Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Германия заинтересована дестабилизировать бывший Кенигсберг

Европейского информационного центра по правам человека в Вене Гарри Мурей в прокомментировал политику Германии относительно «возвращения земель», в том числе российской Калининградской области.
«Еще не все земли собраны»
Андрей Выползов: Гарри, проживая в немецкоязычных странах (Германия, Австрия, Швейцария), Вы слышали о «ползучей германизации» российского эксклава на Балтике?
Гарри Мурей: Уважаемый Андрей, отвечая на Ваш вопрос, я хочу начать издалека. Надеюсь, вы знаете, что уже практически 70 лет Германия живет без Конституции. Ее заменяет т.н. Основной закон, принятый в 1949 году с ремаркой — временно, до объединения страны. В прошлом месяце Германия в очередной раз — уже в 27-й — отметила объединение страны, но Конституция так и не принята. И эта ситуация устраивает политический истеблишмент ФРГ.
— Почему же за эти почти три десятилетия в политической системы страны не произошло кардинальных изменений?
— На мой взгляд, ответ простой и пугающий: потому что еще не все земли собраны. Германия еще концептуально не объединена. И между этими событиями связь с Калининградской области есть и очень тесная.
Итак, по итогам Первой мировой войны Франция возвратила себе Эльзас-Лотарингию, Польша получила части Померании, Западной Пруссии, Верхней Силезии, к Дании отошел Северный Шлезвиг, к Литве — Мемельский край, к Чехословакии — Глучинская область. Также был образован вольный город Данциг и земля Саар, которая находилась под Лигой Наций. После прихода Гитлера к власти началась процедура возвращения этих земель. Возвращено было все. После разгрома преступного Третьего рейха во Второй мировой войне Германия потеряла еще больше. Спустя полвека, с созданием Евросоюза, где ФРГ играет главенствующую роль, вновь появились признаки «возвращения земель». И тема Калининграда, как потерянной территории «Великой Германии», конечно же, так или иначе стала муссироваться.
— Эта тема зазвучала после развала Советского Союза?
— Даже немного раньше. Да, в советское время вопрос возвращения Калининградской области в состав ГДР не рассматривался. Хотя СССР, как говорится, «взасос» дружил с Германской Демократической Республикой, немецкой стороне даже в голову не пришло обсуждать подобную тему. Но в конце 80-х, когда экономическая ситуация в СССР резко пошатнулась, а контакты Западной Германии с Восточной начали усиливаться, тема потихоньку стала всплывать. Но я бы сказал, что это было не прямолинейное желание забрать Калининград, а, скорее, разведка боем. Была поставлена задача посмотреть на реакцию русских на подобные шаги. Помните, несколько лет назад в прессе появились вбросы о якобы секретной переписке, мол, советское руководство само предлагало немецкой стороне рассмотреть возможность передачи Калининградской области Германии. На тот же период пришлись сослагательные рассуждения в прессе военных офицеров бундесвера о том, что если бы войска Вермахта и их командование вело себя по-другому во время оккупации советских земель, то Кенигсберг мог быть сохранен в составе Германии.
— По вашему мнению, почему же Бонн с Берлином в 90-е годы не додавили Горбачева, пользуясь государственной слабостью Советского Союза, подвигнув на возвращение Калининградской области если не в состав Германии, то под некое «международное управление»?
— Если говорить в глобальном плане, то от резких шагов Германия воздержалась потому, что исторически помнила, что Россия — непредсказуемое государство. Но, конечно, были и чисто утилитарные причины.
— Какие?
— Дело в том, что когда Западная Германия жаждала вернуть себе ГДР — подчеркиваю, это было не объединение, а именно поглощение одним государством другого — то она не просчитала всех финансовых проблем. Западная Германия не думала, что это «объединение» повлечет настолько гигантские траты. И как только Германия объединилась, погрязнув в переваривании ГДР, реваншистские настроения по поводу «десерта» — Кенигсберга, ослабли. Стало понятным, что Боливар не вынесет двоих. В прессе мелькали цифры, что желание взвалить еще на себе Калининград выливается в астрономическую сумму — до 100 миллиардов евро. И это очень предварительные суммы. Для тогдашней Германии, как и для сегодняшней — это непосильная ноша. Но это не значит, что эта сумма будет неподъемна для Германии завтрашней. И потом — Германия, начиная с 90-х годов, и так крайне внимательно наблюдала за экономической и политической ситуацией в Калининградской области, засевая регион зернами «агентов перемен»…
— Но вот что интересно — в нулевых годах XXI века тема «возврата потерянных земель» неожиданно исчезла из повестки дня. Немцы в те годы твердили, как мантру, что политических амбиций к Калининграду нет…
— Правильно. Молчание было обусловлено единственным фактором — «зернам» дали прорасти. В то же время началось заигрывание с местным населением. Появились немецкие гранты. Появилась россыпь НКО, близких к Германии. Были налажены и упрочены контакты с потомками немцев, которые проживали в Восточной Пруссии. Тогда отношения с Россией были вполне нормальными, поэтому легко «прокатывали» схемы о культурных корнях региона, о преемственности истории и т.д.
— Калининградская творческая интеллигенция, вовлеченная в этот процесс, и сейчас упорно твердит, что никакой «германизации» нет, а есть горячее желание калининградцев познать немецкую историю этой земли, чтобы ощутить себя приемниками с исторической точки зрения…
— Такие рассуждения наивны. Конечно, ни немецкое общество, ни германизированное калининградское не вспоминает, в каком виде русские унаследовали Кенигсберг после войны. И слава Богу, что сегодняшний Калининград не похож на город времен Фридриха. Очень хорошо, что визуально это русский город, не напоминающий восточно-прусский лубок, о котором ностальгируют немцы и некоторые калининградцы. Иначе бы в Калининграде намного быстрее развились националистические идеи с примесью германского фашизма.
Возвращаясь к нулевым годам, отмечу, что Германия ни в коей мере не оказывала какого-либо политического давления, демонстрируя лишь, что заинтересована в тесном культурном, социальном и «общечеловеческом» сотрудничестве с Калининградской областью. В 2004 году в Калининграде заработало генконсульство Германии, что, безусловно, позволило немецкой стороне напрямую и очень сильно влиять на обстановку в регионе. Немецкая дипмиссия представляла собой некую успокоительную вакцину. Она демонстрировала калининградцам только красивые, умилительные картинки о Германии — почти второй родины. А о том, что в то же время в Германии были свои серьезные социальные и политические проблемы, никто в Калининграде не знал. Многие калининградцы не знают и о нынешних проблемах Германии.

«Немцы любят символы»
— А как бы вы охарактеризовали сегодняшнее внимание Германии к Калининграду?
— Скажу так — Германия перешла к информационной войне в Калининграде. Это период, начавшийся после известных событий в 2013 году, когда немецкая сторона дала понять выросшим агентам перемен, что денежки надо отрабатывать. В итоге т.н. «независимые» правозащитники, историки начали раскачивать лодку. Появились «исторические» разговоры о переименовании Калининграда в Кенигсберг, разного рода петиции. В это же время на здании ФСБ был вывешен немецкий флаг, как символ начала информационной войны (немцы любят символы).
— Вы считаете, что все это звенья одной цепи?
— Однозначно. Сюда же следует отнести работу германских СМИ. Например, «Дойче Велле», которая неоднократно тиражировала ложную ситуацию, очерняющую Калининградскую область. То есть неприятные моменты в жизни калининградцев немецкие СМИ используют исключительно в пропагандистско-провокационных целях. При этом почему-то эти издания не рассказывают о гигантском росте антисемитизма в Германии, который исходит отнюдь не от арабских мигрантов, а от собственных чиновников и полиции. Почему-то «Дойче Велле» не рассказывает о проблеме русофобии, которая в Германии стала государственной политикой. Я не нашел там новостей о том, что в домах, принадлежащих Евангелической церкви Кельна (Evangelische Gemeinde Köln), происходят бесчеловечные издевательства над жильцами — выходцами из бывшего Советского Союза. «Дойче Велле» игнорирует беспредел в отношении своих же пенсионеров, например, замалчивает громкое дело в отношении 76-летней женщины-инвалида, которая была оштрафована на 2 тысячи евро за то, что собирала бутылки на центральном вокзале. Почему главная радиостанция страны не считает нужным поведать своим почитателям, что власти соседней Польши готовы прийти на помощь бездомным полякам в Берлине! Это позор для страны с профицитом бюджета 18,3 миллиарда евро!!! Иногда редакционная политика цензуры Deutsche Welle доходит просто до абсурда! В сентябре нынешнего года фракция национал-консервативной партии «Альтернатива для Германии» в законодательном собрании Берлина выступила с инициативой о восстановлении движения пассажирских поездов между Берлином и Калининградской областью, которые регулярно курсировали с 2003 года вплоть до отмены маршрута поезда Киев — Берлин. Это новость была широко освещена в российских и польских СМИ, многие немецкие неправительственные блоги также об этом поведали своим читателям. А, что же «Дойче Велле»? А по сути, ничего! Радиостанция, которая так переживает за ситуацию со свободой слова в России, даже звуком об этом не обмолвилась. Складывается впечатление, что правительство ФРГ (Deutsche Welle финансируется за счет вещательного налога, собираемого принудительно со всех жителей Германии, вне зависимости от наличия радиоприемников, телевизоров или интернета. Гражданам, демонстративно отказывающимся оплачивать государственную пропаганду грозить существенный штраф, потеря рабочего места или тюремный срок) совершенно не заинтересовано в том, чтобы немецкие футбольные болельщики смогли с комфортом и без особых затруднений в следующим году побывать в Калининграде, который находится в числе российских городов, принимающих матчи ЧМ-2018.
Получается, что проблемы Калининграда «Дойче Велле» волнуют больше, чем проблемы собственного народа.
Возвращаясь к Калининграду, меня возмутило, с какой помпой немецкая дипмиссия недавно отпраздновало День единства Германии. Праздник прошел в фешенебельной гостинице «Рэдиссон». Я понимаю, что это представительское мероприятие, но такая роскошь, которую позволил себе генконсул Михаэль Банцхаф, совершенно не сходится с тем, что происходит внутри страны. В России, наверно, просто не знают, что в Германии сотни тысяч людей находятся за чертой бедности, более 300 тысяч семей целыми годами живут без света, а каждый пятый ребенок в Германии не доедает. Очереди за бесплатными продуктами в немецких городах сегодня растянулись на километры. На то, чтобы исправить это денег у немецких властей, конечно, нет.
— Я знаю, что Вы в силу своей деятельности общались с калининградскими СМИ и чиновниками, и были удивлены гипертрофированным почитанием «всего немецкого».
— Да, нам приходилось иметь дело со СМИ Калининградской области. И факты общения с вашими коллегами меня, честно говоря, шокировали. Мы предлагали калининградским медиа заняться журналистскими расследованиями по конкретным проблемным темам из Германии. Например, расследовать факты дискриминации выходцев из России, в том числе прибывших в ФРГ из Калининградской области. Однако редакторы калининградских СМИ в категорической форме отказывались размещать подобные материалы.
— Чем объясняли?
— Отговорка была дежурная — это не будет интересно жителям Калининградской области. Но кто был немножко посмелее, говорил нам, мол, у нас есть совместные проекты с немецкой стороной, и подобные публикации будут непонятыми, что может отразиться на экономических и иных отношениях между изданием и немецкой стороной. Естественно, после таких слов мысли о германизации приходят в голову.
— Встречаете ли Вы в немецких медиа, блогосфере и прочем информационном потоке Германии намеки на то, что немецкая элита не забыла Кенигсберг?
— Упоминания о Калининграде — бывшем Кенигсберге — со стороны официальных и не официальных СМИ постоянны. Тема муссируется. Например, мне недавно попалось обсуждение на немецком форуме GuteFrage.de (в переводе с немецкого «Хороший вопрос») на тему: могут ли власти ФРГ чисто теоретически выкупить Калининградскую область у России и сделать из нее, к примеру, протекторат. По образу Люксембурга. Вот такой «хороший вопрос».
— И как отреагировали форумчане?
— Мнения разошлись. Но при этом, большинство пользователей признало, что Россия никогда добровольно эту территорию не вернет и с этим надо смириться.
«Калининградцы, присмотритесь к Эльзасу»
— Вы несколько лет проработали в Страсбурге, который входит в историческую территорию Эльзас, ранее принадлежащую Германии. Наблюдаются ли там попытки германского «культурного реванша»?
— Вначале общая характеристика. Несмотря на то, что Эльзас уже 70 лет принадлежит Франции, регион считается особым во Франции. Там люди разговаривают на эльзасском языке, который очень близок к немецкому. Там сохраняются правовые традиции, характерные для соседней Германии. В Страсбурге многие официальные посты в Европейском суде и в Европарламенте занимают выходцы из Германии. Если в общем сравнить экономическое положение обоих сран, то оно будет не в пользу Франции, но в Эльзасе с экономикой, как в Германии. В общем, Эльзас — это такой полигон для Германии. И если с Калининградом Германия затеяла, как вы выразились, «культурный реванш», то применительно к Эльзасу мы видим реванш вполне себе политический.
— Расскажите.
— Несколько лет назад на политической сцене Эльзаса появилась очень странная политическая сила — партия регионального масштаба под названием «Наша страна». Под этим названием подразумевается, конечно, Германия. Сторонники этой партии — коренные эльзасцы. «Нашу страну» можно смело назвать сепаратистской.
— Почему?
— Потому что требования «Нашей страны» все более подвигают нас к мысли, что партия защищает интересы не самих эльзасцев, а Германии. Ветер дует с немецкой стороны. Они, например, требуют введения в школах эльзасского языка. Но самым серьезным требованием является фактическое объединение городских структур с соседним с Эльзасом немецким городом Келем. И у меня большие сомнение, что финансирование партии «Наша страна» идет с французской территории. Есть все основания полагать, что эльзасским сепаратистам помогает немецкая сторона. Конечно, это происходит неофициально, но ситуация напоминает горшочек на медленном огне. И в случае вероятного конфликта с Парижем, регион будет требовать независимости. Считаю, что точно также — по принципу кашки на медленном огне — Германия работает с Калининградской областью. Так что, калининградцы, присмотритесь к Эльзасу.
— По Вашему предположению, какая стратегическая цель у Германии по отношению к Калининграду?
— Во-первых, очевидно, что экспансия Германии в Европу продолжается, и нет никаких сигналов, что Германия остановится. Во-вторых, что касается уже Калининграда, Германия продолжит активный мониторинг ситуации в Калининградской области. Как я уже говорил, немецкая сторона будет и дальше подогревать горшочек. Будет продолжаться пропагандистская, информационная война. Каждая новость, каждый репортаж из Калининградской области, выходящий в Германии, является своеобразным месседжем — видите, как они плохо живут без нас. «Русские ситуацию не контролируют».
— Ваш совет, как калининградцам противостоять процессам ползучего переформатирования сознания, прежде всего, молодежи по схеме — «Калининград — это Кенигсберг, а Кенигсберг — это Европа».
— Главное средство — это информационное противодействие. Это просвещение. Ведь когда определенная часть калининградской молодежи высказывается за переименование Калининград в Кенигсберг, то желает быть ближе к Германии, мне кажется, она просто не владеет ситуацией, что происходит в самой Германии. А в этой стране сегодня не очень-то и хорошо. Иными словами, чтобы противостоять вирусу германизации, необходимо наладить на территории Калининградской области объективное освещение ситуации в самой Германии. Политической, социально-экономической, культурной и т.д. Считаю абсолютно нормальным, если проблемы Германии будут широко освещаться в Калининградской области. Если германская сторона постоянно критикует Россию, в том числе Калининградскую область, то почему бы калининградским СМИ объективно не освещать ситуацию в Германии? Ну не может быть, что в Калининграде все плохо, а в Германии все хорошо! Подобное информационное освещение несколько охладит пыл немецкой стороны, которая раскачивает лодку взаимоотношений России и Германии. Именно в этом — ключ к информационному и политическому спокойствию в российском эксклаве.
— На Ваш взгляд, должна ли Москва вмешиваться в этом процесс? Или же для федерального центра «германизация» Калининграда — это незначительный вопрос?
— Ну какой же это мелкий вопрос! Вопрос Курил, Крыма и Калининграда взаимосвязаны. И анализ ситуации в Эльзасе демонстрирует нам, что может быть при попустительстве центра. Если Москва будет и дальше игнорировать подобные идеологические проблемы, то, конечно же, в Калининграде начнут зарождаться политические силы, выступающие для начала за особый статус Калининграда в составе Россия. Понятно, что это будет не сегодня и не завтра, все будет зависеть только от российского руководства. Если Москва станет экономически эффективно решать проблемы Калининградской области, то это сепаратистское движение будет маргинальным, никак не влияющим на политическую ситуацию. Но надо быть прагматиком, если в Москве ситуация выйдет из-под контроля, то в регионе моментально поднимут головы сепаратистские силы, и нестабильность в Калининградской области будет гарантирована.
— Могли бы Вы описать самый негативный сценарий развития российского эксклава при попустительстве центра?
— Надо твердо понимать, что немецкая элита от Калининграда никогда откажется. Немцы будут сколько угодно выжидать. Проблема даже не в том, что Россия может потерять Калининград физически, а в том, что Калининград останется в составе России духовно потерянным. Местное население, все более и более разочарованное невниманием федерального центра, рано или поздно станет выбирать тех политиков, которые пропагандируют антироссийские ценности. Уже сейчас я прогнозирую, что Германия увеличит информационную поддержку любых негативных, ложных, провокационных атак против России. Увеличит финансовую поддержку коллаборационистам, для которых деньги важнее Родины. Каждый промах, каждый недочет, каждый неправильный шаг Москвы по отношению к Калининграду будет немецкой стороны учтен, переосмыслен и положен в копилку. А любое проявление силы в де факто европейском регионе России взорвет западную демократию. Это мы уже видим в истории с калининградским депутатом Рудниковым, который обвиняется в вымогательстве и имеет грин-карту США, но в западной прессе он — герой.

Гарри Мурей, 39 лет. Родился в Москве, в возрасте 14-ти лет вместе с семьей переселился в Германию. В 2002 году получил высшее юридическое образование в Международном центре современного образования в Праге по квалификации «юрист». В 2003 году — American University присвоил степень «магистра международного права». Возглавлял отделение «Правозащитного союза» в Кельне, затем — «Немецкую лигу прав человека» в Кельне. Руководил Европейским информационно-правозащитным центром в Страсбурге. С сентября 2013 — президент Европейского информационного центра прав человека в Вене.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

720
Похожие новости
13 января 2018, 08:36
11 февраля 2018, 18:06
13 января 2018, 15:06
13 января 2018, 21:36
13 января 2018, 21:36
14 января 2018, 03:06
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 июня, 11:06 510
20 июня, 00:06 298
19 июня, 20:36 401
20 июня, 10:06 478
19 июня, 09:36 353
18 июня, 19:36 339