Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

История энергетики в Латвии: «оккупанты» увеличили производство электроэнергии в 19 раз

В суровом прибалтийском климате людей обязательно нужно согревать и освещать. Нынешняя морозная зима лишний раз подтвердила этот и без того очевидный факт. Энергообеспечение является для Прибалтики вопросом выживания. И если посмотреть на историю развития энергетики в Латвии, окажется, что теплые жилища в холодные зимы латышам обеспечили десятилетия советской власти.
Производство электроэнергии в Лифляндской губернии началось в конце XIX века. Однако настоящий праздник света в Риге пришелся на 14 мая 1905 года. В этот день была построена электростанция на Андреевском острове (Андрейсала).
Кредит на строительство объекта был выделен Рижской думой еще в 1901 году. Проект был составлен рижским архитектором Карлом Фельско. Проект сооружения ТЭЦ был взят под контроль мэром Георгием Ивановичем Армитстедом, рижским градоначальником, то есть основным кредитодателем. Для ведения строительных работ были приглашены высококвалифицированные инженеры из Германии. Быстро удалось построить главное здание, соорудить котлы и паровые машины.
Мощность станции составляла 7,4 тысячи киловатт. К началу Первой мировой войны Лифляндия производила лишь 15 тысяч киловатт электроэнергии. Этого было недостаточно для обеспечения производственных мощностей растущего города.
В 1919 году в Риге установилось первое социалистическое правительство Петра Стучки, которое и озаботилось, как водится, электрификацией всей страны. При комиссариате промышленности (председатель — Давид Бейка) был создан проект строительства ГЭС на Даугаве. Предполагалось, что гидроэлектростанция возникнет у острова Долес. Однако пяти месяцев власти Советов было недостаточно для реализации столь значимого проекта. В мае 1919 года социалистическое правительство было свергнуто в результате наступления ландесвера.
Власти межвоенной Латвии планировали осуществить масштабное строительство электростанций, чтобы восполнить дефицит электроэнергии в республике. Так были построены небольшие, но исправно действовавшие электростанции на реках Айвиексте, Амата, Абулс, Югла и некоторых других.
Однако мощность этих электростанций едва ли превышала 100–500 киловатт.
Зато в 1936 году на уровне правительства Ульманиса был принят специальный закон «О строительстве Кегумской силовой станции», который начала реализовывать шведская компания Svenska Enterprenad A.B. Строительство было масштабным — в нем приняли участие 4 тысячи человек.
15 октября 1939 года начал функционировать первый агрегат Кегумской ГЭС на Даугаве. Ее мощность составила 51 000 киловатт. Кегумская ГЭС считается старейшей гидроэлектростанцией на Западной Двине.
С началом нацистской оккупации начались тяжелые времена для электроэнергетической промышленности.
Немецкие захватчики за четыре года разорили и потом уничтожили почти все электростанции страны, руководствуясь исключительно колониальными интересами.
Впрочем, сразу же после освобождения Риги с осени 1944 года в Латвийской ССР началось восстановление электростанций. На помощь пришли рабочие и инженеры из других республик Советского Союза, в результате чего Кегумскую ГЭС удалось восстановить в рекордно короткие сроки.
В 1947 году выработка электроэнергии достигла довоенного уровня. В 1950 году выработка уже превысила довоенный уровень в два раза. Все строительные работы на Кегумской ГЭС завершились в 1953 году.
Следующие двадцать лет прошли под эгидой расширения уже действовавших электростанций и строительства новых.
В результате к 1982 году мощность всех электростанций Латвийской ССР составляла 2,1 миллиона киловатт. Всего в 1982 году в Советской Латвии производилось 4 695 миллионов киловатт электроэнергии, что в 18,7 раза больше, чем в 1940 году.
Если в том же 1940 году на каждого жителя Латвии производилось 133 киловатт в час электроэнергии, то в 1980 году — 1847 киловатт в час.
Советская власть взяла на вооружение стратегию закрытия мелких, а следовательно, малоэффективных электростанций и принялась концентрировать производство электроэнергии на крупных объектах.
К середине 1980-х годов главным производителем гидроэлектроэнергии в Латвийской ССР был каскад ГЭС на Даугаве.
Рижская ГЭС имени 50-летия СССР, например, имела установленную мощность 402 тысяч киловатт в час. Она вступила в строй в 1974 году. С 1975 по 1979 год была расширена и Кегумская ГЭС. В 1965 году была введена в строй Плявиньская ГЭС с установленной мощностью 825 тысяч киловатт.
Естественно, в процессе сооружения даугавских ГЭС создавались новые места, возникали поселения, развивалась транспортная инфраструктура. Один только маленький поселок Плявиняс благодаря строительству мощнейшей ГЭС в 1960-е годы превратился в развитый город.
В 1985 году началось строительство Даугавпилсской ГЭС. Сооружалась она в районе Ругелей с 1979 по 1987 год. Высокие берега реки в окрестностях Даугавы позволяли не менять ее русла и не создавать отдельное водохранилище. Достаточно было только возвести защитную дамбу. Соответственно, ущерб для ландшафта должен был быть минимальным.
Однако строительство Даугавпилсской ГЭС сорвали доморощенные экологи, подняв массированную пропагандистскую кампанию в СМИ. Именно экологи разбудили националистов Латвии, которые и привели к отделению республики от СССР.
Первым СМИ, которое предоставил площадку для ультраэкологических активистов, был журнал Literatūra un Māksla («Литература и искусство»). Занятно, когда литераторы и искусствоведы начинают выступать с экспертными оценками в области электроэнергетической промышленности, не правда ли?
Так или иначе, процесс был сорван. Мечты будущих «народнофронтовцев» сбылись. 5 ноября 1987 года Совмин Латвийской ССР подписал указ о прекращении строительства Даугавпилсской ГЭС. Экоактивисты праздновали свою первую победу.
Дальнейшие этапы реализации сценария по отделению Латвии СССР стали делом техники.
Кстати, второй по значимости «экоакцией» латвийских националистов стал срыв строительства Рижского метрополитена.
Примечательно, что в 2000-е годы вопрос возобновления строительства Даугавпилсской ГЭС несколько раз поднимался. В частности, у истоков дискуссии о целесообразности сооружения этого объекта выступили сами даугавпилчане, в том числе будущий мэр этого города Янис Лачплесис.
В условиях тяжелой экономической депрессии жители Даугавпилса с надеждой восприняли эту дискуссию, потому что рабочих мест в городе катастрофически не хватало, а в Латгалии было много специалистов-инженеров, которые на тот момент еще не утратили квалификации.
Некоторые эксперты предлагали понизить высоту плотины до десяти метров, чтобы ущерб для экологического комплекса был не столь велик. Дело было за принципиальным решением правительства. Поскольку большая часть работ была выполнена еще во времена СССР, крупных инвестиций не требовалось. Однако тогдашний глава минэкономики Латвии вынес жестокий вердикт: «Сначала мы решим — хотим ли мы что-то иметь, а потом будем думать, что именно».
Так мечты о возобновлении строительства ГЭС под Даугавпилсом были разрушены.
Следующая попытка помечтать о Даугавпилсской ГЭС пришлась на 2005 год. Глава правительства Айгар Калвитис даже создал рабочую группу, которая должна была рассмотреть перспективы возобновления строительных работ. Эксперты при правительстве намеревались сделать электроэнергетическую отрасль приоритетом развития Латвии на 2006–2008 годы. Но тогда снова победили экоактивисты.
Была пролоббирована стратегия развития «малых ГЭС», которые в дальнейшем при более детальных подсчетах оказались нерентабельными.
Тогда наблюдатели не без иронии вспомнили ценный советский опыт, когда малые ГЭС по всей Латвийской ССР были закрыты уже в 1960-е годы.
Сторонники завершения строительства Даугавпилсской ГЭС не отчаивались. Последняя серьезная попытка настоять на этом выгодном для республики деле пришлась на 2012 год. Тогда в ход пошла тяжелая артиллерия — с инициативой выступил сам президент Андрис Берзиньш. Среди журналистов и общественных активистов началась дискуссия.
Точку в ней поставил тогдашний министр по делам среды и регионального развития Эдмунд Спружс, который изрек: «У Латвии нет нефти, нет газа, но зато есть природа».
К тому же противники продолжения работ сетовали на то, что при возобновлении строительства неизбежно придется затронуть территорию Белоруссии, а это значит, что, дескать, надо будет подписывать много договоров, соглашений и постановлений.
Вопреки мнению многих даугавпилчан о необходимости завершения строительства ГЭС, проект заблокирован надолго.
В общем, воз и ныне там.
Сегодня очевидно, что золотой век латвийской электроэнергетики пришелся на эпоху СССР.
Ее достижениями латвийцы пользуются и поныне.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

310
Похожие новости
02 марта 2021, 10:06
03 марта 2021, 11:06
04 марта 2021, 09:36
01 марта 2021, 11:36
01 марта 2021, 09:36
02 марта 2021, 10:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
02 марта, 08:06 597
02 марта, 08:06 502
28 февраля, 08:21 483
28 февраля, 06:51 853
02 марта, 17:36 393
02 марта, 08:06 439