Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Еврокомиссия обрекла себя на поиски новых покупателей российского газа

Строительство «Северного потока — 2» при одновременном вводе в эксплуатацию обеих очередей «Турецкого потока» сводит потребность «Газпрома» в транзитных услугах Украины до 10–15 млрд кубометров природного газа в год. Однако это вряд ли устроит «Нафтогаз»: если объемы транзита будут меньше 40 млрд кубометров в год, то украинской компании станет дешевле отказаться от функционирования газотранспортной системы (ГТС). Чтобы этого не произошло, Еврокомиссии придется самой искать рынки сбыта для «Газпрома» и таким образом загружать Украину транзитом газа.
Совместное заявление
16 июля в ходе совместной пресс-конференции по итогам встречи президентов России и США Дональду Трампу был задан вопрос по поводу проекта магистрального газопровода «Северный поток — 2». Сразу после того, как высказался американский лидер, свое заявление сделал и Владимир Путин — по собственной инициативе. Ни с какими другими вопросами и ответами ничего подобного не было, и это скорее напоминало совместное заявление президентов США и России по газовой проблематике.
Дональд Трамп: «Я обсудил [трубопровод] с [канцлером ФРГ] Ангелой Меркель на довольно решительных тонах… Посмотрим, как это [строительство трубопровода] сработает. Я не уверен, отвечает ли это решение [о строительстве трубопровода] всем интересам Германии, но она его приняла. Но это их выбор — Германии. Это их выбор. Мы будем конкурировать, когда дело дойдет до трубопровода ["Северный поток — 2"]».
Владимир Путин: «Я заверил господина президента в том, что Россия готова сохранить [украинский] транзит. Более того, мы готовы продлить транзитный контракт, который истекает в следующем году, в случае урегулирования спора между хозяйствующими субъектами в Стокгольмском арбитражном суде. <...> Я считаю, что мы как крупнейшие нефтегазовые державы, а США тоже являются такой страной, могли бы конструктивно работать по регулированию международных рынков».
Дональд Трамп снял свои категоричные требования к Германии о необходимости отказаться от реализации «Северного потока — 2», но предупредил, что США будут конкурировать с российским трубопроводным газом на европейском рынке.
Конечно, против заявления Трампа выступят в самих Соединенных Штатах, но это уже не помешает реализации российско-германского проекта. Одно из прямых следствий слов американского лидера — то, что с этого момента интриги против «Северного потока — 2», которые вели Польша и Литва, можно считать прекращенными.
Все решают цифры
В начале июля состоялось годовое заседание акционеров «Газпрома», на котором выступил с докладом председатель правления концерна Алексей Миллер. «В 2018 году "Газпром" может выйти на максимальный объем экспорта по контрактам с европейскими потребителями на уровне около 205 миллиардов кубических метров», — говорится в тексте документа.
205 млрд кубометров газа — это суммарный объем всех европейских контрактов «Газпрома». Для простоты расчетов будем считать, что в ближайшее время он не изменится, несмотря на то, что договорные обязательства заканчиваются в разное время и их достаточно много. При этом нужно учитывать, что в статистике «Газпрома» к европейским странам относится и Турция.
Если Трампа беспокоил вопрос транзита российского газа в Европу через ГТС Украины, то давайте попробуем посчитать, сможет ли «Газпром» выполнять все контрактные обязательства в том случае, если после 2019 года (именно тогда заканчивается срок действия транзитного договора) будет завершено строительство «Северного потока — 2» и обеих ниток «Турецкого потока».
Уже действуют «Северный поток — 1» мощностью 55 млрд кубометров газа в год; «Ямал — Европа» (через Белоруссию и Польшу до Германии) мощностью 33 млрд кубов в год; «Голубой поток» (до Турции) мощностью 16 млрд кубов ежегодно; по системе трубопроводов «Северное сияние» порядка 3 млрд кубов получают республики Прибалтики; еще столько же через Выборг получает Финляндия. Итого — 110 млрд кубометров.
Проектная мощность СП-2 должна составить 55 млрд кубометров, проектная мощность «Турецкого потока» — 31 млрд кубометров. Общий итог — 196 млрд кубометров.
Если предположить, что все европейские покупатели российского газа разом потребуют от «Газпрома» поставить все законтрактованные объемы, то российскому концерну придется изобретать способ, как обеспечить поставку еще 15 млрд кубометров; они, грубо говоря, «не влезут в трубы».
Еще один занятный момент: чем больше Польша и Литва будут везти СПГ на свои регазификационные терминалы, тем меньше станет гипотетических проблем у «Газпрома». Такая вот ирония судьбы.
По какой причине США и ЕС заинтересованы в продолжение украинского транзита, вполне очевидно. В 2017 году через ГТС Украины прошло 93 млрд кубометров российского газа, плата за эту услугу составила почти 3 млрд долларов.
Откуда взять недостающие миллиарды
В том случае, если транзит будет прекращен, максимальным ущербом для «Газпрома» станет неполучение его европейскими потребителями 10–15 млрд кубометров природного газа в год. В теории это может привести к штрафным санкциям.
Произойти это может и в том случае, если «Нафтогаз» и руководство Украины откажутся от выполнения условия, которое Владимир Путин на пресс-конференции 16 июля назвал необходимым: прекращения всех судебных споров с «Газпромом» в Стокгольмском арбитражном суде. Давайте посмотрим, что придется предпринимать «Газпрому».
Самый оптимистичный вариант, как ни странно, — отказ Польши от закупок российского газа и полный переход на катарский, американский, норвежский СПГ или хоть на все сразу.
Годовая потребность Польши — 11 млрд кубометров; исчезновение этой страны из европейского контракта «Газпрома» автоматически решает проблему российского концерна.
В этом случае объем экспорта останется на уровне 2017 года, недополученная прибыль составит около 1,5 млрд долларов. Если Польша откажется от авантюры с закупкой СПГ, все, что останется «Газпрому» — закупить СПГ в объеме, эквивалентном тем самым 11 млрд кубометров, и продать его тем потребителям, которым окажется недостаточно трубопроводного газа.
Реально ли это? 8 миллионов тонн СПГ — достаточно много, но здесь нет ничего невозможного: «Новатэк» или Катар охотно помогут решить вопрос.
Напомним также, что еще весной первый заместитель главы «Газпрома» Александр Медведев заявлял о том, что концерн готов приступить к разработке проекте следующего магистрального газопровода «Северный поток — 3». На газовом рынке Европы растет спрос, у России есть нужный товар, а продавец и покупатель всегда найдут общий язык.
Еврокомиссия спешит на помощь
А вот для Украины и ЕС прекращение работы ГТС определенно станет убытком — Украина потеряет часть прибыли государственного бюджета, у ЕС возникнут проблемы с возвратом субсидий и кредитов, которые он направлял нынешнему киевскому режиму.
В результате имеем занимательную картину — Еврокомиссия, которая долгое время сопротивлялась реализации проекта «Северный поток — 2», называя его «политическим», теперь оказалась заинтересована в поиске новых клиентов для российского концерна.
На какой объем? России нужна прокачка 10–15 млрд кубометров для того, чтобы полностью выполнить все свои обязательства перед европейскими потребителями, «точка безубыточности» для украинской ГТС (если тарифы на транзит заморозить на нынешнем уровне) — 40 млрд кубометров.
Для того, чтобы у Украины была возможность ремонтировать и модернизировать ГТС без использования привлеченных средств, нужно, чтобы объем транзита был еще выше. Значит, сейчас складывается ситуация, когда Еврокомиссии надо найти новых клиентов для «Газпрома», которые суммарно будут покупать не менее 50–60 млрд кубометров природного газа ежегодно. Таким образом Еврокомиссия должна обеспечить «Газпрому» возможность увеличить поставки газа в Европу на 25% от нынешнего уровня.
Не «Газпром» будет искать сбыт, сражаясь со всевозможными конкурентами, выслушивая стоны европейских политиков про Крым, «российскую агрессию», «вмешательство в выборы» и прочие «Новички»; эту работу вынуждена брать на себя та самая Еврокомиссия, которая так долго противилась проекту СП-2.
Сменить нельзя оставить
Еврокомиссия достаточно хорошо изучила то, что происходит на Украине с деньгами, которые зарабатывает ГТС за счет предоставления транзитных услуг. Деньги эти не идут на возвращение европейских кредитов или на ремонт и модернизацию самой газотранспортной системы — украинские власти затыкают ими всевозможные дыры в бюджете, а часть заработанных средств вообще исчезает в неизвестном направлении.
Видят европейские чиновники и то, что «Нафтогаз» окончательно превратился в недоговороспособного участника переговоров с «Газпромом»: никаких позитивных сдвигов, только новые и новые судебные иски. Если бороться за сохранение транзита газа через Украину, то, как ни удивительно, нужно добиваться того, чтобы «Нафтогаз» перестал быть участником переговоров и был отстранен от оперативного управления украинской ГТС.
Речь не идет о категоричном требовании смены собственника или приватизации — ГТС должна управлять компания, которая сможет обеспечить прозрачность использования получаемой прибыли.
Поразительно, но и самой Украине выгодно, чтобы оператор газотранспортной системы был сменен на согласованного с европейцами юридического субъекта.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

311
Похожие новости
17 августа 2018, 11:36
17 августа 2018, 11:36
15 августа 2018, 13:06
14 августа 2018, 10:36
19 августа 2018, 10:36
14 августа 2018, 10:36
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 августа, 07:36 319
14 августа, 10:36 414
15 августа, 15:36 364
18 августа, 09:06 381
14 августа, 20:06 406
17 августа, 08:36 485