Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Какую роль сыграла Чехия в акциях против Лукашенко

Президент Беларуси Александр Лукашенко назвал Чехию одним из кукловодов митингов против итогов президентских выборов в республике. По словам белорусского лидера, именно из Чехии происходило управление объединенным штабом оппозиции. О роли Праги в белорусской политике Евросоюза и НАТО аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил с экспертом по Чехии, доцентом кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, политологом Вадимом ТРУХАЧЕВЫМ:
— Г-н Трухачев, Александр Лукашенко назвал Чехию первой в списке стран, из которых координировались массовые митинги белорусской оппозиции против итогов президентских выборов. Какие факты дают Лукашенко основания говорить о вмешательстве Чехии во внутреннюю политику Беларуси?
— Александр Григорьевич основывается на той роли, которую Чехия играет уже много лет в белорусских делах. Напомню несколько ключевых эпизодов. Сразу после референдума 1996 года в Беларуси часть несогласных с его итогами политических противников Лукашенко перебралась не только в Литву и Польшу, но и в Чехию по приглашению не нуждающегося в представлении Вацлава Гавела.
Среди тех, кого он принял в своей стране, был писатель Василь Быков, который некоторое время прожил в Чехии. Известно, что Василь Быков в последние годы своей жизни был жестким противником Лукашенко. В Праге долгое время жил бывший кандидат в президенты Беларуси, один из лидеров Белорусского народного фронта Алексей Михалевич.
В настоящее время все более-менее видные деятели белорусской оппозиции периодически «светятся» в Чехии.
Это первое. Второе. В 2002 году Чехия стала первой страной в Европе, которая запретила Лукашенко въезд, опередив всех, даже Польшу. Это был последний год президентства Вацлава Гавела, но после него мало что изменилось. И Вацлав Клаус, и Милош Земан, несмотря на то, что их часто называли пророссийскими, были настроены однозначно против Лукашенко.
В результате проводимой последние 20 лет внешней политики Прага превратилась в третий центр белорусской оппозиции после Вильнюса и Варшавы.
— Транслирует ли Чехия свою белорусскую политику на уровень восточной политики Евросоюза?
— Безусловно. После вступления в ЕС буквально во всех чешских внешнеполитических документах ключевыми приоритетами назывались страны восточного и юго-восточного приграничья ЕС: западная часть постсоветского пространства и Балканы.
И здесь Чехия старается играть роль страны, которая вырабатывает политику Евросоюза на этих направлениях.
Напомню, что комиссаром по расширению ЕС в период максимальной активизации программы «Восточного партнерства» и украинского Евромайдана был чешский политик Штефан Фюле.
В Чехии за последние 20 лет учились тысячи белорусских студентов. И сейчас за счет государственного бюджета Чехии в чешских вузах обучается больше тысячи белорусских студентов. Это несколько смягченный вариант того, что происходит в Польше, но это те же гуманитарные специальности, по которым готовят людей, занимающихся в Беларуси, грубо говоря, промывкой мозгов.
— Чехия в своей белорусской политике действует в русле Евросоюза или пытается проводить свою национальную линию, как Польша?
— Чехия, в отличие от Польши, является демократической страной. Никаких возражений у Евросоюза по этому утверждению нет. Если про Польшу ЕС говорит, что там авторитарная политика, нарушаются принципы верховенства закона и разделения властей, то к Чехии таких вопросов нет.
Поэтому на белорусском направлении Евросоюз доверяет чехам намного больше, чем полякам.
Кстати, еще одна причина состоит в том, что у Чехии нет территориальных и исторически обусловленных интересов в Беларуси, в отличие от Польши.
Однако это не значит, что своих интересов в Беларуси у Праги нет вообще. В основных документах страны прямо пишется (об этом говорил и бывший премьер Соботка, и нынешний премьер Бабиш), что основной интерес Чехии — это продвижение ценностей демократии и прав человека на постсоветском пространстве.
Чехи прямо говорят, что продвижение демократии в Беларуси является одним из главных внешнеполитических приоритетов страны.
Поэтому Чехия была одной из стран (наряду с Польшей и Швецией), которые стояли у истоков программы «Восточного партнерства» ЕС.
Прага придает «Восточному партнерству» огромное значение. В Праге ежегодно проходит множество мероприятий, так или иначе связанных с «Восточным партнерством». В каждом ежегодном отчете чешского МИД говорится, что Чехия работает над продвижением демократии в Беларуси.
При этом чехи прямо признают, что продвижение «Восточного партнерства» вызывает обеспокоенность России. Но отступать они не намерены.
— То есть интерес Чехии к Беларуси исключительно идеологический? О каких-то практических интересах речи не идет?
— Идет. Безусловно идет. Политическое измерение — это только один аспект. Есть еще и экономические интересы Чехии. Во-первых, рынки сбыта на востоке. Чехия — это промышленный цех Евросоюза, где почти 40% ВВП приходится на промышленность.
Естественно, разорение белорусской крупной промышленности будет играть Чехии на руку.
Беларусь и Чехия — это два исключения из списка бывших социалистических стран Восточной Европы, которые сохранили свой промышленный потенциал. Если какая-то часть белорусских предприятий обанкротится, чехи смогут на этом заработать. Переманить высококвалифицированные кадры, занять нишу белорусских товаров на рынках.
— Занимается ли Чехия подготовкой кадров для белорусской оппозиции, как это делают Польша и Литва?
— Здесь я вижу разделение труда между странами Восточной Европы. За самую «отбитую», агрессивно настроенную русофобскую оппозицию Лукашенко отвечает Литва. С недавних пор — и Украина. За пропольскую, евроатлантическую и также антироссийскую оппозицию отвечает Польша.
Чехия скорее будет отвечать за более умеренную проевропейскую оппозицию без явного русофобского уклона. Такую оппозицию эта страна и готовит.
— То есть чешские агенты — это такие национал-либералы, а не радикальные националисты, как у Украины и Литвы?
— Да даже просто либералы. Без приставки «национал». Скорее даже лево-либералы. «Зеленые». В отличие от Польши и Литвы Чехия так уж на русофобии не зациклена, поэтому чехам не принципиально, чтобы ее белорусские кадры были антироссийскими националистами. При этом явный крен в антироссийском направлении в чешской линии тоже есть.
— Вы упомянули, что Прага — это третья столица белорусской оппозиции после Вильнюса и Варшавы. Какие организационные структуры там размещаются?
— Достаточно назвать только одну такую структуру. Радио «Свобода». Белорусская редакция «Радио Свобода» находится в Праге. Оппозиционные белорусские деятели находят там источник доходов, площадку для самоорганизации и рупор для самопрезентации и ретрансляции своих взглядов.
Плюс есть еще несколько оппозиционных интернет-сайтов. Их редакции периодически переезжают из Польши в Чехию и обратно.
— Литва, которую мы регулярно упоминаем, использует белорусскую политику, чтобы привлекать к себе западное финансирование на проекты «демократизации» в Минске. Чехия промышляет таким бизнесом в отношениях с США, с Западной Европой?
— Чехия — страна куда более зажиточная, чем Литва. Фонд Сороса оттуда выгнал еще Вацлав Клаус. Она, в отличие от Литвы, в деньгах по этой линии не нуждается.
Понятно, что Чехия — это страна, которая на два порядка ниже, чем Германия, на порядок ниже, чем Австрия. Но она же на пару порядков выше, чем Литва. Поэтому у Чехии есть собственный бюджет на проведение восточной политики.
— Польша, Литва и Украина в общем-то даже не отрицают, что в восточной политике они выступают не столько с позиций своих интересов, сколько как проводники стратегических интересов США в Европе. Можно ли то же сказать про Чехию?
— Буквально вчера чешский премьер Бабиш категорически отказался принимать на чешской территории американских военных. Вот вам и весь ответ.
Чехи скорее видят себя проводниками политики Евросоюза на постсоветском пространстве.
А чешско-американские отношения — это не совсем отношения «хозяин-вассал». Вспомним историю с американской ПРО в Европе и отказ чехов размещать ее на своей территории. Чехия — это однозначно не Прибалтика. Чешская восточная политика скорее напоминает политику Германии в миниатюре.
— Из этого напрашивается закономерный вопрос: есть ли момент конкуренции на белорусском направлении между Чехией, Прибалтикой и особенно — Польшей?
— Конкуренция между Польшей и Чехией есть далеко не только на белорусском направлении.
В первую очередь из-за Чехии Польше не удается закрепится на лидерской позиции в большом восточноевропейском треугольнике Грузия — Эстония — Словения.
Чехи категорически не признают польского лидерства в регионе. У них довольно много противоречий с Польшей по линии Вышеградской группы на этой самой почве.
Нельзя сказать, что Прага и Варшава прямо сталкиваются друг с другом в Беларуси — они работают вместе. Но чехи стараются одеяло тянуть на себя.
Если чехи выступают проводниками восточной политики Евросоюза, то как их действия сопрягаются с политикой Германии самого крупного европейского игрока в Восточной Европе?
— Эти действия сопрягаются в огромной степени. Процентов на 90%. Безусловно, в своей восточной политике Прага отталкивается в первую очередь от того, какой курс сейчас проводит Берлин. Если уж говорить, что чешская политика движется в чьем-то фарватере, то этот фарватер немецкий, а не американский.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

1158
Похожие новости
18 сентября 2020, 11:06
16 сентября 2020, 11:36
17 сентября 2020, 12:06
22 сентября 2020, 10:06
21 сентября 2020, 09:06
21 сентября 2020, 11:06
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
21 сентября 2020, 20:36
21 сентября 2020, 13:06
21 сентября 2020, 16:36
21 сентября 2020, 16:36
21 сентября 2020, 16:36
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
15 сентября, 20:06 1236
15 сентября, 16:06 520
18 сентября, 07:06 565
15 сентября, 14:36 1058
19 сентября, 17:06 543
17 сентября, 10:06 955