Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Коллапс «евразийского вектора» в Украине и нарастание пронатовских настроений

12 декабря 2017
Алексей Гарань, Мария Золкина
Алексей Гарань – профессор кафедры политологии и директор Школы политической аналитики при Национальном университете «Киево-Могилянская академия»
Мария Золкина – аналитик Фонда «Демократические инициативы» им. Илька Кучерива, Украина.
Резюме: До 2014 года большинство украинцев не рассматривали европейскую интеграцию в качестве «национальной идеи». Тем не менее, украинцы в основном позитивно оценивали развитие отношений и интеграцию с Европейским Союзом.
До 2014 года большинство украинцев не рассматривали европейскую интеграцию в качестве «национальной идеи». Тем не менее, украинцы в основном позитивно оценивали развитие отношений и интеграцию с Европейским Союзом. И даже когда тогдашний президент Украины Виктор Янукович отверг идею присоединения к НАТО, он оставил интеграцию с ЕС как официальную цель. Действительно, при нем был закончен и парафирован текст Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Неожиданный отказ Януковича под давлением России от его подписания вызвал в конце 2013 г. массовые протесты, переросшие в Евромайдан/«Революцию достоинства». Победа Евромайдана и подписание долгожданного соглашения об ассоциации с ЕС свидетельствовали о глубоких изменениях пользу ЕС, произошедших в обществе как на общенациональном, так и на региональных уровнях. А после аннексии Крыма Россией украинцы впервые после независимости стали поддерживать вступление в НАТО. Одновременно, произошел коллапс «евразийского вектора»: идеи присоединения к возглавляемым Россией Таможенного союза/Евразийского экономического союза (ЕАЭС).[1]
Исчез дуализм внешней политики Украины
Дилемма украинской внешней политики: европейский или евразийский вектор теперь снята с повестки дня. Доля сторонников ЕС в Украине за последние годы повысилась, несмотря на определенные колебания (см. рис. 1). Поддержка «евразийского вектора» (ЕАЭС) драматически ослабла. Число сторонников неприсоединения к обоим объединениям соответственно выросло и, учитывая, продолжающийся конфликт с Россией, маловероятно, чтобы этот сегмент вновь повернулся к «евразийскому вектору». В целом, преобладает недоверие к геополитическим проектам России.
Рис. 1. Какое направление внешней политики следует избрать Украине? (%, фев. 2013–дек. 2016 гг.).
Источник: Киевский международный институт социологии (КМИС)
До 2014 года только среди респондентов в возрастной группе 18-29 лет было абсолютное большинство в пользу присоединения к ЕС. К маю 2014 года, согласно опросам Фонда «Демократические инициативы» им. Илька Кучерива (DIF), более 50 процентов во всех возрастных группах было уже «за» (за исключением возрастной группы старше 60 лет, где число таких сторонников было несколько меньше).
Вера в одновременную интеграцию в оба интеграционных проекта исчезла
До конца 2013 года у украинцев существовала геополитическая амбивалентность. Часть украинского общества не понимала, что одновременная интеграция в обоих направлениях - ЕС и Таможенный союз (ТС) России, Беларуси, Казахстана – попросту невозможна. Половина украинцев была «за» присоеднение к ЕС и «за» присоединение к ТС.[2] Теперь же ситуация полностью изменилась. Уже в 2014 г. опросы показали, что идея членства в ТС/ЕАЭС отвергается. Согласно опросу Киевского международного института социологии в декабре 2016 г., в случае референдума о присоединении к ЕС, 50 процентов проголосует «за» и 29 процентов «против». В случае же референдума о присоединении к ЕАЭС, только 26 процентов будет «за» и 59 процентов «против». На практике, это означало конец общественной поддержки «многовекторности», некогда популярной среди украинского официоза и политикуума.
Украинцы поддерживают европейский вектор, поскольку ощущают, что ЕС позитивно воздействует на секторальные реформы (антикоррупционную, судебную, сферы публичных услуг и прозрачности бюджетов). Недавнее признание Европейской Комиссией того, что Киев выполнил все необходимые критерии, открыло путь для предоставления Украине летом 2017 года безвизового режима для краткосрочных поездок в ЕС.
Наиболее драматические изменения в отношении «евразийского вектора» произошли на востоке и юге страны
Традиционное деление Украины на две части: одну — за европейскую интеграцию, другую — за «Евразию» - ушло в прошлое. Несмотря на колебания, на Юге, Востоке, и контролируемой части Донбасса, количество сторонников ЕАЕС в 2013-2016 гг. уменьшилось, а сторонников «неприсоединения» возросло в три раза (см. табл. 1).
Tаблица 1. Какое направление внешней политики следует избрать Украине? (региональная динамика, 2013-2016 гг.).
Юг
Восток
Донбасс
(под контролем Украины)
Сен. 2013
Сен. 2015
Дек.
2016
Сен.
2013
Сен. 2015
Дек.
2016
Сен. 2013
Сен.
2015
Дек.
2016
Присоединение к ЕС
26
21
23
26
29
34
18
19
12
Присоединение к ТС/ЕАЭС
46
27
28
47
27
38
61
39
28
Неприсоедине-ние ни к ЕС, ни к ТС/ЕАЭС
12
46
37
9
30
23
10
30
41
Сложно ответить
17
7
12
18
15
6
11
12
19
Источник: Киевский международный институт социологии (КМИС). Данные для таблицы были пересчитаны Т.Петренко и Т.Пясковской (КМИС) по «макрорегионам», определяемым Фондом «Демократические инициативы» как: Запад: Волынская, Закарпатская, Ивано-Франковская, Львовская, Ривненская, Тернопольская, Черновицкая области; Центр: Киев, Киевская, Винницкая, Житомирская, Кировоградская, Хмельницкая, Полтавская, Сумская, Черкасская, Черниговская области; Юг: Мыколаивская, Одесская, Херсонская области; Восток: Днепропетровская, Запорожская, Харьковская области; Донбасс: две-трети Донецкой и Луганской областей, контролируемые Украиной.
На Востоке и Юге показатели поддержки ЕС и ЕАЭС сблизились. Даже с учетом трудностей проведения опросов на прифронтовом Донбассе, очевидно, что выбор номер 1 теперь не ЕАЭС, а категория «неприсоединившихся».
После «евроэйфории» Евромайдана число сторонников ЕС несколько снизилось и теперь стабилизировалось
Основными факторами, которые, вероятно, повлияли на это, являются следующие:
  • Соглашение об ассоциации может связываться в общественном мнении с экономическими трудностями страны.
  • Кризис в самом ЕС (Brexit, мигранты и т.д.).
  • Разочарование позицией ЕС по некоторым вопросам, например:
    • Негативным результатом консультативного референдума в Нидерландах по Соглашению об ассоциации Украина - ЕС.
    • Задержка с предоставлением Украине безвизового режима.
    • Освещением в медиа возможности того, что ЕС может ослабить или даже снять секторальные санкции, введенные против России из-за агрессии на Донбассе.
Однако колебания в поддержке интеграции с ЕС можно расценивать как вполне логичные и естественные, принимая во внимание трудности Украины, связанные с войной и тяжелой экономической ситуацией. Даже при этом, ядро сторонников европейской интеграции уже сформировалось и на востоке, и на юге страны.
К началу 2017 года общая оценка украинцами европейской интеграции страны стала более практичной и непосредственно связанной с конкретными результатами внутренних политических реформ, которые начались после Евромайдана, начатой имплементации соглашения об ассоциации и, возможно, что особенно зримо, в результате выполнения Украиной критериев безвизового режима с ЕС.
Как украинцы поддержали бы вступление в НАТО на общенациональном референдуме
Наиболее драматичные изменения во внешнеполитических ориентациях украинцев произошли в отношении НАТО. До 2014 года в некоторых опросах поддержка военного союза с Россией даже опережала поддержку НАТО (хотя такой союз никогда серьезно не рассматривался ни политиками, ни экспертами). Наиболее поддерживаемой общественным мнением была «внеблоковая» опция. Тем не менее, в 2003 году при президенте Леониде Кучмы украинский парламент провозгласил официальной целью присоединение к ЕС и НАТО при «сохранении стратегического партнерства с Россией».
В июле 2010 года президент Янукович резко изменил курс. Парламент Украины одобрил новый закон об основах внешней и внутренней политики Украины, исключив интеграцию в НАТО и провозгласив «внеблоковый статус» Украины в надежде умиротворения России. В то же время, членство в ЕС было сохранено в качестве приоритета. Но это не предотвратило беспрецедентную экономическую и информационную атаку России против Украины летом-осенью 2013 года, когда Янукович еще не отказался от подписания ассоциации с ЕС. После аннексии Россией Крыма и агрессии на Донбассе количество сторонников НАТО в Украине резко возросло (см. рис. 2).
Рисунок 2. Какой наилучший вариант гарантировать национальную безопасность Украины (%, дек. 2007– дек. 2016 гг.).
Источник: Фонд «Демократические инициативы» (DIF).
Наиболее значительные изменения в отношении НАТО в 2012-2016 гг. произошли на востоке и юге страны. С апреля 2012 по май 2016 гг. поддержка НАТО на Востоке увеличилась с 2 до 29 процентов, на Юге с 7 до 19 процентов, а на контролируемом Украиной Донбассе с 1 24 процентов (см. рис. 3).
Рисунок 3. Региональная поддержка присоединения к НАТО (%, 2012–2016).
Источник: Фонд «Демократические инициативы» (DIF).
Сторонники внеблокового статус в этих регионах все еще доминируют (38, 44 и 33 процента, соответственно). Однако они в значительной мере деморализованы и политически неактивны. Согласно опросу «Демократических инициатив» в мае 2016 г., в случае референдума в отношении членства Украины в НАТО, из тех, кто придет голосовать, на Юге проголосует «за» 72 процента, а «против» - 24 процента, на Востоке соответственно 64 : 31, а на контролируемой Украиной части Донбасса голоса разделятся. Неудивительно, что в общенациональном масштабе среди тех, кто придет голосовать, 78 процентов готовы проголосовать «за», а «против» - 17 процентов.
Тем не менее, вступление в НАТО остается гипотетическим. Хотя сторонники НАТО преобладают, потенциальная кампания может привести к мобилизации антинатовского лагеря, который сейчас затих из-за российской агрессии в Крыму и на Донбассе. Если референдум будет провозглашен, они могут активизироваться, а интенсивные дебаты в медиа могут увеличить явку тех, кто против НАТО. Далее, замораживание или деэскалация конфликта на востоке могут ослабить пронатовские настроения. Наконец, недостаточная поддержка Альянсом Украины в конфликте с Россией, особенно если ситуация ухудшится, также может ослабить поддержку вступлению в НАТО.
В то же время вмешательство России уже привело к изменению официальной позиции Киева в отношении НАТО. В декабре 2014 года, новый состав парламента (избранный в октябре 2014 г.) отменил «внеблоковый статус» и провозгласил официальной целью достижение критериев, необходимых для членства в НАТО. Тем не менее, официальные лица продолжают быть достаточно осторожны в отношении референдума о членстве в НАТО. Они опасаются усилить поляризацию в стране и стимулировать антинатовские выступления.
Необходимо учитывать и политику европейских членов Альянса. Киев не хочет раздражать их (в первую очередь Берлин и Париж), а также Москву. При этом украинские официальные лица ссылаются также на грузинский референдум 2008 года о вступлении в НАТО, которое получило подавляющую поддержку населения, но Запад не предоставил Грузии (как и Украине) План действий в отношении членства в НАТО (ПДЧ). В то же время, критики Порошенко (и его осторожной политики по НАТО) отмечают, что Варшавский саммит НАТО в июле 2016 г. подтвердил заявление Бухарестского саммита 2008 г. о том, что Грузия «станет членом НАТО” (аналогичное заявление Бухарестского саммита в отношении Украины не было упомянуто на саммите 2016 г.). Со своей стороны, Украина в сентябре 2016 г. направила официальную просьбу НАТО о присоединении к натовской Программе расширенных возможностей (Enhanced Opportunities Programme), которая включает такие страны, как Австралия, Финляндия, Грузия, Иордания, Швеция.
2 февраля 2017 г., во время очередного обострения ситуации на фронте, президент Порошенко в интервью немецкой газете Berliner Morgenpost впервые заявил о своем намерении провести в будущем референдум о членстве в НАТО. Однако критики отмечают, что это заявление было сделано, скорее, для привлечения международного внимания к необходимости остановить эскалацию конфликта на востоке Украины и для внутриполитического потребления, чтобы продемонстрировать решительность президента и ослабить критику тех, кто обвиняет его в слабости.
Выводы
До 2014 года украинцы еще не определились относительно геополитической ориентации страны. Многие поддерживали одновременно интеграцию и в ЕС, и в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана. Однако Евромайдан и военная кампания России против Украины привели к коллапсу «евразийского вектора». В результате, основными опциями теперь стали выбор в пользу ЕС, поддерживаемый большинством украинцев, и неприсоединение ни к ЕС, ни к ЕАЭС. Украинцы в целом поддерживают европейский вектор, понимая, что ЕС позитивно воздействует на внутренние реформы. Поддержка НАТО в Украине драматически возросла. Согласно опросам, впервые в Украине, в случае проведения референдума, он будет выигран со значительным перевесом. Эти изменения произошли во всех регионах Украины, хотя региональные различия, конечно, сохраняются. Со своей стороны, официальный Киев подчеркивает, что членство в ЕС и НАТО являются стратегическими приоритетами. Однако в настоящее время внимание концентрируется на том, что прагматически достижимо: углублении программ сотрудничества с НАТО и имплементация соглашения об ассоциации с ЕС.
ПОНАРС Евразия

[1] Члены ЕАЭС: Россия, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Армения. До 2014 г. это был Таможенный союз России, Беларуси, Казахстана.
[2] See: Olexiy Haran and Maria Zolkina, “Ukraine’s Long Road to European Integration,” PONARS Eurasia Policy Memo No. 311, February 2014.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

405
Похожие новости
21 июня 2018, 21:36
23 июня 2018, 15:06
22 июня 2018, 11:36
21 июня 2018, 19:06
23 июня 2018, 15:06
24 июня 2018, 18:36
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 июня, 22:06 287
20 июня, 18:06 326
21 июня, 11:06 305
18 июня, 11:06 512
19 июня, 14:36 298
23 июня, 15:06 468