Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Феномен Сталинского Донбасса

фото: ananasposter.ru
В 2020 году исполнилось 142 года с официальной даты рождения  Иосифа Виссарионовича Сталина и 152 года (по некоторым данным 252 года) Донецку. Даты не круглые, тем не менее, стоит поговорить об этих двух событиях. Тем более что они крепко связаны друг с другом. Ибо без Сталина не было бы Донбасса и Донецка в таком виде, какой он был, во всяком случае, до войны с Украиной. На которой, кстати, шельмование личности Генералиссимуса достигло апогея в надрывном бессилии что-либо изменить в растущем положительном понимании о роли Сталина в жизни России (и Донбасса как ее части). Впрочем, человек с совестью и адекватным восприятием в состоянии разобраться в привнесенной лжи и выстроить для себя четкие оценки деятельности Сталина.
фото: cont.ws
Итак… Донецкая область (впрочем, как и другие области тогдашнего СССР) была создана не сама собою, а по его (Сталина) руководящему указанию, и в течение почти 30 лет называлась Сталинской. В 1924-м году местный Совет не только просит о переименовании Юзовки в  Сталин (потом — Сталино), но и принимает решение о присвоении Иосифу Виссарионовичу звания почетного члена городского Совета и «почетного забойщика»… К слову, об отмене данного решения, в отличие от переименования после XXII съезда КПСС Сталино в Донецк, а Сталинской области в Донецкую, историкам совершенно ничего неизвестно. Среди историков и краеведов существует точка зрения, что якобы переименование Юзовки в город Сталин связано с именем вождя революции Ленина, который видел в Донбассе «локомотив революции» и указывал на особую роль этого региона. «Донбасс-это не случайный регион, а это регион без которого наше строительство останется простым добрым пожеланием».
Однако известный донецкий краевед Валерий Степкин нашел и опубликовал небольшую заметку из горловской газеты «Кочегарка» от 24 марта 1924 года, где белым по черному было указано: вместо ЮЗОВО — СТАЛИН: «Юзовские горсовет и окрисполком постановили переименовать Юзовово в город имени т. Сталина». То есть заметка полностью опровергает вышеизложенные домыслы историков и краеведов, и подтверждает правоту сталинистов – город с самого начала был назван в честь Сталина.
Но для того, чтобы понять, почему в партийных кругах Донбасса звучала такая разноголосица, надобно знать, что представляла собой партийная организация Всесоюзной кочегарки (так называли Донбасс). В Юзовке с дореволюционных времен большевики были в меньшинстве. После победы Великого Октября, вчерашние меньшевики и ревизионисты всех толков перековались в троцкистов. В их руках находилась не только партийная, но и хозяйственная жизнь. К тому же, Троцкий сразу после смерти Ленина считался чуть ли ни его наследником, был очень силен — и личными качествами, и связями в армии. У Сталина, разумеется, тоже были сторонники в верхушке партии и государства, но! Любой исследователь феномена Сталина, его биографии, действий и поступков скажет вам, что только к 1934-36 годам Иосиф Виссарионович сумел окончательно победить своих противников. До этого, не говоря уже о 1924 годе, не только его карьера, но и его жизнь могла в любой момент оказаться под ударом. Поэтому у многих историков, предпочитающих иезуитские ходы, в «заповеднике» троцкистов, Юзово (Юзовке — ходили оба названия) отсылка на вождя революции Ленина была безошибочной.
В Горловке же, вернее, в Гороловско-Никитовско-Дебальцевском промышленном районе, напротив, большевики еще с 1905 года имели прочные позиции и авторитет среди рабочих. Особенно, на Никитовском железнодорожном узле. Вот почему газета «Кочегарка» не сочла необходимым скрывать имя Сталина. Более того, для его сторонников в Центральном Донбассе очень важным был факт присвоения имени вождя главному городу региона.
Итак, подводим итог. Большевики Донбасса имели все основания добиваться присвоения Юзовке имени Иосифа Сталина, который, кстати, нашел время посетить наш край.
Известно, что в июле 1920 года, будучи членом реввоенсовета Юго-Западного фронта, а, по сути — специальным представителем Совнаркома и лично Ленина, Иосиф Виссарионович провел две недели на территории нынешней Донецкой области, инспектируя войска, координируя боевые действия против врангелевцев и одновременно — поляков. Обязанностей у него хватало, и они относились не только к армейским делам, но и к партийной, и хозяйственной жизни края. Поэтому расписание движения штабного поезда Сталина по Донбассу с 16 по 31 июля очень плотное. 16 июля его видят в Волновахе. Долгое время на стене вокзала станции Волноваха, у входной двери, висела мраморная доска, на которой был зафиксирован исторический факт нахождения Иосифа Виссарионовича именно в этом месте. 18-го — Сталин в Мариуполе, он координирует подвозку боеприпасов и свежих частей на левый фланг крымского направления фронта. А 19 и 31 июля Сталин непосредственно на фронте — на станции Лозовой, где шли тогда упорные бои с прорвавшимися из Крыма врангелевскими корпусами. В перерыве между эти поездками, он инспектирует промышленные районы Юзовки, Енакиева, Горловки и Краматорска. Именно эти две недели стали для Сталина причиной нервного срыва и болезни, лечить которую он предполагал в случае разрешения со стороны Ленина (он, правда, отказал).
Так что Сталин знал Донбасс не понаслышке. Но чтобы понять, чем был для Донбасса сталинизм и каким Донбасс был при Сталине, чем жил и как жил, необходимо вспомнить о том, каким он был до Сталина.
А для этого стоит обратиться к некоторым историческим свидетельствам авторов, не раз бывавшим на Донбассе и описавшим труд и жизнь горняков будущей «социалистической кочегарки» в своих воспоминаниях. Так, А.Серафимович, работавший в 1896–98 годах в качестве корреспондента газеты «Приазовский край», выходившей в Ростове, писал в своем путевом очерке: «Вот, наконец, и Юзово… Город с тридцатью с лишком тысячным населением, и жители его умирают без медицинской помощи, дети вырастают, не зная грамоты и школы».
Фото:forum.pravda.com.ua (Юзовка)
«Немалую часть шахтеров составляют серые деревенские мужики, пришедшие сюда с одной заботой – поправить своё распадающееся деревенское хозяйство. Больше всего их из Курской губернии, вообще дающей наибольший процент переселенцев и бродячих работников; затем следуют туляки (преимущественно белевцы), черниговцы, орловцы и др. Горькая нужда, земельная безурядица, кулаки-благодетели загнали их в здешние шахты…».
(В.Вересаев «Подземное царство» очерк «Шахтёры-мужики». 1892–96 г., «Донбасс», 1978г.)
В сборнике статистических сведений по Екатеринославской губернии авторы охарактеризовали труд юзовских шахтеров: «Нужно привыкнуть к мысли о смерти и не дорожить совсем жизнью, чтобы решиться на рудничный труд, где малейшая оплошность рабочего, недосмотр администрации и т. п. могут окончиться смертью или погребением заживо… Труд углекопа – каторжно тяжелый труд…». После посещения Юзовки екатеринославские статистики писали о шахтерских жилищах: «Едва заметные возвышения над поверхностью земли вокруг шахты указывают на жилища рабочих, возвышения эти – «шеи» – изображают вход в подземелья, закрываемые дверью, дверь низка, пройти в нее можно только согнувшись… Внутренность подземелья грязна и неопрятна, сквозь крышу и стены проникают в подземелье сырость и влага, от всего этого в жилище постоянно, даже в летнее время, воздух затхлый и гнилой. Крошечные окошечки… пропускают в жилища тусклый полусвет. Таким образом, рабочие, задыхаясь в спертой и тяжелой атмосфере подземных галерей во время своих дневных и ночных работ, портя зрение при тусклом мерцании чадящей масленой лампы, лишены возможности пользоваться достаточным светом и чистым, свежим воздухом даже во время своего отдыха. Благодаря всему этому, углекоп представляет из себя изможденную малосильную фигуру с болезненно бледным цветом лица и плохим зрением…
Разительный контраст с рабочим жильем представляла иностранная колония Юзовки. Отдельные уютные дома-котеджи, окруженные высокими кирпичными заборами, стояли ровными рядами. Здесь были водопровод, электрическое освещение, каменные мостовые, деревья, цветы. В деловой части поселка центральная и прилегающие к ней улицы застраивались большими одноэтажными и многоэтажными домами под банки, конторы, гостиницы, рестораны, магазины, типографии».
(С.З.Альтер. «Донецк. Путеводитель». – Донецк.: «Донбасс», 1966)
«Секреты производства Юз охранял самым тщательным образом. Для большего их маскирования он выписывал начальников цехов и мастеров из Англии. В степях Донецкого бассейна выросла английская колония… На работе разговоры велись на английском языке между англичанами и на русском – между остальными рабочими, и очень несложные разговоры между рабочими и мастерами – мимикой. Русских рабочих принимали на неквалифицированную работу и к составлению шихты их не допускали. Если русский рабочий интересовался чем-либо «недозволенным», то его немедленно прогоняли с завода… Секреты Юза были обеспечены особенными льготами, которые Юз предоставлял своим соотечественникам. Англичанам он платил щедро.
Для себя Юз построил кирпичный особняк с просторным собачником, коровником и конюшней. Плющ и дикий виноградник, акация и сирень служили декорацией для задымленного фасада, скрывали от нескромного взора жизнь хозяина… Охрану юзовской крепости несли бесчисленные его собаки. Скромные и почернелые снаружи стены юзовского особняка собирали и берегли все то, что составляло особенность юзовского рода. Картины, ковры, бабушкино и женино рукоделье, мягкая мебель, обтянутая чехлами, собственные фотографические карточки разных размеров в рамах круглых, четырехугольных, позолоченных и небрежно сколоченных из камыша и бамбука, украшенных раковинами и морским гравием, – все было подобрано и расположено так, чтобы подчеркнуть обособленность хозяина «крепости» от коренных жителей степи. Дома-крепости Юз строил для англичан мастеров и механиков, правда, не особняками. Четырехквартирные дома были отгорожены друг от дружки дощатым забором и тоже создавали вид обособленности»
(И.А.Гонимов «Старая Юзовка. Шахтарчук». – М.: «Советский писатель», 1967)
Вся эта жизнь, бесправие и нищета одних и роскошь других, как известно, разом оборвались в Юзовке в 1917 году. После гражданской войны в Донецком бассейне большевикам удалось воссоединить разорванные в 1918–1920 гг. ключевые технологические цепочки и, прежде всего, «уголь» — «кокс» — «металл» — «транспорт». А в 1930-е годы, большевики, можно сказать, превратили Донецкий бассейн в крупнейшую индустриальную базу страны. Здесь были построены такие гиганты как, «Азовсталь», Краматорский завод тяжелого машиностроения, Зуевская ГРЭС, развивался Горловский азотнотуковый завод, Славянский завод строительных машин, заводы горного оборудования и машиностроения и т.п.
Расцвет Донбасса Иосифа Джугашвили-Сталина приходится именно на 1930-е гг. — годы первых пятилеток и стахановского движения.
В результате, к началу 1940 года сталинский Донбасс давал 85,5 млн.т. или 60% общесоюзной добычи угля, на донецком угле работало около 60% предприятий металлургии и железнодорожного транспорта, около 70% химической промышленности, около 50% электростанций СССР. Металлурги области в это же время давали 30% общесоюзной выплавки чугуна, 20% стали, 22% проката.
Фото:hegelverehrer.livejournal.com
Общественно-политическая жизнь Донбасса этого периода также характеризовалась энергетическим взрывом. К 1930 году на угольные шахты были мобилизованы 10 тыс. комсомольцев Украины. Тысячи и сотни тысяч русских, белорусских, украинских, молдавских и других крестьян эшелонами прибывали в Донецкий край, отчасти — по сталинскому призыву, отчасти, — подгоняемые радикальными переменами деревенской жизни (коллективизацией). Одновременно, десятки и сотни донецких партийцев, приобретших уникальный опыт работы в крупной промышленности, активно рекрутировались в различные «горизонты» управления советской хозяйственно-партийной системой.
К концу 1930-х гг. власти региона стали наращивать темпы индустриализации, используя общественную инициативу зародившегося в Донбассе «стахановского движения» (Николая Изотова, Алексея Стаханова, Макара Мазая, Петра Кривоноса, Прасковьи Ангелиной и др.).
Побочным продуктом сталинской индустриализации явились художественные фильмы Всеволода Пудовкина (28 февраля.1893 — 30 июня 1953 гг.) «Простой случай» (1930 г.), «Дезертир» (1933 г.), проч., Ивана Пырьева (17 ноября 1901 — 7 февраля 1968 гг.) «Трактористы» (1939 г.), Александра Довженко (11 сентября 1894 — 25 ноября 1956 гг.) «Иван» (1932 г.), «Аэроград» (1935 г.), «Щорс» (1939 г.), Абрама Роома (28 июня 1894 — 27.июня 1976 г.) «Манометр–1» (1930 г.), «Манометр-2» (1931 г.), «Строгий юноша» (1936 г.), «Эскадрилья N5» (1939 г.). Эти ленты, в том числе и замечательный фильм Леонида Лукова о Донбассе 1930-х гг. «Большая жизнь» (1939 г. — первая серия, 1946–1958 гг. — вторая), создавались для мобилизации населения на выполнение планов сталинских пятилеток.
Фото: donjetsk.com (Сталино)
Эти планы были прерваны 22 июня 1941 года. Часть промышленного оборудования предприятий Донбасса в 1941 году удалось эвакуировать на Урал, Среднюю Азию, Крайний Север, Дальний Восток и Восточную Сибирь, где в неосвоенных, но потенциально перспективных экономических районах, юзовские станки и донецкие рабочие кадры заложили фундамент местной промышленности. Например, осенью 1941 года 20 эшелонов оборудования успел вывезти мариупольский завод «Азовсталь», 800 вагонов — объединение «Донбассэнерго», 20 вагонов — Краматорский станкостроительный завод. В годы войны 25 тыс. донецких горняков спустились в забои (вышли на угольные участки) на шахтах Кузбасса, Кизела, Караганды.
В 1943 году, когда еще шли ожесточенные бои с гитлеровцами на подступах к Донбассу, подготовка к восстановлению его промышленности уже началась. Приступила к работе правительственная комиссия во главе с наркомом угольной промышленности СССР В. Вахрушевым. Наркомуголь утвердил состав специальной группы по возрождению шахт. Вслед за наступающими частями Советской Армии шли бригады специалистов. В первую очередь необходимо было возродить угольную промышленность Донбасса. 22 февраля 1943 года, когда частично была освобождена Ворошиловградская область, Государственный комитет обороны принял постановление «О восстановлении угольных шахт Донбасса», которое определяло структуру и задачи Главного управления по восстановлению шахт.
Фото: 123ru.net
26 октября 1943 года ГКО принимает новое постановление «О первоочередных мероприятиях по восстановлению угольной промышленности Донецкого бассейна», а 16 ноября 1943 года — «О неотложных мероприятиях по восстановлению системы водоснабжения Донбассводтреста и предприятий Наркомчермета в Донбассе». Помощь шла со всех сторон. Она выражалась в посылке оборудования и строительных материалов, продуктов и одежды, зерна для посева и скота, в организации шефства над предприятиями, городами, в непосредственном участии в восстановительных работах. Бригады по восстановлению Донецкого бассейна формировались в 12 союзных и автономных республиках, 29 краях и областях. В них вошло четверть миллиона добровольцев, представлявших 23 национальности. Только из восточных районов на помощь угольщикам приехали 200 тысяч человек. Караганда, например, командировала квалифицированных проходчиков, крепильщиков, электрослесарей, 500 инженеров и техников, 900 выпускников ФЗО и ремесленных училищ.
Через несколько дней после освобождения Сталино жители города Тайга Кемеровской области отправили в его адрес эшелон, где было несколько станков, гидравлический пресс, кирпич, строевой лес, гвозди, несколько овец и свиней, стаканы и чашки, деревянные и железные ложки. Из Кемерова в Макеевку в составе отдельной строительно-монтажной части прибыли с механизмами и оборудованием две тысячи человек, которые тут же включились в восстановительные работы.
В сентябре 1943 года пленум Кемеровского обкома ВКП(б) принял решение взять шефство над Сталинской областью. Только за первые три месяца Кузнецкий бассейн переправил в Донбасс 232 станка, 284 электромотора, 10 тысяч штук разного инструмента, много другого промышленного оборудования и сельскохозяйственного инвентаря, 4500 центнеров зерна, 5 тысяч тонн картофеля и овощей, 580 лошадей, 4900 голов крупного рогатого скота, 12 тысяч овец, 5700 свиней. Из Ленинграда, Свердловска, Новосибирска, Челябинска, Архангельска, из Грузии, Азербайджана, Казахстана в Ворошиловградскую область прибывали эшелоны с оборудованием, материалами, строительным лесом, инструментом для заводов, шахт, фабрик, с продовольствием для населения.
К концу войны, таким образом, Донбасс по объему угледобычи вновь стал ведущим угольным бассейном страны. Его удельный вес во всесоюзном масштабе, составлявшем в 1943 году 4,8 процента, поднялся до 26,7 процента. На завершающем этапе войны металлурги Донбасса выплавили миллионы тонн чугуна и стали, выпустили много проката.
В пятидесятые годы Донецкий бассейн стал одной из самых крупных строительных площадок в стране. Четверть миллиона каменщиков и монтажников, бетонщиков и арматурщиков, электриков, рабочих других строительных профессий поднималось по утрам на леса новостроек. Возводятся новые шахты, металлургические агрегаты, тепловые электростанции, реконструируются действующие производства.
И во всем этом созидательном труде можно видеть фигуру Сталина, которая явилась, по сути, знаковой фигурой планетарного масштаба для Донбасса. А эпоха сталинизма стала эпохой небывалого индустриального подъема Донбасса и наращивания его интеллектуального потенциала.
По сути, за время сталинского руководства, нищий угольный поселок Юзово превратился в мощнейший индустриальный регион мирового масштаба, в крупнейший центр новой социалистической цивилизации. Политическая и экономическая грамотность населения Донбасса к началу 50-х годов не только не уступала, но и превосходила уровень образованности жителей любой развитой страны в то время. Это говорит о грандиозном успехе страны, в которой всего пять лет тому назад окончилась самая разрушительная война в истории человечества и которая от этой войны больше всех пострадала!
фото:shop.postdonbass.com
Недавно в ДНР «Почта Донбасса» скромно напомнила о заслугах великого Генералиссимуса, выпустив художественную почтовую марку № 171 «Иосиф Виссарионович Сталин». «Под руководством Сталина страна одержала Великую Победу над фашистской Германией и превратилась в мировую сверхдержаву», — подчеркнули в пресс-службе госпредприятия.
Надо сказать, что историческая необходимость в «реабилитации памяти» Сталина, человека, который сохранил и развил Донбасс, показал, что он значит для мира, назрела давно. В связи с этим, приходят на память слова Шарля де Голля, генерала и героя Сопротивления, которого по праву назвали последним из Великих президентов, сказанные им при посещении Сталинграда, переименованного в Волгоград в 1966 году. Тогда в своем выступлении на Мамаевом Кургане де Голль заявил: «Этот город останется в мировой истории как Сталинград. Забыть о великой битве под Сталинградом могут только национальные предатели и зачинщики новой мировой войны». Как верно сказано! К сожалению, пока еще нет в Донбассе улиц или проспектов, названных в честь великого Генералиссимуса. Но, думается, это дело скорого будущего.
Наталья Залевская специально для ИА «Новороссия»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

544
Похожие новости
08 августа 2020, 23:36
09 августа 2020, 17:06
09 августа 2020, 11:06
09 августа 2020, 15:06
09 августа 2020, 17:06
09 августа 2020, 15:06
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
09 августа 2020, 15:06
09 августа 2020, 09:36
09 августа 2020, 13:06
09 августа 2020, 09:36
09 августа 2020, 13:06
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
06 августа, 13:36 517
03 августа, 20:06 559
06 августа, 09:06 652
05 августа, 14:36 558
04 августа, 07:36 678
03 августа, 14:36 985