Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

«Известия»: По дороге из Дамаска

Как и почему российские военные покидают Сирию
Основные силы группировки российских войск покидают Сирию. Соответствующее распоряжение отдал президент России Владимир Путин. Как менялась вовлеченность российских военных в этот конфликт и какие задачи решались — в материале iz.ru.
Направлявшийся с официальным визитом в Египет президент России Владимир Путин совершил промежуточную посадку на российской авиабазе Хмеймим в Сирии. Там он приказал вывести значительную часть российских войск из этой ближневосточной страны.
«За два с небольшим года Вооруженные силы России вместе с сирийской армией разгромили наиболее боеспособную группировку международных террористов. В этой связи мною принято решение: значительная часть российского воинского контингента, находящаяся в Сирийской Арабской Республике, возвращается домой, в Россию», — заявил Путин в своем выступлении перед военнослужащими на авиабазе.
В состав российской группировки, находящейся в Сирии, согласно выступлению президента, входят «летчики, моряки, силы спецопераций, разведка, военнослужащие органов управления и снабжения, военной полиции, медицинской службы, саперы, советники в боевых порядках сирийской армии».
Промежуточные выводы
Напомним, что основу российской группировки в Сирии составляли силы ВВС, включавшие на момент начала операции (октябрь 2015 года) четыре фронтовых бомбардировщика Су-34 и 12 Су-24М, 12 штурмовиков Су-25СМ, четыре истребителя Су-30СМ, а также 17 вертолетов Ми-24П и Ми-8АМТШ. В ноябре 2015 года группировка была усилена четырьмя Су-34 и пятью Су-24М (один — на замену сбитого турками), а также четырьмя Су-35С. В феврале 2016 года группировка дополнительно получила еще четыре Су-24М.

Шойгу заявил о возвращении российских военных из Сирии
14 марта 2016 года Владимир Путин отдал приказ о выводе «основной части» войск, развёрнутых в Сирии, пояснив это тем, что «задачи, поставленные перед министерством обороны, в целом выполнены». К 20 марта территорию Сирии покинули четыре Су-34, все Су-25, несколько Су-24М и вертолетов. На Хмеймиме остались дежурные ударные силы — эскадрилья (12 машин) Су-24М и четыре Су-34 — а также силы прикрытия в составе Су-30СМ и Су-35С.
Однако уже довольно скоро группировка была вновь наращена. Одновременно с мартовским выводом штурмовой авиации в Сирию начали перебрасывать современные ударные вертолёты Ми-28Н и Ка-52. Активно включились в войну на земле и российские силы специальных операций.
С осени 2016 года, однако, численность сил ВВС России на Хмеймиме пришлось вновь поэтапно увеличивать. Причинами стали цепочка неудач сирийской армии в боях против ИГ (провал наступления сирийцев в сторону Ракки в июне 2016 года и затем падение ранее освобожденной Пальмиры в декабре 2016-го), а также сложности с разгромом боевиков в центральной части страны. Кроме того, осенью 2016 года в водах восточного Средиземноморья находился авианосец «Адмирал Кузнецов», с которого по целям в Сирии действовала палубная авиация.
США не планируют выводить свои войска из Сирии
29 декабря 2016 года на фоне достигнутых договоренностей по мирному урегулированию ситуации в Сирии (фактически после отсечения непримиримых боевиков-исламистов от местных формирований, оппонировавших официальному Дамаску в гражданской войне) Путин согласился с предложением министра обороны Сергея Шойгу вновь сократить военное присутствие в Сирии.
Тем не менее в течение 2017-го на Хмеймим прибыли дополнительные самолеты. Новый подход к подготовке сирийцев и более плотное включение российских военных советников в управление сирийской армией позволил переломить ход войны — совместно с активизацией авиаударов хмеймимской группировки и подключением сил Дальней авиации с территории России.
Осенью 2017 года американские спутниковые снимки фиксировали на Хмеймиме довольно крупные силы российских ВВС, включая как минимум по эскадрилье бомбардировщиков Су-24М и Су-34, несколько штурмовиков Су-25СМ, а также четыре истребителя МиГ-29СМТ, четыре Су-30СМ, четыре Су-35С и вертолеты. То есть группировка на данный момент численно как минимум не уступает тем силам, которые сосредоточились в Сирии к зиме 2015/16 годов.
По оценке директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова, российская авиагруппа в Сирии в разные моменты времени насчитывала «от 30 до 50 боевых самолетов и от 16 до 40 вертолетов».
Поставленное и достигнутое
«Свой основной экзамен на верность Отчизне воин сдает именно в условиях боевых действий, сопряженных с огромным риском для жизни и здоровья. Здесь, в Сирии, вдали от родных рубежей, вы выполняете именно эту задачу — защищаете нашу страну», — заявил на базе Хмеймим Владимир Путин.
Две задачи, поставленные российским руководством перед началом сирийской кампании, президент повторил и в своей речи на базе Хмеймим. Это уничтожение «Исламского государства» и оказание поддержки дружественному правительству Башара Асада, которое на пятый год гражданской войны и интервенции исламистов оказалось в безвыходной ситуации. Путин сформулировал это кратко: «Сирия сохранена как суверенное независимое государство».
Отдельно следует отметить перестройку системы подготовки и управления сирийской армией при активной роли российских военных советников, что и легло в основу успехов 2017 года.
Однако Россия в этой войне решала и ряд собственных внутренних задач. К важнейшей из них относится стратегическая операция по уничтожению исламистского бандподполья, произраставшего в странах СНГ и в самой России. С 2014 года территория ИГ становится центром притяжения для всевозможных радикалов и экстремистов. Выражаясь предельно прямолинейно и грубо, Россия получила возможность собрать этих людей в Сирии и уничтожить оптом, вместо того чтобы ловить поодиночке на своей территории (а потенциально и территории республик Средней Азии), где они создают существенный уровень фоновой террористической опасности.
По сведениям, обнародованным начальником Генштаба Валерием Герасимовым на коллегии Минобороны 7 ноября, за всё время сирийской операции «уничтожено более 54 тыс. боевиков незаконных вооруженных формирований (в том числе более 2,8 тыс. выходцев из Российской Федерации и 1,4 тыс. из ближнего зарубежья)».
Соответственно, и возможная победа ИГ в Сирии и Ираке высвободила бы заметные силы подготовленных и мотивированных бойцов-исламистов, которые после этого могли всплыть где угодно — например, в той же Средней Азии, непосредственно у границ России.
Внешнеполитическая часть операции требует отдельного подробного анализа. Нельзя тем не менее не заметить, что активное вмешательство Москвы в конфликт на Ближнем Востоке привело к укреплению российских позиций как в регионе, так и за его пределами. Наметившийся после 2014 года глухой внешнеполитический тупик, связанный с Крымом и конфликтом в Донбассе, был преодолен. Заметим, что Москве удалось не только увязать между собой рыхлую группу своих региональных союзников и партнеров (Сирия, Иран, Ирак, а также Египет), но и заручиться деятельной поддержкой Израиля, принципиально устранившегося от любых попыток помешать российским действиям в Сирии (атаки на собственно сирийские объекты — тема для отдельного обсуждения). По дороге удалось успешно разрешить сложный конфликт с Турцией, начавшийся атакой на российский самолет и поставивший страны на грань реальной войны (и за грань — войны торговой).
Следующая задача, с успехом решенная в Сирии, — это подготовка кадров вооруженных сил к современной войне.
«Через группировку войск [в Сирии] со своими коллективами штабов прошли все командующие войсками военных округов, общевойсковыми армиями и армиями ВВС и ПВО, почти все командиры дивизий и более половины командиров общевойсковых бригад и полков», — сообщил там же, на ноябрьской коллегии Минобороны, Валерий Герасимов.
«Личный состав группировки для выполнения задач в Сирии специально не отбирался, дополнительной подготовки не проходил, а направлялся по ротации в порядке служебной необходимости», — особо указал Герасимов.
Переоценить этот опыт невозможно: молодые «сирийцы» станут многочисленной и едва ли не более сплоченной кастой в армии, чем до них были «чеченцы». На данный момент в составе российских вооруженных сил боевой опыт (не только сирийский) имеют 43,6 тыс. офицеров — каждый пятый.
Одновременно с этим обкатку прошли не только люди, но и техника. Масштабная государственная программа 2011-2020 годов закрыла так называемые закупочные каникулы, тянувшиеся с 1992 года, насытив войска новой техникой. Сирия превратилась в полигон, через который прошли сотни новых образцов вооружения, оборудования, военной и специальной техники. Замечания к технике по итогам сирийской войны непрерывно собирались Минобороны и передавались производителям.
Последнее, что стоило бы отметить, — сирийская война, по сути, стала «рекламной кампанией» не только для российских Вооруженных сил после реформы, идущей с 2009 года, но и для российского оружия. Конкретное влияние войны 2015-2017 годов на заказы «Рособоронэкспорта» еще только предстоит оценить, однако демонстрация возможностей была устроена впечатляющая — и как раз в том регионе, в котором расположен ряд традиционных крупных покупателей российского оружия.
Группировка выводится, база остается
Вывод части группировки, как мы видим из небольшого экскурса в историю сирийской кампании, может не означать выключения России из конфликта на Ближнем Востоке. Возможности быстро нарастить силы в Сирии при «аварийном» развитии ситуации полностью сохранены, что и демонстрировалось ранее, в 2016-2017 годах.
Параллельно с ведением боевых действий Москва договорилась с Дамаском о создании в стране российской военной базы. В ее состав включены пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе и аэродром Хмеймим. Это подразумевает наличие некоторого «фонового» контингента российских военных (в первую очередь, сил флота, авиации и средств ПВО) в северо-западной Сирии.
Опираясь на эту группировку и расширяемую инфраструктуру Тартуса и Хмеймима, Россия может довольно быстро повторить развертывание крупных сил в том случае, если это потребуется. Постоянный же контингент военной базы может привлекаться к решению оставшихся задач по подавлению активности боевиков-исламистов в стране — при наличии тактической необходимости и выработке соответствующего совместного решения Москвы и Дамаска.
Кроме того, в 2017 году Россия регулярно и довольно интенсивно применяла в Сирии дальнюю авиацию, а также наносила удары крылатыми ракетами морского базирования. Отработанность процедур использования дальних бомбардировщиков и носителей стратегических крылатых ракет (в том числе проход самолетов и ракет через воздушное пространство Ирана и Ирака) позволяет считать подобный «бесконтактный» метод вмешательства своего рода главным «дежурным инструментом» на случае точечного обострения ситуации.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

468
Похожие новости
16 декабря 2018, 02:21
17 декабря 2018, 12:23
18 декабря 2018, 21:21
16 декабря 2018, 10:51
16 декабря 2018, 10:51
16 декабря 2018, 21:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 декабря, 15:51 360
16 декабря, 21:21 341
16 декабря, 16:21 716
12 декабря, 11:51 599
12 декабря, 17:21 383
14 декабря, 00:21 395