Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Комиссия историков нужна Латвии, чтобы заставить Россию платить и каяться

Посол Латвии в России Марис Риекстиньш объявил, что Латвия и Россия возобновят работу комиссии по сложным историческим вопросам. В прошлом деятельность Российско-латвийской комиссии историков была отмечена чередой скандалов и закончилась демаршем Латвии, которая получила интересующие ее документы из российских архивов и в одностороннем порядке прервала работу Комиссии. Нужно ли возрождать Комиссию историков и чего ожидать от ее работы, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал российский историк, радиоведущий и общественный деятель Армен ГАСПАРЯН:
— Г‑н Гаспарян, Латвия и Россия возобновляют работу комиссии по сложным историческим вопросам. Учитывая негативный опыт работы Российско-латвийской комиссии историков до выхода из нее Латвии два года назад, есть ли смысл возрождать эту комиссию?
— Есть хорошая поговорка: лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Если есть возможность найти какой-то конструктивный путь для решения сложных вопросов, то, конечно, это нужно приветствовать.
Другой вопрос — будет ли всё снова упираться в изначально тупиковую позицию, которую занимают латвийские историки. Для них есть определенные доминанты — это 1939 год, 1940 год и 1944 год, признание 15‑й и 17‑й дивизий СС героями национально-освободительной борьбы и так далее.
Естественно, при такой точке зрения никакого конструктива от работы Комиссии можно не ждать.
Но есть моменты, по которым в принципе историки двух стран могут договориться и построить нормальный, вменяемый диалог. Я имею в виду период с 1945‑го по 1990 год. Восстановление Прибалтики после войны, развитие промышленности, искусства, культуры. На этих направлениях всё-таки стоит ожидать некоторого прорыва.
Что же относится к событиям с 1939‑го по 1944 год, то я не знаю, о каком конструктиве здесь может идти речь. Вы видели последние исторические книги, которые выходили в Латвии? О том, например, что русские виноваты в Холокосте? Очень сложно на такой основе о чём-то договариваться.
— Опыт российско-латвийской и российско-литовской комиссий историков показывает, что прибалтийских коллег не интересуют никакие исторические периоды, кроме 1939–1944 годов. Им важен только пакт Молотова — Риббентропа и Вторая мировая война в Прибалтике, рассматриваемая сквозь призму теории «трех оккупаций». Попытки России обсуждать другие исторические вопросы были заблокированы…
— И это абсолютно логично. На событиях 1939–1944 годов страны Прибалтики построили государствообразующую концепцию и идеологию. Разумеется, они от этого никуда отходить не будут. Их абсолютно не интересует история какой-нибудь Курляндии или история Первой мировой войны. Для них это всё как для нас татаро-монгольское иго.
У стран Прибалтики есть четкое представление о своей истории.
Была Первая республика, которая была уничтожена усилиями Советского Союза, поэтому русские должны платить за это и каяться. Все исторические факты прибалтийские историки будут подгонять под эту схему.
— Если Латвия соглашается участвовать в Комиссии историков, преследуя исключительно политические цели, то логично предположить, что политические цели есть и у России. В чём, на Ваш взгляд, они состоят?
— Давайте начнем с политических целей Латвии. Латыши хотят «продавить» свою точку зрения насчет «советской оккупации» и закрепить ее в общественном сознании России, чтобы потом заставить ту платить и каяться.
Что касается целей России, то российская позиция невероятно проста. Во-первых, мы пытаемся через профессиональный диалог донести до коллег подлинный смысл истории как описательной науки, а не пропаганды. Во-вторых, мы пытаемся выстроить взаимоотношения с соседями, понимая, что у нас была очень сложная история отношений в ХХ столетии.
К сожалению, как показывает практика, официальную Ригу такие цели совершенно не интересуют.
— В прошлый раз попытка вести диалог и выстраивать отношения с соседями через двустороннюю Комиссию историков закончилась тем, что Латвия получила две с половиной тысячи страниц документов из Архива внешней политики РФ, а затем в одностороннем порядке вышла из Комиссии, объявив это протестом против политики России на Украине. Может ли в этот раз повториться аналогичная ситуация?
— Вполне допускаю, что именно этот сценарий латыши еще раз и провернут. Поймите: серьезные люди в Латвии прекрасно понимают всю убогость вот этой государствообразующей концепции «советской оккупации». Государствообразующей идеологии с национальными героями — цукурсами и арайсами. Все образованные люди понимают убожество официальной идеологии, у которой нацистские преступники — это герои Латвии.
От этого понимания задачи участия в Российско-латвийской комиссии историков предельно упрощаются.
Надо успеть хоть что-нибудь получить от России, а потом воспользоваться любым благовидным предлогом для того, чтобы прервать общение с россиянами.
И даже если совсем не удастся найти никакого предлога, даже если не получится приплести «русских хакеров», латвийские историки всегда могут сказать: послушайте, у вас есть десять экспертов, которые критически относятся к латвийской государственности, поэтому мы с вами больше не будем разговаривать. Дальше они перечислят эти фамилии и выяснится, что эти люди действительно относятся критически, потому что все они в Латвии персоны нон грата.
— За годы работы Российско-латвийской комиссии историков ее сопредседатели с латвийской стороны позволяли себе призывы ко «второму Нюрнбергу» над Россией, как правопреемницей СССР, и заявления, что в Саласпилсе погибла «какая-то тысяча евреев». Вам не кажется, что работа двусторонней Комиссии отчасти легитимизирует эти заявления для России? Ведь эти историки обретают официальный статус: Москва признаёт их равноправными партнерами и вынуждена демонстрировать уважение к их точке зрения?
— Так затем они в Москву и едут. В России уже наслушались за двадцать пять лет разговоров, что мы тут все оккупанты, убийцы, организаторы геноцида. Нас такими разговорами уже сложно удивить. Но ничего другого латышские историки предложить не могут. Притом что вся их фактология была многократно бита. В научных дискуссиях, в дискуссиях публичных экспертов и общественных деятелей — везде бита.
Поэтому в Прибалтике занимают очень простую позицию: надо талдычить свое и авось когда-нибудь в России, может быть, найдется кто-то, кто примет нашу точку зрения.
За 25 лет таких дураков, которые приняли прибалтийскую точку зрения, у нас нашлось крайне мало. Потому что нужно быть просто невменяемым человеком, чтобы признавать всю эту ахинею про «сталинский геноцид» и «советскую оккупацию» за историческую правду.
— Может быть, российская сторона как раз надеется на пересмотр концепций «советской оккупации» и «советского геноцида» в результате работы двусторонней Комиссии?
— Собственно, ради этого Россия эту комиссию и собирает. Российская сторона пытается объяснять этим людям, что белое — это белое, а черное — это черное. Что историю нельзя писать половой тряпкой собственных политических убеждений.
К сожалению, эта простейшая мысль доходит далеко не до всех.
— Ваш прогноз: какой-то позитивный итог от работы этой комиссии будет? Или всё закончится так же плачевно, как в прошлый раз?
— Я всегда верю в хорошее. Другой вопрос, что это хорошее почему-то всё не наступает и не наступает. Но когда-то же эти удивительные люди должны всё-таки всерьез задуматься над той ахинеей, которую они несут. Тем более что сейчас есть очень хороший повод для этого. Осталось чуть меньше двух лет до того, как странам Прибалтики будет ограничено финансирование Евросоюза. И им уже пора начать задумываться о последствиях.
— Судя по последним заявлениям прибалтийских лидеров, они начинают задумываться. Президент Литвы, например, заявила, что ситуация в мире меняется, поэтому Литва при необходимости может пересмотреть свою позицию по ряду вопросов. Может ли наших прибалтийских соседей «прижать» до такой степени, что они пересмотрят свою позицию по вопросу о «советской оккупации»?
— Конечно. Потому что это вечный комплекс лимитрофов. Их куда ведут, туда они и идут. Когда поменяется кавалер, поменяется и позиция барышни. Поэтому уже начинается зондаж обстановки: если там-то и там-то всё поменяется, то мы можем и пересмотреть свои установки по ряду вопросов. С неизменным: если и вы пересмотрите свои установки по ряду вопросов.
Это политика, превращенная в восточный базар. И все эти исторические вопросы, которые будут выноситься на Комиссию историков, — это не какие-то ценностные вещи, а предмет политического торга с Россией.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

433
Похожие новости
15 августа 2018, 13:06
16 августа 2018, 11:06
16 августа 2018, 11:06
14 августа 2018, 10:36
14 августа 2018, 10:36
14 августа 2018, 10:36
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 августа, 05:36 374
13 августа, 15:06 517
15 августа, 15:36 327
12 августа, 13:36 407
14 августа, 10:36 407
15 августа, 04:06 329