Экуменический патриархат приступает к предоставлению автокефалии Церкви Украины».
Но обещать, как известно, не значит жениться. С апреля уж «Экуменический патриархат приступает к предоставлению автокефалии Церкви Украины (sic!)», тогда как Украинская православная церковь (Московского патриархата) — единственная церковная структура на Украине, признанная мировым православием (в т. ч. Экуменическим патриархатом), никакой автокефалии не просила. Тем более у Экуменического патриархата, который не является для неё правящей церковью (но, как мы уже отметили, для Экуменического патриархата отныне не существует безусловно правящих поместных церквей в пределах своих канонических территорий).
А придумывать всё новые и новые отсрочки, «не позволяющие в данный момент даровать автокефалию», Варфоломею не составит труда.
Да и придумывать не надо даже. Денисенко уже не исполняет решение вроде как теперь «Матери-Церкви»: не поминает на службе «своего патриарха» Варфоломея и заявляет, что сам он «был, есть и будет патриархом» (36:58 на видео).
Но не может же быть двух патриархов в пределах одного патриархата! Поэтому, учитывая, что наиболее вероятный итог «объединительного собора» — победа именно Денисенко на выборах предстоятеля главы структуры, Стамбул может признать собор лишь в части прошения о создании экзархата или митрополии. А затем предложит уже «украинскому епископату Экуменического патриархата» решить эту «последнюю трудность в обретении Украиной автокефалии».
Значит, понадобится «Второй собор». Администрация Порошенко готовит к нему кандидатуру митрополита Винницкого Симеона, а Фанар определяется между гражданами США Д. Зелинским (нынешним легатом Экуменического патриарха на Украине) и И. Гэчэй (выходцем из украинской диаспоры). Впрочем, поскольку и у Экуменического патриархата, и у киевского режима одни и те же кукловоды, то, как скажет Госдеп, так и будет.
Для американцев явно предпочтительнее, если «украинским православием» управлять будет не украинская власть, которую в условиях всё более усугубляющейся нестабильности могут смести в любой момент, а уж век как «подотчётный» Фанар. То есть США не нужна никакая «автокефалия», если можно устроить «митрополию» или «экзархат».
А Порошенко (или любому другому кто его сменит на посту президента) всегда смогут объяснить очередное колебание генеральной линии партии.
Впрочем, если Вашингтонскому обкому на каком-то этапе станет выгодна автокефалия — будет автокефалия. И тот же Варфоломей, уже изощрившийся в сломе о колено тысячелетних канонов и просто логики, обеспечит и её, и «патриарха Филарета» в лучшем виде.
Но пока второй пункт решения Экуменического синода работает на версию «экзархата/митрополии»:
«Восстановить ставропигию Экуменического патриарха в Киеве, одну из его многочисленных ставропигий на Украине, которая там всегда существовала».
Ставропигия — это монастырь, независимый от местной епархиальной власти и подчинённый непосредственно патриарху или синоду. Так, например, Почаевская лавра подчиняется не Тернопольскому епископу, а непосредственно блаженнейшему митрополиту Киевскому. Так и Киево-Печерская лавра с 1592 по 1688 г. (т. е. менее ста лет) была ставропигией Константинопольского патриарха. Так что «всегда на Украине» — это привычное для Варфоломея и его окружения враньё. Никаких ставропигий на территории других поместных церквей каноны не допускают. Но отныне же у Экуменического патриархата свои собственные каноны.
Отменить юридическое обязательство Синодального письма 1686 года, выданное по обстоятельствам того времени, которое предоставило право через икономию Московскому патриарху назначить митрополита Киевского, избранного Ассамблеей священнослужителей его епархии, которая будет отмечать Вселенского патриарха в качестве Первого иерарха на любом праздновании, провозглашая и подтверждая свою каноническую зависимость от Константинопольской материнской Церкви.
В своих «исторических обоснованиях» Фанар пытается доказать, что грамота 1686 г., по которой Киевская митрополия передавалась Московскому патриархату, была совсем не о том. А теперь Варфоломей просто отзывает эту грамоту, не мудрствуя лукаво. Спустя три с половиной века! Что попирает не только каноны (отводившие на решение территориальных споров 30 лет), но и логику права как такового.
Обратиться ко всем участвующим сторонам с призывом избегать присвоения церквей, монастырей и других объектов, а также любого другого акта насилия и возмездия с тем, чтобы мир и любовь Христа могли преобладать.
Цинизм этого пункта просто зашкаливает. Варфоломей прекрасно знает, что «присвоение церквей, также другие акты насилия» со стороны «последователей» только что «канонизированного» им Денисенко уже четыре с половиной года как идут полным ходом. После победы Евромайдана захвачены или находятся в осаде более полусотни храмов УПЦ (МП).
Правила захвата храмов на Украине просты: если прихожане храма против его захвата — не беда, автобусы всегда смогут привезти других прихожан.
Сейчас захваты храмов происходят большей частью на западе Украины, где общий уровень русофобии населения выше и захватчики пользуются поддержкой избранной этим населением местной власти. В центре и восточнее Днепра даже у местных властей в целом остаётся почтение к пусть «московской», но канонической Церкви (пользующейся поддержкой населения). Однако, как только появится «не московская каноническая церковь», последние сдержки для глав райадминистраций отпадут. Они просто не смогут противостоять риторике и напору «патриотической общественности» в рясах и камуфляже.
И тогда может начаться религиозная война уже по всей Украине. Вернее, бойня. Потому что захватчики храмов (а это, как правило, военизированные формирования) обладают и оружием (вплоть до гранатомётов), и собственным транспортом (поставленным волонтёрами или «отжатым» в Донбассе), и средствами связи, но, главное, мощными координационными центрами (вспомним, что некоторые формирования не только являются официальными подразделениями МВД, но и открыто сотрудничают с СБУ).
«Прочь кацапские церкви» — уже давно не слоган, а призыв к действию.
В то же время защитники храмов обладают разве что самопожертвованием…
И это прекрасно понимает Варфоломей, чьи ближайшие помощники активно сотрудничают с ЦРУ. Так что никакие отговорки не позволят ни ему, ни его синоду избежать ответственности. Пред Богом уж точно. Даже если он в Него и не верит.
Впрочем, у Варфоломея есть ещё все шансы успеть предстать и пред земным судом церкви.
В начале октября патриарх Московский Кирилл разослал предстоятелям всех поместных церквей письма с предложением начать обсуждение «вопроса т. н. украинской автокефалии и возможных негативных последствий действий Константинопольского патриархата для единства вселенского православия». 14 сентября с таким же обращением к поместным церквам выступил синод РПЦ.
Эти предложения уже поддержали папа и патриарх Александрийский и всея Африки Феодор II, занимающий 2-е место в диптихе предстоятелей поместных церквей; синод Антиохийской церкви, основанной апостолами Петром и Павлом за триста лет до основания Константинопольского патриархата; затем повторно патриарх Антиохийский и всего Востока Иоанн X, третий по чести среди пятнадцати предстоятелей поместных церквей; митрополит Варшавский и всей Польши Савва; патриарх Сербский Ириней; митрополит всей Америки и Канады Тихон; Митрополит Чешских земель и Словакии Ростислав. Остальные 7 поместных церквей ещё не высказали своего окончательного мнения (если не считать таковыми открытые заявления против Варфоломея многих синодалов и авторитетных богословов), но и никоим образом не поддержали вторжение Экуменического патриархата на Украину.
Теперь перед мировым православием новая задача: осознать судьбоносность новых шагов Русской церкви. И принять нелёгкий, но единственно возможный выбор, в котором компромиссы невозможны.
sonar2050.org
Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

457
Похожие новости
18 ноября 2018, 20:51
16 ноября 2018, 22:21
18 ноября 2018, 09:51
16 ноября 2018, 19:21
17 ноября 2018, 11:51
16 ноября 2018, 18:51
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
18 ноября 2018, 23:51
18 ноября 2018, 16:51
18 ноября 2018, 12:51
18 ноября 2018, 18:21
18 ноября 2018, 12:51
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 ноября, 00:21 500
15 ноября, 15:52 314
16 ноября, 11:21 783
14 ноября, 14:51 479
13 ноября, 08:51 298
12 ноября, 22:51 354