Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Холодная война: как антироссийская консолидация оказалась важнее украинского фактора

28 июля агентство Associated Press со ссылкой на Белый дом сообщило, что Дональд Трамп подпишет закон «Противодействие противникам Америки посредством закона о санкциях». Данный закон возрождает холодную войну, фактически объявляя Россию врагом №1
Этот закон утвердили 25 июля Палата представителей, а 27 июля Сенат. В обоих случаях решения принимались подавляющим большинством — 419 против 3 и 98 против 2. То есть, если б президент и применил вето, то его бы легко преодолели.
фото © РИА Новости. Эдуард Песов
Санкции против России
Формально закон направлен против трех государств: Ирана, КНДР и России. Но больше всего касается РФ. Так, первый раздел, посвященный Ирану, содержит 12 статей, третий, по Северной Корее, — 18, во втором — 33 статьи посвящены России (т.е. больше чем эти двум странам вместе взятым), а еще 10 — «финансированию терроризма и другой незаконной деятельности». Напрямую в этих статьях Россия не упоминается, но сам раздел официально назван «Акт о противодействии российскому влиянию в Европе и Евразии 2017». То есть намек на то, что именно Россия терроризм и финансирует.
Напрямую в тексте закона России ставят в вину «нарушение территориальной целостности Украины, дерзкие кибератаки и вмешательство в президентские выборы в США, а также продолжающуюся агрессию в Сирии», продвижение своих интересов в Европе и Евразии незаконными средствами, «подрывающими европейское единство», влияние на выборы в странах ЕС, участие в коррупционных практиках на европейском континенте, кампании по дезинформации с помощью подконтрольных российскому государству СМИ и т.д 
Как известно, санкции против России уже существовали к моменту принятия этого акта Конгресса, но закон ужесточает их и меняет процедуру снятия. До сих пор существовал порядок, по которому санкции, принятые единолично президентом (а до сих пор большинство антироссийских санкций были оформлено именно так), президент мог единолично и отменить. Но теперь снятие большинства санкций, принятых указами Обамы, также возможно лишь по решению Конгресса. Это касается и указа о российской дипломатической собственности, и секторальных санкций против российской экономики. Правда, за главой государства остается право прекращать отдельные персональные санкции и приостанавливать действие любых санкций, но всех случаях он должен направлять в соответствующие комитеты Конгресса обоснование того, что эти действия необходимы в интересах национальной безопасности. А относительно ряда санкций вместе с этим обоснованием надо направлять и доказательства того, что Россия «делает шаги по имплементации Минских соглашений».
Законом ужесточен ряд действующих ограничений, в частности сокращение максимального срока рыночного финансирования российских банков с 30 дней до 14, а нефтегазовых компаний — с 60 дней до 30. А главное — созданы условия для их дальнейшего расширения. Так, федеральные структуры должны направить в Конгресс 5 докладов, посвященных России (и лишь по 2 относительно КНДР и Ирана).
фото © РИА Новости. Алексей Никольский
Это ежегодные доклады на такие темы: 1) СМИ, контролируемые и финансируемые правительством России (в том числе за ее пределами); 2) влияние России на выборы в Европе и Евразии; 3) российское финансирование незаконной деятельности (в частности терроризма, наркотраффика, распространения оружия массового уничтожения). Также требуется подать в ближайшие полгода два непериодических доклада об эффекте расширения санкций на госдолг России и «об олигархах и парагосударственных структурах в Российской Федерации». Что подразумевается под последними, не поясняется, но судя по контексту, речь идет о предприятиях с большой долей государственного капитала или принадлежащих людям, которых считают близкими к власти. Данный доклад предполагает оценку связей влиятельных лиц с Владимиром Путиным и российской властью, а также влияния возможных санкций на эти лица. Причем объектами доклада являются не только олигархи, но и «наиболее значительные иностранные политические фигуры в Российской Федерации». Под такое определение вполне попадает и экс-канцлер Германии Герхард Шрёдер, который является главой комитета акционеров «Северного потока».
Санкции против Европы
Впрочем, главный удар по связям России как с Европой, так и с Китаем наносится другим положением закона. Президент США может налагать санкции на любую компанию, которая делает крупные инвестиции (свыше $1 млн за один раз или свыше $5 млн в течение года) в строительство российских экспортных трубопроводов или поставляет для них товары и услуги на ту же сумму.
В данном случае, в отличие от других положений закона, санкции — это право, а не обязанность президента. Также говорится, что они вводятся «в координации с союзниками Соединенных Штатов», но этих оговорок недостаточно, чтобы успокоить европейцев, прежде всего немцев и французов, которые еще в процессе подготовки документа стали возмущаться угрозой санкций для своих компаний. Ведь понятие «координация» в документе не растолковано. В другом месте закона есть статья «Координация санкций в отношении Ирана между США и ЕС». Там речь лишь о том, что президент раз в полгода направляет в Конгресс доклад с описанием европейских и американских санкций против этой страны и объясняет причины разницы между ними. Однако там ничего не говорится о том, что он должен совещаться с лидерами ЕС по поводу этих санкций. И даже если под «координацией с союзниками» понимать именно такие консультации, то легко представить ситуацию, когда президент США проводит переговоры о санкциях в отношении, скажем, «Рургаза» с руководством Канады, Австралии и всё. Ведь не сказано, какое количество союзников и каких именно требуется для координации.
Так что реально европейцы могут только надеяться на добрую волю президента США и на его нежелание портить отношения с ними. Но если одна из главных целей санкций — это завоевание новых рынков для американского сжиженного природного газа, то надежды могут оказаться напрасными.
фото © РИА Новости. Сергей Гунеев
Украина в санкционном законе
Одним из новых рынков американского СПГ, очевидно, считается Украина. Хотя она уже не покупает газ у «Газпрома», в законе все равно есть статья под названием «Энергетическая безопасность Украины». Она содержит ряд мер для снижения ее энергетической зависимости от России, в том числе материальную помощь по линии Госдепа на сумму в $30 млн на 2018 и 2019 годы. Текст статьи позволяет предполагать, что американцы заинтересованы в новых проектах по добыче сланцевого газа на украинской территории.
Также Украина вправе рассчитывать и на часть средств из фонда по противодействию незаконному российскому влиянию в Европе, которому планируется на 2018 и 2019 годы выделить $250 млн. Помимо стран НАТО и Евросоюза, на эти деньги смогут рассчитывать Албания, Босния, Грузия, Македония, Молдавия, Косово, Сербия и Украина.  Все они названы «странами, участвующими в процессе расширения НАТО или ЕС». То есть вопреки отсутствию официальных решений Евросоюза и НАТО, вопреки имеющим юридическую силу оговоркам Совета ЕС в связи с голландским референдумом, Украине присвоен неформальный кандидатский статус в обеих организациях. Таким образом, Конгресс дал понять, что именно США надлежит устанавливать пределы их расширения.
Также закон стал первым американским официальным актом, где говорится об оккупации Россией восточной Украины. Кроме того, Москву призывают вывести войска с Украины, Грузии и Молдавии и восстановить контроль этих стран над границей.  То есть, документ однозначно является актом новой холодной войны, в которой Украина является и одним из полей сражений и одним из инструментов Вашингтона в борьбе с Москвой. И судя по позиции режима Порошенко, инструмент надежный. Однако на фоне этого сюжета параллельно развивается другой, неприятный для Киева.
Антиукраинская карта Трампа
25 июля президент США записал в своем «Твиттере»: «Украинские усилия по саботажу кампании Трампа — тихая работа по поддержке Клинтон. И где же расследования генерального прокурора?» Через 9 минут последовал новый твит, где генпрокурор Джеф Сешнс обвинялся в «очень слабой позиции» в отношении «преступлений Клинтон».
фото © РИА Новости. Кейтлин Оукс
А на следующий день юридический комитет Сената направил в генпрокуратуру запрос по поводу контактов Демократической партии с посольством Украины в Вашингтоне в ходе прошлой предвыборной кампании, попросив выяснить, во-первых, могли ли украинские дипломаты передать демократам компромат на Трампа, во-вторых, нарушила ли консультант Демократической партии американка украинского происхождения Александра Халупа (встречается также написание «Чалупа») американский закон о регистрации иностранных агентов. Данный закон обязывает регистрироваться в качестве иностранных агентов тех, кто взаимодействует с официальными лицами США в качестве «агента, представителя, сотрудника или служащего или в ином качестве от лица зарубежного субъекта».
Но Халупа не регистрировалась, хотя, по мнению председателя комитета, конгрессмена-республиканца от Айовы Чака Грассли, собирала компромат на Трампа, «одновременно работая как в интересах властей Украины, так и в интересах Национального комитета Демократической партии и предвыборной кампании Клинтон» и пытаясь повлиять «не только на избирателей США, но и на официальных лиц».
В самих объявленных фактах нет никакой новости. Давно сообщалось о том, что демократы получали по украинским каналам компромат относительно руководителя предвыборной кампании Трампа Пола Манафорта, который ранее консультировал Партию регионов и Виктора Януковича. Именно вследствие этого компромата Манафорту пришлось покинуть пост. Роль Халупы в этой истории была изначально широко известна. Незадолго до выборов, 24 октября 2016 года, портал Yahoo News открыл публикацией о ней серию статей «16 людей, создавших выборы 2016». Речь там шла о ее борьбе с Манафортом и упоминались контакты Халупы «с журналистами-расследователями в Киеве».
О контактах с украинскими официальными лицами там ничего не было. Но гораздо подробнее они описаны в появившейся уже в этом январе за 9 дней до инаугурации Трампа статье Politico «Украинские попытки саботировать кампанию Трампа не останутся без последствий». Там речь шла о получении компромата на Манафорта по линии посольства Украины в Вашингтоне, а также напоминалось об антитрамповской статье за подписью посла Валерия Чалого в издании The Hill. Говорилось и о публикации украинским депутатом Сергеем Лещенко материалов НАБУ об оплате Партией регионов услуг Манафорта, что, по мнению, сотрудников Клинтон, говорило о его пророссийских связях. Правда не утверждалось, что Халупа контактировала с Лещенко или с Яценюком и Аваковым, чьи недипломатичные высказывания о Трампе в соцсетях скрупулезно воспроизвели в статье.
© Фото: Facebook/Арсеній Яценюк
И сейчас никаких новых фактов не появилось, однако наконец президент США и его сторонники в Конгрессе решили что этой информации надо дать правовую оценку. К такому ходу их объективно подталкивает продолжение раскрутки дела о российском вмешательстве в выборы. Так, в тот же день, когда Трамп опубликовал твит об украинском вмешательстве, его зять Джаред Кушнер давал показания в сенатском комитете по разведке о своих российских контактах. Должны давать такие показания и сын президента Дональд Трамп-младший, и Манафорт.
О последствиях прошлогоднего саботажа
Какие шансы на успех имеет такая контригра? Думается, если бы Трамп был уверен в успехе, то начал бы ее раньше. Ведь факты давно на поверхности. Но, видимо, в Белом доме понимали, что перебить тему российского вмешательства таким образом невозможно, а лучше попытаться спустить ее на тормозах. А просто мстить Украине за ее поведение в 2016 году казалось не актуальным, так как были более важные проблемы, а сама раскрутка этой темы грозила усилением поисков российского следа.
Объективно возможности контригры для Трампа уменьшались из-за разницы в политическом весе России и Украины. Утверждения о российском вмешательстве с намеками на то, что сам президент США может быть агентом влияния Кремля, немало американцев воспринимают всерьез в силу веса Россия в мире. Но можно ли всерьез поверить в Клинтон как в агента украинского влияния? Место Украины в мире не позволяет это делать. Даже если предполагать, что поиски компромата на Манафорта были инициативой из Киева (что отнюдь не обязательно), то успех этого компромата логично связывать с заинтересованностью демократов, а не с силой украинской агентуры.
Да, раз тему российского следа не удалось спустить на тормозах, Трамп стал разыгрывать украинскую карту. Но самым вероятным результатом такой игры станет признание того, что демократы использовали Киев в предвыборной кампании, а тот им добровольно помогал, опасаясь президента-республиканца. Да, это выглядит нехорошо с украинской стороны, и та же Politico, отыскивая для Киева смягчающие обстоятельства, признаёт, что посольство в Вашингтоне нарушило дипломатические нормы. Однако Украине даже в лагере Трампа не приписывают хакерских атак и прочих действий из арсенала тайной войны, какие приписывают России.
фото © Пресс-служба президента Украины
Поэтому наиболее вероятным итогом изучения украинского вмешательства должны стать кадровые перемены в Киеве, неформально инициированные Вашингтоном. Однако сам Порошенко и его ближайшие сотрудники не фигурируют как участники борьбы с Трампом. Значит, все должно обойтись извинениями, предоставлением преференций близким к президенту США бизнесменам, отставкой посла Чалого, чья роль в кампании будет объявлена эксцессом исполнителя, ну и достаточно вероятно главы МВД Авакова, называвшего Трампа «опасным маргиналом». (Согласно Politico, он будущего президента и «клоуном» называл). И, вполне возможно, нынешняя история с очень близким к Авакову замом главы МВД Вадимом Трояном не случайно произошла сразу после заявлений об украинском вмешательстве в выборы.
И на этом все должно и закончиться. Ибо антироссийская консолидация важнее для США, чем украинское вмешательство в их выборы. Невозможно предполагать изменения отношения Белого дома к киевскому режиму, если политическая элита настолько сплочена против России. Отсутствие неформальной антисанкционной фракции в расколотом по многим другим вопросам Конгрессе означает, что холодная война — это выбор не только противников Трампа из числа оппозиционных ему демократов, и не только таких его ненадежных союзников, как неоконсерваторы-республиканцы. Это еще и выбор истинных трампистов, которых в обеих палатах пусть и не большинство, но тоже немало.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

116
Похожие новости
22 октября 2017, 17:21
22 октября 2017, 17:21
22 октября 2017, 17:21
20 октября 2017, 19:21
22 октября 2017, 19:51
20 октября 2017, 19:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 октября, 00:51 562
18 октября, 21:51 588
17 октября, 15:21 674
16 октября, 18:21 472
21 октября, 05:21 464
19 октября, 05:21 642