Информационно-аналитический портал
Главная
Украина Новороссия Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Киев: внутривидовой отбор


Ситуация в Киеве вновь обострилась. Действия Порошенко свидетельствуют о том, что он всерьёз опасается попытки переворота. Информация о чистках в армии, сообщения ориентирующихся на Порошенко «общественников», «волонтёров» и «героев АТО» о готовности применить оружие для защиты президента, перекрытие под благовидным предлогом центра города, брошенные СБУ и подхваченные СМИ обвинения антипорошенковской оппозиции в «работе на Путина» - никогда раньше Порошенко не предпринимал столь серьёзные меры по противодействию потенциальному путчу.


Между тем, «народные выступления», организованные Тимошенко не поражают многочисленностью. Организация и обеспечение массовки также явно хромает. Верховная Рада ведёт себя относительно спокойно. Даже Аваков – наиболее мощный из оппонентов Порошенко держится вполне лояльно.

Что же пугает Петра Алексеевича и почему украинские политики и эксперты, два года с радостным смехом заявлявшие, что переворот в Киеве невозможен просто потому, что невозможен, теперь только о перевороте и говорят? Причём, в отличие от своих российских коллег, украинские эксперты в большинстве своём говорят именно о перевороте, а не о «третьем майдане», перспективы которого любят обсуждать российские СМИ.


В принципе о неизбежности очередного вооружённого переворота в Киеве я писал ещё в 2014 году. Этот вывод базируется на трёх объективных предпосылках.

Во-первых, явная недостаточность ресурсной базы и неизбежность её дальнейшего сокращения, в условиях неспособности украинской олигархии вести нормальную экономическую деятельность (без воровства из бюджета и особых, выписанных ad hoc, под конкретного олигарха условий приватизации) делает должность президента единственным «перспективным бизнесом», за счёт монопольного доступа к государственным ресурсам. Во что это выливается мы видим в последние два с половиной года. За этот период все украинские олигархи отрапортовали о серьёзном обесценивании своих активов и сокращении состояний, богаче стал только Порошенко. (Гипотетический миллиард Яценюка мы в данном случае не рассматриваем, поскольку в случае с Арсением Петровичем речь идёт об имеющих несомненный криминальный характер наличных и деньгах на банковских счетах, в то время, как собственность олигархата, включая Порошенко, официально легализована). Таким образом, все финансово-политические группировки Украины должны желать смещения Порошенко и пытаться продвинуть на его место своего представителя.

Во-вторых, не следует забывать о том, что движущей силой февральского переворота 2014 года были нацистские боевики. Свержение Януковича они рассматривали, как первый этап своей нацистской революции. И они не считают, что эта революция завершена. По мнению нацистов власть должна принадлежать им, а олигархат должен быть раскулачен, за исключением тех, кто успеет доказать свою верность идеалам нацизма и обязуется верой-правдой служить нацистской власти.

Порошенко в качестве главы государства никак не соответствовал идеалу нацистского правителя. Это значит, что не только деньги и политическое влияние олигархов, но и военная сила нацистов с первых дней выступали против Порошенко.

В-третьих, резкое падение уровня жизни большинства населения после майдана было неизбежно. Путчисты приходили к власти с одной программой: «Заграница нам поможет!» По их мнению помощи ЕС и США должно было хватить и на поддержание уровня жизни на Украине, и на разворовывание «достойнейшими», вынесенными майданом на вершину власти. Поскольку прокормить неработающую Украину и её патологически жадную элиту не может никто, понятно было, что Порошенко очень быстро лишится и без того условной народной поддержки. Тем более, что и стать «президентом мира» он также не мог. Тогда пришлось бы объяснять революционерам зачем свергали Януковича и начинали войну, если в результате потеряли Крым и вынуждены были согласиться на автономию Донбасса. То есть хуже стало во всех отношениях. При этом, после майдана на руках у населения оказалась масса боевого оружия, а вооруженное свержение президента было легитимировано майданом в общественном сознании.

Итак три потенциальные точки опоры: деньги, военная сила и народная поддержка терялись Порошенко практически мгновенно и он провисал, а его оппоненты набирали силу.

Удержаться у власти в течение двух с половиной лет Порошенко помогло то, что международным опекунам режима в лице США и ЕС было необходимо «человеческое лицо», которое можно предъявлять на мировой арене. Кроме того, ни Вашингтон, ни Брюссель не могли позволить заинтересованным киевлянам каждый год свергать «законно избранного президента», поскольку понимали, что уже следующего после Порошенко не смогут легитимировать. Да и как объяснить почему «возмущённый народ», свергший «пророссийского Януковича», тут же вслед за ним сверг и «евроинтегратора Порошенко»?

По этой причине, с начала 2016 года, уставшие ждать оппоненты Порошенко, попытались отобрать у него власть законным путём. От Петра Алексеевича стали требовать досрочных парламентских выборов, параллельно пугая его тем, что если на выборы он не согласится, то вопрос решат силовым путём.

Задумка была проста. Опросы свидетельствовали, что в случае досрочных парламентских выборов ориентированные на Порошенко силы потеряют не просто большинство, а даже более-менее заметное представительство в Верховной Раде. После чего новое антипрезидентское большинство с лёгкостью назначит антипрезидентское правительство. А на следующем этапе должен был быть запущен процесс досрочных президентских выборов. Объяснить необходимость досрочных выборов «мировому сообществу» было просто – страна воюет, кризис, в этих условиях власть должна пользоваться безусловным доверием граждан. Если власть это доверие утратила, её надо менять. Досрочные выборы – вполне легитимный способ смены власти. Это – не военный переворот и даже не майдан – вполне демократическая процедура.

Замысел был настолько прост и прозрачен, что даже Порошенко не составило труда в нём разобраться. Ответ также был прост, как удар дубиной. Пётр Алексеевич отказался даже обсуждать возможность досрочных выборов и ещё весной дал понять, что он не Янукович – приказ стрелять отдаст не задумываясь.

Оппоненты Порошенко в этом не сомневались. Кроме того они понимали, что Запад будет крайне недоволен очередным обострением ситуации на Украине. Поэтому время подумать Порошенко ещё весной выдали до конца октября, то есть практически до американских выборов. В Киеве прекрасно понимали, что смена президента открывает окно возможностей. Неважно, кто бы победил – Трамп или Клинтон (это имело значение только с точки зрения личных перспектив того или иного претендента на занятие президентского кресла после Порошенко). Главное возникала пауза, когда старая администрация уже ничего не могла, а новая ещё ничего не могла. Если в этот период провести переворот, то следующий президент США будет поставлен перед фактом, вину за который несёт его предшественник.

Шанс, что новую власть в Киеве США признают и за свержение Порошенко ругать не станут был велик. Именно поэтому, задолго до того, как Трамп стал фаворитом гонки и даже до того, как он выиграл республиканские праймериз, группировка украинских политиков, ориентированная целиком на Клинтон и на ястребов в Вашингтоне планировала переворот на конец года. Активные мероприятия должны были начать разворачиваться в конце октября – начале ноября. Что, собственно, на наших газах и происходит.

Избрание Трампа несколько усугубило ситуацию для Порошенко. Вербуя высокопоставленных чиновников и военных себе в соратники враги Петра Алексеевича теперь могут обращать их внимание на отказ Трампа встретиться с Порошенко в ходе визита последнего в Нью Йорк и страшным шёпотом заверять их: «Он нас погубит! Сам президент США не желает с ним иметь дело!» Но суть от этого не поменялась. Всё же нацистскую партию «Национальный корпус», которая должна сменить в виде политической базы киевских ястребов полностью дискредитированный «Народный фронт», Аваков с Билецким готовили ещё с 2015 года и поразительно точно вышли на её официальную регистрацию именно к октябрю 2016 года.

Оппоненты наступают на Порошенко тремя колоннами.

Первая – уже упомянутые нацисты, возглавляемые Аваковым-Билецким. Их главной ударной силой является полк «Азов» (по сути уже развёрнутый в бригаду). Они также могут рассчитывать на задействование ресурса МВД, по крайней большей его части, для блокирования возможных попыток сопротивления путчу на местах и противодействия попыткам защититься при помощи армии. В отличие от армии, МВД имеет право и даже обязано вмешиваться в случае возникновения беспорядков. «Человеческим лицом» этой силы в качестве нового президента должен стать Яценюк.

Вторая – Оппозиционный блок и примыкающие к нему пострегиональные партии и группы. Они были не против сотрудничества с Порошенко, но по мере ослабления последнего всё больше уходили в оппозицию. Эти рассчитывают, что нацисты сделают всю грязную работу, а потом на авансцену выйдут пострегиональные олигархи. Надежды Оппозиционного блока связаны с тем, что проблему Украины и Западу, и России надо как-то решать. Они предлагают сделать всё, как было при Януковиче, только с другими людьми во главе. Они разделены на две конкурирующие группы. Одна находится в Москве в эмиграции. Другая в Киеве – в парламенте. Кроме места дислокации и фамилий кандидатов на премьерство и президентство эти группы не отличаются ничем.

И «киевляне», и «москвичи», считают, что для того, чтобы не повторился казус Януковича, который вышел из-под контроля соратников, приватизировав власть и начав передел собственности в пользу своей семьи, необходимо перераспределить полномочия в пользу сильного премьера (опирающегося на парламентское большинство и зависимого от этого большинства, что гарантирует от неприятных неожиданностей), которому можно придать какого-нибудь безобидного клоуна-популиста на должность лишённого реальной власти президента.

Часть «киевлян» видят возможным премьером Бойко, часть ставят на Вилкула. Харьковский клан готов выдвинуть Добкина, который о своих амбициях уже как-то заявлял. Периодически появляется информация о готовности Лёвочкина выйти из тени и побороться за премьерство. При этом надо учитывать, что пока из борьбы полностью выключен Ефремов, представляющий луганский клан, а донецкие ослаблены эмиграцией многих своих лидеров и потерей контроля над половиной области, превратившейся в ДНР. Да и в принципе в Киеве как обычно «гетманов» больше, чем «казаков», в любой момент может ещё десяток претендентов возникнуть.

«Москвичам» проще – у них один кандидат в «полномочные премьеры» - Азаров. Правда сидящий в Москве Арбузов тоже не оставил политических амбиций, о чём периодически заявляет в интервью, но его желания мало кому интересны.

За всем этим внимательно наблюдают братья Клюевы, которые никогда не стремились занимать первые позиции во власти, но всегда пытались контролировать тех, кто эти позиции занимает.

Все надежды Оппозиционного блока связаны с тем, что им удастся договориться с Москвой, которая «сделает им красиво»: вернёт Крым, Донбасс, до нуля скинет цену на газ, засыплет кредитными деньгами, откроет свои рынки и т.д. Надежды бредовые, неосуществимые, но они питают «юношей» и «девушек» из ничего не понявших и ничему не научившихся битых и беглых регионалов.

Наконец, третья колонна – Тимошенко со своей «Батькивщиной». Юлия Владимировна давно и упорно борется за президентство. Но ей всё время не везёт. В 2004 году США сделали ставку на Ющенко, и Тимошенко пришлось пойти вторым номером. В 2010 году она проиграла выборы Януковичу. В 2014 году США вновь сделали ставку не на неё, а на Порошенко. Жизнь прошла в борьбе. Юлия Владимировна уже далеко не молода, этот шанс скорее всего последний. Поэтому она действует осторожно.

Надежды Тимошенко примерно такие же, как и у Оппозиционного блока. Только Юлия Владимировна резонно считает, что её предложение имеет некоторые преимущества перед предложением экс-регионалов.

Во-первых, она – самый рейтинговый на данный момент политик Украины.

Во-вторых, Тимошенко одна. Она полностью контролирует свою политическую силу и в любой политической конфигурации является безусловным лидером. В среде экс-регионалов интриги друг против друга носят перманентный характер.

Тимошенко, конечно, готова обмануть партнёра (в том числе внешнеполитического) в любой момент. Но экс-регионалы (как, впрочем и все украинские политики) также не отличаются повышенной политической порядочностью. Выбор, по сути, между договариваться с одной Тимошенко (понимая, что постарается обмануть), либо с конгломератом пострегиональных групп, группочек, группировок и личных честолюбий, каждый из которых готов врать, предавать и карабкаться наверх любой ценой.

Тимошенко делает ставку на то, что окажется для Запада и России наиболее приемлемой компромиссной фигурой. С политическими противниками она не церемонится. Порядок в стране готова навести любой ценой. Вот только силового ресурса у неё нет. Значит, как и экс-регионалы, финансово-экономическую, политическую и силовую поддержку она будет искать за рубежом, в первую очередь в России.

Я не шучу, украинские политики действительно до сих пор убеждены в глобальной важности Украины и уверены, что Запад и Россия будут за неё упорно бороться и наперебой предоставлять любую поддержку. В этом был уверен Янукович, в этом уверен Порошенко, в этом уверены и те, кто идёт Порошенко на смену. Каждый следующий считает, что предшественник был дураком и поэтому у него не получилось, но он-то умный, у него обязательно выйдет.

Как видим, из всех группировок, добивающихся свержения Порошенко собственный силовой ресурс есть только у Авакова-Билецкого. Однако в этом уравнении есть ещё одно неизвестное. Наделённый огромными полномочиями по контролю над армией и спецслужбами, избегающий публичности, бывший спикер парламента и и.о. президента по версии майдана, а ныне секретарь СНБО Турчинов. Можно только догадываться каким силовым ресурсом располагает лично он и на какую чашу весов он его бросит в критический момент.

Пока что активные действия по раскачиванию режима Порошенко предпринимала только Тимошенко. Именно она организовала уличные выступления 15-18 ноября, которые были, впрочем слишком слабы, чтобы привести к существенным результатам. Тимошенко имитировала попытку майдана.

Слабость выступлений может быть связана с традиционным непрофессионализмом политтехнологов. В 2010-2012 годах, втравив Тимошенко в противостояние с Януковичем, её технологи не смогли ни обеспечить серьёзную уличную массовку, ни добиться достаточной зарубежной поддержки. В конечном итоге, в тюрьму Тимошенко посадил не столько Янукович, сколько её собственные политтехнологи.

Однако есть и другое объяснение такой демонстративной слабости тимошенковского псевдомайдана. Юлия Владимировна прекрасно понимает, что у неё за спиной выжидает серьёзный конкурент в лице Авакова-Билецкого, опирающихся на реальных вооружённых боевиков. Она также знает, что Порошенко вряд ли сдастся без боя. То есть, стороны готовятся к стрельбе, а собственного силового ресурса у Тимошенко нет.

В этих условиях важно на кого удастся возложить ответственность за первую кровь. С позиции Авакова было бы неплохо, чтобы Тимошенко организовала достаточно массовые выступления, которые могли бы окончательно запугать Порошенко и вынудить его к репрессиям. Тогда Аваков и его боевики могут выступить как защитники демократии против узурпатора Порошенко. А сама Юлия Владимировна вполне может погибнуть от рук «кровавого режима».

Поэтому Тимошенко обозначает присутствие на улицах, но так, чтобы её нельзя было обвинить в атаке на власть во время войны и в «работе на Путина». В интересах Тимошенко столкнуть боевиков Авакова и защитников Порошенко. Перестрелка между ними дискредитирует обоих, после чего настанет время выйти на авансцену Юлии Владимировне в «белых одеждах».
Понятно, что экс-регионалы из Оппозиционного блока предпримут такую же попытку. Но как для большинства киевлян, так и для «героев АТО» и даже для нацистских боевиков, Тимошенко (стоявшая на первом майдане и сидевшая в тюрьме при Януковиче) более приемлема, чем уцелевшие подельники Януковича.

Для самого Порошенко важно, чтобы попытка псевдомайдана была достаточно массовой, чтобы оправдать репрессии, но чтобы до перестрелки дело не дошло. Петру Алексеевичу необходимо спровоцировать неподготовленное массовое выступление майданной массовки, не поддержанной боевиками. Тогда он может начать аресты своих политических оппонентов, причём далеко не одних лишь сторонников Тимошенко. Предлог, как обычно «работа на Путина». Если Порошенко удастся одним ударом обезглавить всю оппозицию, то без лидеров даже боевики могут угрожать ему только локальными бунтами.

Ситуация осложняется усилением регионального сепаратизма. днепропетровцы (Коломойский, «Приват»), харьковчане (Добкин с Кернесом), группирующиеся вокруг Ахметова и Колесникова остатки донецких, не против побороться за власть в Киеве, но их главные базы – в своих регионах, где большинство имеет даже собственные вооружённые отряды. Одесса однозначно предпочла бы вообще забыть о центральной власти. Местная контрабандистская элита давно мечтает о «вольном городе» и порто-франко, понимая под этим свой собственный контроль над таможней. С уходом Саакашвили город приблизился к реализации своей мечты де-факто, оставаясь де-юре в подчинении Киева. В Закарпатье даже не скрывают, что там ещё в 2014 году сформировалось удельное княжество Балоги. Формальная зависимость от Киева гарантирует (пока) границы области от притязаний восточноевропейских соседей. Во всём остальном регион живёт как вполне самостоятельная политическая единица.

В случае если эфемерная киевская стабильность рухнет, все перечисленные регионы моментально попытаются обеспечить свои интересы. Не уверен, что местные элиты решатся сразу провозгласить независимость, но о разных формах широкой автономии речь может пойти. Причём ступеньки федерация-конфедерация-независимая территория могут быть преодолены в считанные дни.
Итак, на Украине существует четыре линии разлома:

  1. Между народом и властью.
  2. Между олигархами и нацистами.
  3. Между Порошенко и остальной элитой.
  4. Между центром и регионами.
Отсутствие внутреннего ресурса не позволяет разрешить эти противоречия путём компромисса. Поэтому столкновение является неизбежным. Наиболее вероятно, что процессы начнутся с внутриэлитного столкновения, которое первоначально будет направлено на смещение Порошенко, а на втором этапе выльется в борьбу различных группировок за продвижение на президентскую должность своего человека.

Приоритетность внутриэлитного столкновения объясняется тем, что, во-первых, мятеж против Порошенко давно и хорошо подготовлен. Во-вторых, смена власти – последний шанс элиты избежать народного бунта, нацистского переворота и распада страны. Это шанс эфемерный, нереализуемый, но попытку они должны сделать обязательно. Хотя бы потому, что как я писал выше, верят, что им удастся договориться с внешними игроками и получить извне ресурсы, необходимые для стабилизации ситуации.

Поскольку украинские политики считают, что та политическая конфигурация, которая определится к моменту вступления Трампа в должность будет принята и поддержана новой администрацией США, путчисты рассматривают период между концом ноября и началом января, как окно возможностей для переворота. В то же время Порошенко попытается протянуть время и продержаться до конца января. После этого он будет добиваться явных «знаков внимания» от кого-то из высокопоставленных сотрудников нового президента. Такие «знаки» необходимы ему, чтобы убедить своих оппонентов, что Вашингтон решил и дальше работать с ним, а значит свергать его нельзя.

При этом общая ситуация на Украине такова, что вспышка конфликта может произойти в любое время, в любом месте и по любому поводу (в том числе и в форме народного бунта). Каждая такая вспышка может потенциально быстро распространиться на всю Украину. Также и по этой причине время торопит олигархическую оппозицию Порошенко.

Пока ещё они ждут первой крови и стараются спихнуть ответственность друг на друга. Но, как только первая кровь прольётся, сдерживающие центры окончательно перестанут работать. Терять будет нечего обеим сторонам. Учитывая же количество «сидящих в засаде» в этом политическом сюрплясе (таких, как Лёвочкин, Турчинов, пока даже Аваков), провокации не просто возможны, а практически неизбежны. Да и украинская политическая традиция обязывает. Вся политическая жизнь Киева – одна большая провокация. Чем дальше, тем кровавее. И нет оснований считать, что в ноябре-декабре 2016 года что-то должно измениться. Скорее наоборот.
Ростислав Ищенко,
президент Центра системного анализа и прогнозирования

Подпишитесь на нас Вконтакте, Twitter, Одноклассники

1859
Похожие новости
04 декабря 2016, 17:06
04 декабря 2016, 14:21
04 декабря 2016, 08:36
04 декабря 2016, 17:06
04 декабря 2016, 08:36
04 декабря 2016, 14:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
01 декабря, 14:36 594
02 декабря, 20:51 2177
02 декабря, 01:36 743
04 декабря, 08:36 736
04 декабря, 17:06 593
29 ноября, 13:21 773