Информационно-аналитический портал
Главная
Украина Новороссия Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Как индустрия сахара проплатила исследование Гарварда по поводу вреда жиров

Доктор Кристин Кирнс [Cristin Kearns] обнаружила бумаги, из которых следует, что индустрия сахара спонсировала исследование, принижающее роль сахара в развитии болезней сердца
В 1960-х годах, когда шли жаркие дебаты по поводу питания, гарвардские диетологи опубликовали в крупнейшем медицинском журнале два исследования, принижающие роль сахара в возникновении коронарной болезни сердца. Но недавно обнаруженные документы раскрывают новые подробности: торговая группа индустрии сахара запустила это исследование, оплачивала его, проверяла черновики и задала цель – защитить репутацию сахара перед общественным мнением.

Это открытие, опубликованное в понедельник в журнале JAMA Internal Medicine, было сделано доктором Кристин Кирнс из Калифорнийского университета в Сан-Франциско. Она переквалифицировалась из дантистов в исследователи, и обнаружила следы индустрии сахара, копаясь в коробках с письмами в подвале гарвардской лаборатории.



В своей работе она подробно излагает историю о том, как два знаменитых гарвардских диетолога, доктор Фредерик Стэр [Fredrick Stare] и Марк Хегстед [Mark Hegsted], ныне покойные, тесно сотрудничали с торговой группой «Фонд исследования сахара» [Sugar Research Foundation], пытавшейся влиять на общественное мнение, связанное с ролью сахара в возникновении болезни.

Торговая группа склонила Хегстеда, профессора диетологии в общественной медицинской школе Гарварда, написать обзор, отвергающий выводы ранних исследований, связывающих сахарозу и ишемическую болезнь сердца. Группа заплатила сумму, эквивалентную сегодняшним $48000, Хегстеду и его коллеге, доктору Роберту Макгэнди [Robert McGandy], и исследователи не стали афишировать источник финансирования.
Хегстед и Стэр не оставили камня на камне от исследований, обличавших сахар, и заключили, что для предотвращения заболевания в диете необходимо менять лишь потребление жиров и холестерина. Эти обзоры были опубликованы в 1967 году в журнале New England Journal of Medicine, правила которого в то время не требовали у учёных раскрывать возможные конфликты интересов.

В то время исследователи спорили, какой из продуктов, сахар или жиры, виноват в смертях множества американцев, особенно мужчин, от коронарной болезни сердца – накопления бляшек в сердечных артериях. Кирнс говорит, что работа, которую торговая группа впоследствии цитировала в буклетах, предназначенных для регуляторов, помогла увеличить рыночную долю сахара, убедив американцев в пользе диеты с низким содержанием жиров.

Почти 50 лет спустя, некоторые диетологи считают сахар одним из факторов риска для болезни сердца, хотя согласия в их рядах нет. Два крупных исследования, опубликованных во влиятельном журнале, «помогли передвинуть предмет споров с сахара на жиры», говорит Стэнтон Гланц [Stanton Glantz], соавтор Кирнс и её руководитель в UCSF. «Это отдалило выработку научного консенсуса по поводу сахара и болезней сердца на десятилетия».

Мэрион Нестле [Marion Nestle], диетолог в Нью-Йоркском университете, не участвовавшая в работе, говорит, что её пока не убедили доводы тех, кто считает, что «сахар – яд». Общее количество потребляемых человеком калорий может значить больше. Но она назвала находку «дымящимся пистолетом» – редким примером неопровержимого доказательства махинаций пищевой индустрии в науке.
«Наука не должна так действовать»,- написала она в комментарии. «Правда ли, что пищевые компании специально пытаются манипулировать исследованиями в свою пользу? Да, это так – и этот процесс продолжается»,- добавила Нестле, отметив, что Coca-Cola и производители конфет совсем недавно пытались повлиять на диетологические исследования.

В своём заявлении сахарная торговая группа утверждает, что то самое исследование критикуют незаслуженно. «Мы признаём, что Фонд исследования сахара должен был действовать с большей прозрачностью в своей работе с исследованиями»,- пишет группа, Сейчас известная, как Ассоциация сахара. Но «нам очень трудно комментировать события, произошедшие 60 лет назад, и документы, которые мы вообще не видели».
«Сахар не играет исключительной роли в возникновении болезни сердца,- утверждает группа. – Мы разочарованы тем, что журнал уровня JAMA использует статьи с громкими заголовками для опровержения качественных научных исследований».

Кирнс, хрупкая и тихая женщина, часто краснеющая при разговоре, не годится на роль крестоносца в борьбе против сахарной индустрии. Она училась на дантиста, и рассказала, как была шокирована, когда в 2007 году на конференции дантистов докладчик, рассказывавший о диабете, утверждал, что не существует доказательств, связывающих сахар с хроническими заболеваниями. Она уволилась и посвятила себя раскрытию документов, показывающих влияние индустрии сахара на общественное мнение и науку.

Сейчас ей удалось собрать уже 2000 страниц внутренней документации. Она хранит их в двух несгораемых шкафах на своём рабочем месте в UCSF, вместе с фотками разрушающихся зубов и коробками сладостей Cocoa Pebbles и Cinnamon Toast Crunch.
Её предыдущая работа продемонстрировала, как индустрия сахара влияла на государственную программу стоматологических исследований, чтобы вместо исследования преимуществ уменьшения потребления сахара искать лекарства от кариеса.

Для своего нового исследования Кирнс в 2011 году летала в Бостон и провела несколько дней в библиотеке Каунтвей Гарвардской медицинской школы, роясь в коробках с письмами, оставленными там Хегстедом.
Хегстед, по словам Нестле, был «героем у диетологов». Он помогал в создании черновика «Диетических целей США», отчёта для сената от 1977 года, проложившего путь первым диетическим правилам страны. Он курировал отделение питания в Министерстве сельского хозяйства.
Просматривая его письма, Кирнс была «шокирована» уровнем его сотрудничества с сахарной индустрией.

Она обнаружила, что в 1950-х Фонд исследований сахара определил стратегию увеличения доли рынка сахара путём пересаживания американцев на диету с низким содержанием жиров на основании исследования, обвинявшего жир и холестерин в высоком давлении и проблемах с сердцем. Всё это было описано в речи от 1954 года, с которой выступал президент торговой группы.

Джон Хиксон, вице-президент Фонда и директор исследовательского отдела, тщательно проверял ход исследований питания. Во внутренней памятке от 1964, найденной Кирнс, он предложил группе «запустить большую кампанию» с тем, чтобы «противостоять негативному отношению к сахару», частично путём финансирования собственных исследований, призванных «опровергнуть наших клеветников».

Хиксон нанял Стэра, председателя отдела питания Гарвардской медицинской школы, с тем, чтобы тот присоединился к комиссии экспертов фонда. В июле 1965 года, сразу после появления статей, связывавших сахарозу – обыкновенный столовый сахар – с коронарной болезнью сердца, появившихся в журнале Annals of Internal Medicine, он обратился за помощью к Хегстеду. Хиксон договорился заплатить за услуги Хегстеда и Макгэнди, работой которых руководил Стэр, $6500 (с учётом инфляции сегодня это $48000). В услуги входило написание «статьи с обзором нескольких статей, описывающих некую угрозу для метаболизма, находящуюся в сахарозе».

Хегстед попросил Хиксона предоставить статьи. Хиксон отправил не менее пяти статей, угрожавших сахарной индустрии – что говорит о том, что в его намерения входила их критика. Так, по крайней мере, утверждает Кирнс с коллегами.

Цель обзора Хиксон обозначил так: «Нас особо интересует та часть о питании, в которой говорится, что углеводы в виде сахарозы делают чрезмерный вклад в метаболизм, и приводят к отклонениям под названием жирового обмена. Я буду разочарован, если этот аспект потонет в обзоре и общей интерпретации».
Кирнс утверждает, что Хегстед ответил: «Нам хорошо известны ваши интересы в области углеводов и мы сделаем обзор со всей возможной тщательностью».

Кирнс обнаружила, что учёные общались со спонсором не только перед началом работы, но и в процессе. В апреле 1966 года Хегстед писал в торговую группу, чтобы отчитаться о задержке обзора в связи с новым исследованием, в котором учёные из Айовы нашли новые доказательства, связывающие сахар с коронарной болезнью. «Каждый раз, когда Айовская группа публикует работу, нам приходится переделывать опровержение»,- писал он.
Из писем следует, что Хиксон проверял черновики работ, хотя неизвестно, поступали ли от него какие-то комментарии или исправления.
«Получу ли я в скором времени очередную копию черновика?»,- спрашивал Хигсон у Хегстеда, если верить Кирнс. «Думаю, что сумею сделать её для вас за пару недель»,- отвечал Хегстед.

Хиксон получил окончательную версию черновика работы за несколько дней до того, как Хегстед собирался её опубликовать. Спонсор остался доволен: «Спешу заверить, что мы имели в виду именно такую работу, и с нетерпением ждём её появления в печати»,- писал Хиксон. Когда в следующем году работа была опубликована, авторы упомянули, что она получила финансирование от других спонсоров, но ни словом не выдали Фонд исследований сахара.

Обзоры Хегстеда охватывали большой спектр исследований. Он опроверг работы, в которых сахар назывался причиной коронарной болезни. Заслуги он находил лишь в тех работах, которые обвиняли во всём жиры и холестерин.
Гланц, соавтор Кирнс, говорит, что основная проблема обзоров в том, что они были несправедливы: когда обвинялся сахар, Хегстед с коллегами отметали целые классы эпидемиологических данных. Но они не подвергали такой критике статьи, обвинявшие жиры.
Он говорит, что уровень кооперации гарвардских исследователей ясен: «Индустрия говорит, 'Вот те работы, что нам не нравятся. Разберитесь с ними',- говорит Гланц. – И они разобрались. Это-то и поразило меня больше всего».

Гланц говорит, что сахарная индустрия в своих действиях копировала табачную, о внутренних документах которых он очень много писал. Из писем видно, к каким сложным ходам прибегали дельцы сахарной индустрии, чтобы изменить общественное мнение, говорит он. Они тщательно отслеживали исследования и аккуратно выбирали, к каким учёным обратиться. «Они обходились с ними бережно, и в результате получили, что хотели»,- говорит Гланц.

Гланц, Кирнс и их соавтор, Лора Шмидт [Laura Schmidt], признают, что их исследование было ограничено невозможностью взять интервью у уже покойных участников событий.
Доктор Уолтер Уиллет [Walter Willett], знавший Хегстеда и в данный момент заведующий департаментом питания в Гарвардской медицинской школе, защищает его как учёного с принципами. «Он был очень целеустремлённым человеком, доверявшим только данным, и в своей жизни, бывало, противостоял интересам индустрии», писал Уиллет в письме. Например, Хегстед потерял работу в USDA из-за того, что встал на дороге у мясной индустрии. «Я очень сомневаюсь в том, что он изменил своим принципам, или делал выводы на основе получения финансирования от индустрии».

Уиллет говорит, что сегодня стало понятнее, что рафинированные углеводы и сладкие напитки «являются факторами риска для сердечно-сосудистых заболеваний», и что «тип потребляемых жиров также очень важен». Но он говорит, что во времена работы Хегстеда, доказательства, утверждавшие, что жиры являются факторами риска для коронарных заболеваний, «были гораздо сильнее», чем доказательства вреда сахара. Он утверждает, что согласился бы с «большинством интерпретаций», сделанных исследователями.
«Однако, поскольку он [Хегстед] получил финансирование от сахарной индустрии и постоянно поддерживал с ними связь,- признаёт Уиллет,- он оказался в такой позиции, когда его выводы можно подвергнуть сомнениям. Также возможно, что такие взаимоотношения могли привести к небольшой предвзятости, пусть и подсознательной».

Уиллет назвал исторический доклад «полезным предупреждением о том, что получение финансирования от индустрии – это проблема исследований, поскольку оно может привести к опубликованию предвзятых работ». Он говорит, что «в случае обзоров это вдвойне проблематично, поскольку в них входят оценочные суждения интерпретации данных».

Но Уиллет, чья профессура носит имя Фредерика Стэра, говорит, что Стэр и его коллеги никаких правил не нарушали. Стандарты по поводу конфликтов интересов со времён 1960 годов сильно изменились. С 1984 года журнал New England Journal of Medicine требует от авторов сообщать о противоречиях. Также журнал требует от авторов обзоров «поддержки исследований» от относящихся к делу компаний.
Представитель NEJM Дженнифер Зейс сказала, что сейчас журнал требует от авторов публикации информации обо всех финансовых противоречиях, возникавших в течение 36 месяцев, предшествующих публикации, а также проводит тщательную экспертную оценку, помогающую предотвращать потенциальные конфликты интересов.

Гланц говорит, что журналу бы стоило сделать редакторскую колонку на тему того, что «на самом деле случилось» с тем обзором. «Происхождение этой работы сильно вводит в заблуждение»,- говорит он. Зейс говорит, что таких планов у журнала нет. А Кинс продолжает свою кампанию, чтобы открыть больше внутренних документов сахарной индустрии.

В недавнем интервью на фудкорте в UCSF она отказалась от шоколадного печенья в пользу бутерброда с курицей и фруктового салата. Она говорит, что частично действует на основании своего опыта в качестве дантиста – она повидала пациентов с зубами, испорченными кариесом, в том числе человека, которому требовался зубной протез уже в 30 лет.
Правительство поддерживает таких исследователей, как Кинс, говорящих о вреде сахара – новые рекомендации по питанию предлагают, чтобы человек получал не более 10% всех калорий от сахара, добавляемого в продукты.

Источник: geektimes.ru 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Twitter, Одноклассники

158
Похожие новости
08 декабря 2016, 17:51
08 декабря 2016, 20:36
05 декабря 2016, 18:21
04 декабря 2016, 23:06
06 декабря 2016, 13:36
07 декабря 2016, 19:51
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
07 декабря, 22:06 582
04 декабря, 08:36 915
06 декабря, 18:36 753
07 декабря, 19:06 608
03 декабря, 01:21 1974
04 декабря, 17:06 803