Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Ханское наследие: Что происходит с Бахчисарайским дворцом

Практически каждую неделю украинские СМИ в том или ином контексте поднимают тему реставрации Ханского дворца в Бахчисарае. Основной мыслью нового «темника» является фантастический тезис, что ремонт затеян ради уничтожения исторического наследия крымско-татарского народа
Наглядным примером такого рода заявлений стала ксенофобская заметка бывшего российского журналиста, а ныне меджлисовского радикала Айдера Муждабаева. «Русские оккупанты, — пишет Муждабаев в своём блоге, — в разные годы занимались одним и тем же: оккупировали территории, порабощали местное население, чужие земли и разрушали все, что связано с историей той территории, которую захватывали», — сказал он. По его мнению (а схожее мнение сейчас озвучивается практически всеми киевскими пропагандистами), россияне якобы разоряют Ханский дворец в Бахчисарае, чтобы уничтожить историю крымских татар, а затем их ассимилировать.
Ханский дворец в Бахчисарае действительно уникальный комплекс XVI — XVIII веков, являющий собой памятник архитектуры мирового значения. Во всяком случае, местный музей, в надежде добиться лучшего финансирования от Украины, с 2003 года вёл работу для включения Ханского дворца в список объектов культурного наследия ЮНЕСКО. Лучшее финансирование запущенного музейного хозяйства пришло вместе с Россией: началась масштабная реконструкция, которая сразу же вызвала оживлённую дискуссию среди историков, политиков и общественных деятелей. Чтобы понять суть вопроса, проблему необходимо разделить на несколько частей.
Во-первых, никто не оспаривает саму необходимость реставрации почтенного памятника архитектуры. Многие конструкции и декоративные элементы сильно изношены, давно нуждаются в восстановлении, и Российская Федерация подошла к делу с привычным размахом: на масштабную реконструкцию дворца власти собираются выделить около 1,6 миллиарда рублей. В частности, на Ханской мечети впервые за почти 300 лет начали укладку новой черепицы взамен старой, о чем сообщил главный архитектор дворца Рустем Умеров: «Начали укладку черепицы, из 1400 кв. м, уложили пока около 10%. Черепица произведена и поставлена из одной из европейских стран».
Собственно, черепица и послужила поводом для очередного скандала: она не ручной работы, как была раньше. «Да, она не ручной работы, — подтверждает Умеров, — Также нельзя говорить, что она полностью идентична той, которая была уложена в 1740 году, после пожара, который случился четырьмя годами ранее». К слову сказать, и автор не считает данное решение верным — часто из-за использования новых материалов страдает архитектурная аутентичность сооружений. Например, во время реконструкции легендарного харьковского Госпрома (первого советского небоскрёба и шедевра конструктивизма) на лицевой стороне фасада были установлены современные стеклопакеты. В результате переговоры с ЮНЕСКО о включении Госпрома в список объектов культурного наследия закончились провалом — здание утратило историческую аутентичность.
Но делаю ли я вывод о том, что реконструкция Госпрома направлена на искоренение харьковчан? Конечно же нет, поскольку не надо путать неудачные бюрократические решения (коих в мире каждый день приключаются миллионы) с целенаправленной государственной политикой — тем более, политикой геноцида и ассимиляции. Но Айдер Муждабаев настойчиво утверждает, что именно таким изощрённым способом россияне мечтают уничтожить историческую память крымских татар, стереть её, «как кровлю с дворца». Более того, по словам Муждабаева, это преступление сродни уничтожению еврейских святынь и синагог нацистами в период оккупации. Слышите — плановая реконструкция сродни нацистскому уничтожению!
В эфире радио «Крым. Реалии» ему вторит бывшая директор Бахчисарайского музея Эльмира Аблялимова.
«В России не существует этнополитики, там усилия направлены на ассимиляцию населения, стирание его исторической памяти… — безапелляционно заявляет Аблялимова, — Это народ [крымские татары], который практически в полном составе не принял оккупацию, который продолжает сопротивляться и является магнитом для всех людей, для которых слова "свобода", "права человека", имеют большую ценность. Идет целенаправленная политика по уничтожению коренного народа. Заставить его замолчать, вынудить к эмиграции».
Итак: замена черепицы есть попытка принудить крымскотатарский народ к бегству с полуострова под угрозой уничтожения. Не слишком ли пафосно? Я уже не говорю о походя брошенных оскорблениях в адрес других населяющих Крым народов, якобы не понимающих ценности свободы.
А теперь посмотрим «судьи кто». Надо полагать, и понятие «архитектурное наследие» для них не пустой звук — они же истинные патриоты, а не коварные московиты. И что же: пресса пестрит сообщениями о массовом уничтожении украинских памятников истории и культуры. Сейчас даже не о варварском истреблении культурного наследия советской эпохи, но о самых традиционных архитектурных формах. Например, о систематическом уничтожении церквей на Западной Украине. А если верить логике меджлисовских пропагандистов, для действующей власти борьба с архитектурными символами это самый верный способ истребить и ассимилировать местных жителей.
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
После «Оранжевой революции» национальные святыни пылали как спички. Лишь за первое полугодие 2006 года и только во Львовской области сгорело пять храмов XV-XVIII веков. Так, деревянная церковь Святой Параскевии в селе Шкло простояла пять веков, а сгорела за считанные минуты. Процесс уничтожения культурного наследия активно продолжился и после победы Евромайдана. В 2015 году в селе Великое Поле Яворовского района на Львовщине дотла сгорела деревянная церковь Пресвятой Богородицы, построенная в 1871 году и являвшаяся памятником архитектуры национального значения. Прибавьте к этому реальные акты политического террора, когда украинские праворадикалы поджигают церкви Украинской Православной Церкви, а таких случаев тоже немало.
Пока Россия вкладывает огромные деньги в реставрацию многочисленных крымских достопримечательностей, архитектурные памятники Украины, в которую так настойчиво зазывают крымчан меджлисовцы, рассыпаются прямо на глазах. 12 апреля сего года рухнула стена восточного крыла Поморянского замка, что на Львовщине. До того в Каменец-Подольском обвалилась лицевая кладка стены северного бастиона знаменитой Старой Крепости. А месяц назад в городе Хыров Старосамборского района Львовской области огонь безжалостно уничтожил ещё один памятник архитектуры — бывшую школу иезуитов.
Примеров можно привести еще много, но главное, думаю, уже понятно. Нынешнюю Украину и подконтрольный ей меджлис в последнюю очередь волнует судьба памятников архитектуры. В комментарии изданию Ukraina.ru известная активистка крымско-татарского движения Диана Кади формулирует свои мысли предельно чётко: «Нашим идеологические оппонентам не остаётся ничего другого, как критиковать любые действия России, и особенно положительные изменения, которые происходят со дня воссоединения Крыма с Россией. Когда полуостров был в составе Украины, Бахчисарайский дворец имел негодный вид, часть экспозиций была закрыта, в сам дворец буквально начал сыпаться. Россия не разрушает символ государственности, а возвращает ему достойный исторический облик. Миллионные инвестиции, которые идут на реставрацию Ханского дворца, как нельзя лучше демонстрируют отношение России к истории и традициям крымских татар, и других народов Крыма. Историческая часть города Бахчисарая, в которой есть частички истории и караимов, и русских, и греков, и крымских татар сегодня приведена в идеальное состояние, благодаря выделенным целевым средствам по распоряжению Владимира Путина после его визита в этот город. В такое же идеальное состояние будет приведён и Ханский дворец…»
Слова Дианы подтверждает и Мерьем Сейтумерова, директор музея истории и культуры крымских татар, экспозиции которого располагаются в бывшей резиденции крымских ханов: «Ранее столь масштабных работ не было. В украинский период проводились лишь локальные работы, но столь масштабных и глобальных, как сейчас, не было. И не случайно мы говорим, что речь идет о спасении исторического наследия крымско-татарского народа».
От себя могу добавить лишь маленькую, но весьма поучительную историю. В моем родном Харькове на улице Садовой есть исторический особняк — дом Сурукчи (его ещё часто называют «домом Шаляпина»), который уже много лет находится в аварийном состоянии. Накануне Евромайдана местные национал-активисты разве что хороводы вокруг него не водили, требуя восстановления, реставрации и возрождения памятника архитектуры. Но стоило им захватить государственную власть в свои руки, как о многострадальном особняке они сразу забыли, и памятник архитектуры продолжает печально разрушаться.
Так и с Ханским дворцом: приходивший в упадок при Украине по причине недостаточного финансирования, он стал лишь предлогом для очередной нечистоплотной пропагандистской кампании. «Это очередная провокация со стороны Киева, и попытка найти недостатки в результатах работы и достижениях российского Крыма, потому что политика созидания России не вписывается в образ страны агрессора, который Украина старательно пытается нам приписать», — говорит Диана Кади, и я склонен с ней согласиться.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

210
Похожие новости
22 мая 2018, 21:21
21 мая 2018, 17:51
22 мая 2018, 15:51
21 мая 2018, 17:51
21 мая 2018, 20:21
21 мая 2018, 20:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 мая, 22:51 482
19 мая, 12:51 598
20 мая, 20:51 431
21 мая, 17:51 460
19 мая, 18:51 426
20 мая, 16:51 638