Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Foreign Policy: То, что хорошо для российского газа, хорошо для Америки

Американское издание объяснило, почему Вашингтону не следует ограничивать поставки российского газа на Запад
Администрация Дональда Трампа особо подчеркивает, что в вопросах энергетической политики она занимает не такую позицию, как ее предшественники. Но есть хотя бы одно, в чем она полностью сохраняет преемственность: она является ярым противником строительства газопровода «Северный поток — 2» из России в Германию. Администрация Барака Обамы выступала против проекта «Северный поток — 2», а администрация Джорджа Буша-младшего была против строительства параллельного трубопровода «Северный поток» до того, как он был введен в эксплуатацию в 2011 году. На прошлой неделе в Варшаве Госсекретарь США Рекс Тиллерсон фактически подтвердил эти прежние позиции, заявив, что Соединенные Штаты считают трубопровод проектом, «подрывающим общую энергетическую безопасность и стабильность Европы». На новый трубопровод, который вместе с первым «Северным потоком» будет способен обеспечить четверть ежегодных поставок природного газа в Европу, и были специально нацелены американские санкции против России, принятые Конгрессом в августе 2017 года.
Эта позиция всегда была причиной разногласий и проблем в отношениях США с Россией, и, по мнению некоторых комментаторов, это может показаться достаточным основанием для одобрения этой политики. Но то, что выступление Америки против «Северного потока — 2» поддерживают представители обеих партий, отнюдь не означает, что эта политика правильная. По большому счету неприятие Вашингтоном «Северного потока» нерационально, бесполезно и отвлекает внимание, а также служит помехой в реализации интересов США.
Это справедливо по ряду причин. Во-первых, Соединенным Штатам следует тщательно выбирать, по какому поводу вести «борьбу» со своими союзниками в Европе; Вашингтон должен противостоять политике своих европейских союзников только по жизненно важным вопросам и там, где он может победить. Здесь важно понимать, что «Северный поток» поддерживает не только Москва, но и Берлин. Вашингтону вряд ли удастся переубедить власти Германии и повлиять на их решение, поскольку трубопровод и расширение прямой торговли с Россией в области поставок газа пользуются широкой поддержкой в политических кругах.
Действительно, у Соединенных Штатов и раньше не получалось препятствовать экспорту российского газа в Европу. В 1981 году администрация Рональда Рейгана ввела санкции против американских и европейских компаний, которые занимались строительством газопроводов из СССР во Францию и ФРГ, чем вызвала резкое охлаждение отношений с Европой. В итоге, когда стало ясно, что Европа будет продвигаться вперед, несмотря на противодействие Америки, она отступила. Сегодняшним американским политикам следует ознакомиться с рассекреченным докладом ЦРУ 1982 года, из которого становится ясно, что Европа воспринимает торговлю с Россией не так, как США, и те трудности, с которыми сталкивается Вашингтон, пытаясь заставить европейские страны вводить санкции в сфере поставок энергоносителей. И со времени написания этого доклада отношение Западной Европы к торговле с Россией нисколько не изменилось.
Во-вторых, Европе необходимо увеличивать поставки газа из всех источников, в том числе из России. За последние два года Европа значительно увеличила закупки газа. Если экономический рост в Европе будет продолжаться в соответствии с сегодняшними тенденциями наряду с сокращением внутренней добычи газа в Европе, импорт газа увеличится еще больше. И хотя доля возобновляемых источников энергии в структуре топливного баланса Европы растет, уровень потребления угля по-прежнему очень высок, особенно сегодня, когда Европа закрывает все больше объектов ядерной энергетики. Ожидается, что после закрытия последней в Германии атомной электростанции в 2022 году спрос на газ в стране резко возрастет. Увеличение объемов поставок газа в Европу позволит облегчить столь необходимый переход с угля на природный газ, учитывая, что газ оказывает меньшее воздействие на окружающую среду и, в частности, на изменение климата.

Европа не может обеспечить энергетическую безопасность за счет сокращения поставок российского газа. Вместо этого ей необходимо увеличить дополнительные поставки из различных источников и создавать такие надежные системы инфраструктуры, как сети газохранилищ и трансграничные газопроводы-интерконнекторы.
К сожалению, в общем и целом российский газ невозможно заменить сжиженным природным газом (СПГ) из США. Многие государства Европы, в наибольшей степени зависящие от импорта российского газа, не имеют выхода к морю или по другим причинам не имеют возможности пользоваться услугами морских перевозчиков и, следовательно, СПГ им недоступен. Более того, даже государства, которые построили терминалы для СПГ, такие как Литва, по-прежнему добиваются поставок из России по причине значительной разницы в ценах на СПГ и российский трубопроводный газ.
В-третьих, попытка Вашингтона заставить Россию направлять свой газ через Украину подрывает европейскую энергетическую безопасность. Государства-транзитеры фактически дестабилизируют поставки газа, и российская государственная нефтяная компания «Газпром» преследует вполне оправданную коммерческую цель — по возможности осуществлять поставки в обход их территории. Сегодня транзитом через Украину в Европу поступает почти половина российского газа. За последние 20 с лишним лет поставки газа в Европу неоднократно срывались в результате конфликтов между Россией и Украиной, в том числе из-за того, что Киев не платил за поставлявшийся ему газ.
Расширение трубопровода «Северный поток» действительно будет означать, что транзитным государством при поставке определенной части российского газа вместо Украины будет более стабильная Германия.
Действительно, вслед за вторжением России в Крым в 2014 году, когда политики в Вашингтоне и Брюсселе оценили, какие поставки газа стабильны, а какие находятся под угрозой, они сочли, что в рамках конфликта между Украиной и Россией поставки, осуществлявшиеся по газопроводу «Северный поток», подвержены наименьшему риску. В области поставок газа между Германией и Россией сложились уникальные взаимозависимые торговые отношения, при этом Россия обеспечивает Германию газом примерно на 35%, а Германия является крупнейшим рынком экспорта российского газа (22%). Кроме того, немецко-российские торговые отношения и сотрудничество важны для стабильности в Европе и являются основой для развития более продуктивных отношений между Востоком и Западом. И поскольку Берлин играет такую роль, Вашингтону следует координировать с ним свои действия, а не пытаться ослабить его позиции.
В принципе дальнейший вывод российских энергетических компаний с украинского рынка на самом деле служит интересам Киева. Потеря транзитных сборов как источника поступлений в бюджет Украины может быть компенсирована за счет повышения энергоэффективности (посредством учета и повышения цен на газ), а сокращение присутствия российских компаний в важнейших секторах украинской экономики поможет Киеву укрепить свой суверенитет и снизить уровень коррупции. Безусловно, лишившись своей роли транзитера, Украина в какой-то степени потеряет возможность оказывать на Россию геополитическое влияние. Но Соединенные Штаты и Евросоюз, если уж честно, не могут сначала указывать Москве на то, что при продаже газа в Европу она должна следовать рыночным правилам, а потом взять и заблокировать проект ради своей геополитической цели.
Чтобы воспрепятствовать реализации проекта «Северный поток — 2», политики в Брюсселе при поддержке Вашингтона рассматривают вопрос о том, чтобы ввести новые требования, согласно которым принятые Евросоюзом правила торговли энергоносителями должны действовать не только в странах Европы, но и на участках подающих трубопроводов, расположенных за пределами Европы. В долгосрочной перспективе это негативно скажется на надежности поставок в Европу и отпугнет производителей, которые стремятся поставлять энергоносители на европейский рынок. Законы ЕС о торговле газом предназначены для упорядочения торговли между потребителями, а не для проектов, связанных с добычей и транспортировкой газа. Кроме того, распространение законов ЕС о торговле газом на трубопроводы, по которым газ поступает в ЕС, еще до того, как они дойдут до границ ЕС, может фактически укрепить позиции России в различных проектах по поставкам газа, не связанных с Россией. В результате распространения законов Евросоюза на эти трубопроводы, к ним получат доступ третьи стороны, что позволит России стать участником этих проектов.
На протяжении почти всего времени после окончания Второй мировой войны Вашингтон активно выступает за энергетическую безопасность Европы и относится к этой проблеме гораздо серьезнее, чем сама Европа. Правда, Вашингтон добивался больших успехов не тогда, когда пытался навязать Европе свое мнение о том, что для нее лучше, а когда отстаивал политику, согласовывая свои действия с Европой. Этот же подход ему следует использовать и в отношении «Северного потока — 2». Даже если получится так, что это частично совпадет с тем, чего хочет Россия.
Бренда Шаффер
Оригинал публикации
Перевод ИноСМИ

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

491
Похожие новости
12 декабря 2018, 17:21
15 декабря 2018, 09:51
16 декабря 2018, 10:51
16 декабря 2018, 21:21
12 декабря 2018, 20:21
16 декабря 2018, 10:52
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 декабря, 07:21 555
15 декабря, 20:51 474
11 декабря, 16:21 461
10 декабря, 09:21 498
14 декабря, 14:21 605
12 декабря, 20:22 472