Информационно-аналитический портал
Главная
Украина Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Горячее лето 2017

Блеск или нищета украинских регионов
Обычно разгар лета считается «мертвым сезоном» политической жизни государства. Ведущие политики в отпусках, отдыхают активисты и журналисты, разъехалась массовка — все набираются сил перед новым политическим сезоном. Иное дело сейчас: Украина бурлит и полнится информационными поводами — от полуоппозиционного празднования Дня Крещения Руси до лишения украинского гражданства Михаила Саакашвили, от расследования участия украинских политиков в американских выборах до хитросплетений «Минского процесса», от вызвавшего громкий скандал провозглашения Малороссии до учиненной ветеранами АТО бойни в Днепропетровске. 
Итак, информповодов много, они разнообразны, но, если их проанализировать, все они подводят нас к общему знаменателю: государственная власть на Украине неуклонно разлагается и деградирует. Фактически, старого государства уже и нет. Это как улей, в котором погибла матка: пчелы ещё привычно суетятся, движение продолжается, но улей фактически мертв. Согласно опросу социологической группы «Рейтинг», 85% населения Украины считают, что страна в состоянии хаоса, 75% — в состоянии развала. При этом подавляющее большинство опрошенных во всех регионах Украины считает, что главная причина хаоса и развала в непрофессионализме и коррумпированности постмайданной власти. 
С экономической точки зрения, домайданный 2013 год остаётся недостижимой высотой, а население разбегается миллионами, особенно, высококлассные специалисты и молодёжь.  Украина больше никогда не будет индустриальной державой, поскольку её промышленная база подорвана, больше никогда не будет социальным государством, поскольку обнищала катастрофически, а её задекларированные социальные обязательства противоречат нынешней псевдолиберальной экономической политике. На данный момент, согласно аналитическим обзорам ЦРУ США, из 225 рассматриваемых стран Украина находится на втором месте по уровню смертности в мире (на первом месте карликовое африканское государство Лесото). Кроме того, с миллионами единиц оружия, которое расползлось по стране из т.н. «зоны АТО», Украина больше никогда не будет безопасной для жизни территорией.  
О спасении всей страны в прежнем виде речь уже не идёт, а будущее предполагает лишь несколько сценариев. В первую очередь, усиление диктатуры, для чего сегодня делается весьма много — от всеобъемлющего ужесточения цензуры до многочисленных арестов неугодных нынешней власти лиц.
Оппозиционный политик Елена Лукаш сообщает: 
«Изучив официальную статистику, я недавно подсчитала, что приблизительно каждый семнадцатый совершеннолетний украинец подозревается в совершении преступления. Это 5,9 процента населения Украины! И это мягкое предположение, без возможных соучастников по делу. Такой размах Сталину не снился: в 1937 году при населении в 162 миллиона человек в местах заключений находилось 2,6 миллиона. Это 1,6 процента». 
Итак, если верить расчётам бывшего министра юстиции, преследуемых за инакомыслие у нас в процентном отношении к числу граждан уже больше, чем в эпоху развитого тоталитаризма.
Пугает ли подобный ход событий вчерашних активистов Майдана из либеральной тусовки? Судя по многочисленными заявлениям разномастных Романенко и Касьяненко — да. Но евромайдан для вчерашних революционеров все равно «был нужен». Логика потрясающая — в результате ран, нанесённых Украине государственным переворотом, страна истекает кровью и умирает, но Януковича по-любому необходимо было насильственно свергать. Они зачали ребёнка во время глухого запоя и удивляются, что он родился уродом. Поскольку взаимосвязь между содеянным и полученным у них отсутствует напрочь, из этих стенаний никакого проку не будет. И значит, разложение государственности продолжится.
Альтернатива импотенции разложившегося Киева — сохранение жизни на местах. Это процесс во многом стихийный, он является следствием постепенной утраты центром экономических рычагов воздействия на экономику (вспомним криминальную «янтарную республику», повсеместный уход в тень малого предпринимательства, принявшую промышленные объёмы контрабанду) и потери морального авторитета киевских политиков, по уши вымазанных компроматом и дискредитированных собственным отвратительным поведением.  
То, что Украина находится в стадии расползания страны, а население в регионах все более тяготеет к местным элитам и дистанцируется от центральной власти, заметили даже в столице. Например, политолог Андрей Ермолаев заявил в эфире телеканала «112»: 
«Процессы в регионах начинают уже подтверждать, и журналисты, аналитики фиксируют эту проблему — страна стала намного слабее себя ещё десятилетней давности, она начинает расползаться… Люди не то что не определяются к государству, они начинают ориентироваться на местное самоуправление, на местных формальных и неформальных лидеров… Это ползучий распад, расползание страны. Мы в полшаге от того, чтобы эти процессы локализации начали политизироваться, когда местный бизнес и элита начнут искать варианты «наших краев», «наших древних историй».
В этих словах чувствуется откровенная паника, но альтернативой нынешней стихийной децентрализации являются только унитаристская диктатура или дальнейшее разложение. Воцарившаяся на Украине идеология дремучего национализма органически враждебна прогрессу, ей не нужны огромные заводы и точные науки, разномыслие и полиэтничность. Потому разложение, в частности, принимает форму распада устоявшейся  культуры мегаполисов. По сути, говоря о европейской культуре, мы говорим о культуре Города. Мы восхищается архитектурой средневековых городов, но есть ещё и городская культура, идущая со времён греческих полисов, с их представлениями о демократии и праве.  Законопослушание и стремление уживаться друг с другом взращены скученностью жизни за городскими с стенами, профессиональное отношение к своим обязанностям — профессиональной честью ремесленных цехов, а уровень культуры и воспитания обусловлен тем, что центры просвещения располагались в городах. Символ европейского города — городские часы и расчетливое умение обращаться со временем. 
Жизнь селянина на земле идёт по другим общинным законам и природным сезонам, и многовековые представления о жизни не меняются за час езды на электричке. Ещё раз надо подчеркнуть, речь идёт не о трудолюбивых крестьянах со своими устойчивыми этическим предоставлениями, которые составляют консервативную опору практически любого государства. Мы говорим о людях, оторвавшихся от своих провинциальных корней, но культурой и педантичностью большого города не овладевших. Они инстинктивно ненавидят якобы враждебный, космополитичный город и желают подмять его под свои архаичные, но привычные им представления. Чтобы стать абсолютным горожанином необходимо три поколения семьи, которая прожила в городских условиях, однако уже в последние годы Советской Власти коренных горожан (то есть в третьем поколении) в крупных городах было всего 15 процентов. Наследие той «ускоренной урбанизации» мы пожинаем до сих пор.
Взаимосвязь «национального возрождения» и отрицания современной жизни многонационального города особо подчеркивал один из самых знаменитых националистов, Василь Стус (цитирую в переводе в украинского): «Сельское украинское население, колхозники фактически не имеют доступ в город, не могут вливаться в городское население и выносить за границы села украинский язык… Только из-за русских 4 227 769 украинцев не имеют возможность жить в украинских городах. Если сюда ещё и добавить евреев, которые все живут в городах и пользуются русским языком… больше пяти миллионов украинцев не может занять своё место в городах». Умиляет алчная точность подсчета возможных «вакантных» мест, однако уже сегодня политика вытеснения «нетитульных» граждан из различных сфер общественной жизни и языковые квоты (например, в СМИ) становятся реальностью.
В результате развала СССР, уничтожения социальной системы всеобщей занятости и деиндустриализации сотни тысяч деклассированных стусов захватили столицу и ретранслируют дремучую архаику и упрощенное представления о мироустройстве по всей стране. Особенно ненавистен им индустриальный Донбасс, с его большими, организованными в трудовые многонациональные коллективы, массами людей — антипод всего того, что считается у них прекрасным и достойным поклонения: тихая аграрная латифундия, вышиванки в свободное и рабочее время, ну и добрый пан-меценат — польский или американский — неважно.
Другое дело, что реальный капиталистический Запад во главу угла ставит жёсткую конкуренцию, а наше многовековое село ценит общинную, социальную справедливость. И это повод для вечного когнитивного диссонанса, постоянно приводящего Украину к майданам извечно недовольных. И так — вплоть до уменьшения украинского народонаселения до 15 миллионов человек и последующего впадения нации в реликтовый сон. Перед украинскими мегаполисами и промышленными регионами сегодня стоит небольшой выбор: либо дистанцироваться от потерявшего адекватность центра и сохранить современную цивилизованную жизнь, либо быть поглощенными стихией примитивизма: как руины древних городов — джунглями. Сейчас Украина находится на распутье между этими двумя вариантами.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Twitter, Одноклассники

154
Похожие новости
19 августа 2017, 16:36
18 августа 2017, 15:36
18 августа 2017, 15:36
18 августа 2017, 18:07
18 августа 2017, 18:07
18 августа 2017, 23:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 августа, 15:07 508
14 августа, 19:36 525
15 августа, 17:37 553
17 августа, 00:06 520
16 августа, 21:06 531
16 августа, 18:36 5099