Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

«Капитал»: Вместо налоговой милиции бизнесу готовят налоговую СБУ

Министр финансов Украины Александр Данилюк не исключает, что орган, который придет на смену налоговой милиции, станет своеобразной спецслужбой по расследованию экономических преступлений
Предпринимателям обещают, что их преступления будет расследовать новый орган — Национальное бюро финансовой безопасности (НБФБ). Глава парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина («Блок Петра Порошенко») обнародовала свыше 100 страниц законопроекта о создании НБФБ. Это Бюро призвано заменить налоговую милицию, к работе которой годами было много претензий со стороны бизнеса, поэтому когда депутаты в ходе очередной коррекции Налогового кодекса больше года назад случайно «ликвидировали» налоговую милицию, то никто не сожалел о «технической ошибке». Тем более что власть пообещала, что фискальную милицию заменит «интеллектуально-аналитический орган без людей в масках».
Разработкой законопроекта с осени занималась рабочая группа Нины Южаниной по поручению президента Петра Порошенко. И ему понравился обнародованный проект создания «аналитической структуры». «Этим созданием мы полностью отрежем все без исключения другие силовые структуры от «пастбища», на котором они десятилетиями «доят» украинский бизнес», — заявил глава государства. Президент считает, что после создания НБФБ силовые органы не смогут «на пушечный выстрел» подойти к налогоплательщику. «Уплатой налогов будет заниматься только это бюро. Новое поколение предпринимателей не будет знать, что такое налоговая милиция, полиция или инквизиция», — уверен он.
Позитивные реплики президента ожидаемы. Хотя НБФБ и будет подотчетно не только президенту, но и парламенту, именно глава государства наделяется правом назначать директора НБФБ после проведения конкурса. В состав конкурсной комиссии войдут по три человека от парламента, правительства и президента, но если парламент не сможет в течение 30 дней (даже в случае отпуска) заполнить свою квоту, она перейдет президенту. Сформированная таким образом комиссия проведет отбор и предложит главе государства двух-трех кандидатов. Финальный выбор делает президент.
Аналог СБУ
По замыслу авторов законопроекта, численность бюро составит 4 тысяч человек, которые будут расследовать экономические преступления, наносящие вред государству. НБФБ де-факто станет правоохранительным органом. Ему дадут полномочия раскрывать преступления, проводить оперативно-розыскную деятельность, конфискацию и розыск активов преступников. Бюро будет заниматься расследованием присвоения, растраты госсредств, мошенничества с НДС, расследованием фиктивного предпринимательства, нецелевого использования госсредств и уклонения от уплаты налогов.
При этом НБФБ не будет входить в систему органов исполнительной власти. «Меня смущает то, что Бюро будет подотчетно только президенту и Верховной Раде. То есть руководитель НБФБ будет летать в каких-то небесах и не будет подотчетен ни премьер-министру, ни министру финансов. Для чего этот орган собираются использовать?» — удивлен эксперт группы «Налоговая реформа» реанимационного пакета реформ Вячеслав Черкашин, который имеет опыт работы и в ГНАУ, и в Минфине.
По мнению министра финансов Александра Данилюка, НБФБ по своей подчиненности будет напоминать Службу безопасности Украины — президентская «вертикаль» власти. «Мы надеялись, что этот орган будет находиться в системе Кабинета Министров, сейчас же предусматривается, что он будет в той же системе координат, что и СБУ. Дает ли ему это больший уровень независимости? Думаю, скорее наоборот», — заявил министр.
Подотчетность органа является камнем преткновения уже больше года. После «ликвидации» налоговой милиции, которая де-юре продолжает работать, именно ведомство Александра Данилюка подготовило законопроект о новом органе. Минфин задумал назвать его Службой финансовых расследований (СФР) и подчинить себе. Однако сначала палку в колесо Минфина вставило Министерство внутренних дел, которое хотело видеть СФР либо в своей системе координат, либо в подчинении Кабмину. После того как минувшей весной удалось урегулировать конфликт на уровне правительства, Данилюк получил отпор от Национального совета реформ — совещательного органа при президенте. В апреле 2017-го секретарь Нацсовета Дмитрий Шимкив раскритиковал концепцию создания СФР.
После этого вопрос СФР отложили до осени. В сентябре президент на встрече с бизнесом поручил депутату фракции своего имени Нине Южаниной подготовить другой законопроект.
Депутаты говорили, что Данилюку не позволили провести свой законопроект из-за сильнейшей борьбы за влияние во власти. «Посмотрим на ситуацию, которая сейчас у нас есть. Налоговая милиция — чья квота? Квота «Народного фронта». Полиция, которая также занимается расследованием экономических преступлений, — это чья квота? «Народного фронта». Далее СБУ, которая также пытается заниматься этими преступлениями, — чья это квота? БПП. Генеральная прокуратура, которая также пытается заниматься расследованием налоговых преступлений, — чья это квота? Также БПП. Влияние разделено между двумя политическими силами. Мы с вами предлагаем этим политическим силам отказаться от этого влияния через создание нового органа. Естественно, ни одна из сторон не хочет уступать влияние», — говорил депутат налогового комитета от фракции «Самопомощь» Андрей Журжий.
Осенью депутат от БПП Сергей Лещенко утверждал, что фискальная служба станет еще одним инструментом победы президента на выборах: «Чтобы того бизнесмена, который поддерживает неправильного кандидата, подавить, а тому, кто поддерживает его, дать льготу и вернуть все необходимые деньги вовремя».
«Дубинка» для бизнеса
После обнародования законопроекта Нины Южаниной министр финансов Александр Данилюк отреагировал на него первым. Он отметил, что документ взял за основу концепцию СФР, но с более жесткими полномочиями. «Согласно законопроекту, бюро может инициировать проверки бизнеса. Но это то, от чего мы хотели избавиться. Я вижу много проблем в документе, но главная проблема — не понимаю, зачем мы потеряли год. Зачем?» — удивился министр.
Национальное бюро по финансовой безопасности — это меньше «аналитики» и больше «мускулов», уверен Вячеслав Черкашин. «После предварительной оценки законопроекта могу сказать, что в НБФБ преобладает силовая часть, тогда как в предыдущих вариантах — депутатских и Минфина — делался упор на аналитические вещи. Фактически создается экономическая СБУ в стране», — говорит он.
Эксперт обратил внимание, что НБФБ будет иметь внештатных сотрудников, с которыми будет вестись конфиденциальное сотрудничество. Вместе с тем новый орган «заточен» на силовой блок. «Это бюро уделяет огромное внимание институту негласных сотрудников — стукачей. Также огромное внимание уделено силовым возможностям, они имеют право требовать все. Фактически этот орган выписан как «дубина» с широкими полномочиями. На ее фоне налоговая милиция будет смотреться как орган с меньшим размахом для злоупотреблений», — говорит Вячеслав Черкашин.
К примеру, НБФБ будет иметь право «вытребовать» и получить материалы оперативно-розыскной деятельности от других правоохранительных органов, в том числе конфиденциальную информацию от НАБУ. Также законопроект наделяет Бюро правом самостоятельно инициировать уголовные расследования: они смогут вносить данные в реестр досудебных расследований, а потом уже передавать эти уголовные производства по подследственности другим правоохранителям для дальнейшего расследования. Но в законопроекте не говорится, будет ли у работников НБФБ компетенция выявлять преступления в сфере госбезопасности или преступления против жизни.
Пересечение полномочий
Сохранится дублирование полномочий с другими правоохранительными органами: и СБУ, и Нацполиция, и ГПУ продолжат расследовать экономические преступления. «Я вижу сумасшедшее пересечение полномочий. Экспертное сообщество говорило, что Служба финансовых расследований должна прекратить дублировать полномочия других правоохранительных органов. В новом проекте совершенно это отменяется, а на пастбище выпускается еще более жирный зверь с еще большими зубами и мускулами, чем налоговая милиция. Почему не забираются функции у СБУ, почему не забираются функции у МВД по расследованию экономических преступлений? Я понимаю, когда они связаны с расследованием разных эпизодов в одном деле, но нет оснований для дубляжа», — отметил Вячеслав Черкашин.
Концепция НБФБ предполагает расследование присвоения, растраты и завладения государственными средствами (ст. 191-1 Уголовного кодекса) и мошенничества с налогом на добавленную стоимость (ст. 222-2). Потенциально это может ограничить полномочия НАБУ по расследованию коррупционных преступлений, связанных с хищением бюджетных средств и незаконным возмещением НДС. При этом руководство Бюро не включат в перечень лиц, коррупционные действия которых может расследовать НАБУ или Госбюро расследований.
Ключевые претензии к законопроекту — отступление от аналитического аспекта в сторону силовой службы с дублированием полномочий других силовиков. «Все эти вещи говорят, что нет желания создать аналитическое или интеллектуальное подразделение, которое бы занималось действительно большими ворами. В целом же НБФБ — это экономическая СБУ с более широкими полномочиями, чем налоговая милиция», — добавил Вячеслав Черкашин.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

316
Похожие новости
16 августа 2018, 10:36
15 августа 2018, 17:36
16 августа 2018, 10:36
14 августа 2018, 23:06
16 августа 2018, 21:36
16 августа 2018, 16:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 августа, 08:06 858
13 августа, 15:06 579
11 августа, 21:06 578
12 августа, 16:36 363
13 августа, 23:06 341
10 августа, 18:06 413