Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Елена Блоха: В августе 2014-го я сидела в той самой тайной тюрьме СБУ в Мариуполе

Главного редактора «Муниципальной газеты» задержали на пути из Донецка в Крым и привезли в печально известную «библиотеку» - она рассказала «Комсомолке», как это было [эксклюзив kp.ru]
После того, как бывший подполковник Службы безопасности Украины Василий Прозоров на пресс-конференции в Москве заявил о том, что с 2014 года по идеологическим соображениям работал на Россию и раскрыл ряд крайне неприятных для Киева данных, в том числе, о тайных тюрьмах режима, в частности, в Мариупольском аэропорту, "КП" связалась с человеком, который в этой тюрьме был.
Елена Блоха 2 августа 2014 года была задержана под Мариуполем и доставлена именно в эту тюрьму, где пытали "сепаратистов". Вот как это было...
ЗАХВАТ ПО ДОРОГЕ В КРЫМ
- Вы ехали в отпуск?
- Да, 2 августа 2014-го я отпросилась в отпуск и решила вместе с сыном, которому на тот момент было 17 лет, на две неделю уехать в Крым. Отправились по привычной мариупольской трассе. На посту ГАИ нас остановили сотрудники милиции, попросили выйти из машины. Когда мы вышли из машины, из здания поста подбежало 7 или 8 человек в гражданке, забрали у нас документы, ключи, моего сына и водителя положили лицом в асфальт, меня отвели в сторону.
- Они знали, кто вы, видели ваше журналистское удостоверение?
Они точно знали кто я и куда я еду. Это я поняла, когда меня допрашивали в Мариупольском аэропорту.
Субботним днем случайных людей, которые едут на отдых, не захватывают. Когда я спросила «а кто вы?», у меня перед лицом помахали удостоверением, которое я прочитать не смогла, и сказали, что небольшое недоразумение — вот сейчас проедем и разберемся. Рядом была куча машин, многие ехали из Донецка, на машинах было написано «Дети». На нас оглядывались.
- Куда везут — сказали сразу?
- Нас рассадили по разным машинам. Когда по разговорам я поняла, что везут в мариупольский аэропорт, почувствовала, что вляпались в серьезную историю. Про тюрьму в этом аэропорту в Донецке уже ходила печальная слава. Знали, что там стояли национальные батальоны, знали, что там происходит со сторонниками ДНР. У аэропорта стояли противотанковые ежи, мешки с песком, кругом колючая проволока, бетонные блоки. Вся охрана — в балаклавах.
МЕШКИ НА ГОЛОВУ
- Вам надели наручники?
- Нам надели на головы мешки, руки завязали скотчем. На территории те, кто нас привез — стали говорить с руководством подразделения, которое стояло на территории аэропорта. Кто-то говорил по-украински, кто-то на суржике. Человек, к которому обратились СБУшники, спросил, зачем нас сюда привезли, здесь ведь секретный объекты. А те ему говорят, что скорее всего — ненадолго. Их, мол, потом дальше отправят.
- Офицеры СБУ обращались корректно?
- Нормально. Я могу ошибаться, но я видела сюжет по российскому ТВ, мне кажется, что именно этого офицера СБУ я там видела, он нас и сопровождал в аэропорт. Я не знала его имени и фамилии, но лицо знакомо.
Когда вышли из машин, скотч с рук сняли, мешки тоже, развели по отдельным камерам, в которых не было ни окон, ни вентиляции. В камере, куда посадили меня, была молодая девушка Марина, которую задержали за 3 дня до этого с ее парнем, на котором была камуфляжная майка. Их задержали и стали раскручивать на то, что они сотрудничают с ДНР. Она успела мне рассказать, что за это время ее дважды выводили «на расстрел» - так на нее давили, чтобы она призналась, что сотрудничает с ДНР.
- Сына и водителя держали по соседству?
- Я спросила у охранника где мой сын — он сказал, что переживать не надо, он в соседней камере. Было темно, я мешок с головы положила на кафельный пол, мы с Мариной сидели в темноте и держали друг друга за руки. Дышать было нечем. Просили чтобы приоткрыли дверь — нам чуть приоткрывали на несколько минут. Камера, наверное, 2 на 3 метра. Охранник нам через несколько часов дал несколько глотков воды. Кормить не кормили.
КАМЕРА С ИЗБИТЫМИ
- На допрос отправились не сразу?
- Было полное неведение — что будет дальше. Потом Марину увели на допрос. Я вновь спросила - что с сыном? Мне опять сказали — не переживай. Я слышала голоса мужские в соседней камере. Сын потом рассказал, что в той маленькой камере, куда их с водителем засунули, было еще человек восемь — все были очень сильно избиты, руки ноги у людей были переломаны, ребра торчали. Они все от боли стонали и мучались.
- Где и кто вас допрашивал?
- Потом уже выяснилось, что в подразделении, в котором мы находились, решили нас допросить без ведома СБУшников. Без протокола. Учитывая, что в это время в этом месте стоял печально известный «Азов», думаю, это были их люди. Меня допрашивали в какой-то небольшой комнате с оргтехникой. Все были в балаклавах. Без знаков различия. Судя по вопросам, они прекрасно знали, кто я такая. Знали, откуда и куда еду. Наше издание старалось не нагнетать, мы информировали население. Ко мне физическую силу не применяли — думаю, именно из-за того, что дело курировали СБУшники. И что я все-таки главный редактор газеты. Меня начали искать почти сразу. На следующий день информация уже была в СМИ. А других людей в этой тюрьме никто не искал...
Нас потом вывели на плац — опять мешки на голову, опять руки связали. Приехал сотрудник СБУ, провел допрос, еще раз провел осмотр наших вещей.
Один другого спросил — и куда ее на допрос? Другой ему ответил, мол, столько «сепаров» набрали, что помещений свободных нет уже, допрашивать негде. Веди ее в машину, там и допрашивай…
- Какое обвинение вам предъявили?
- Оказалось, в отношении меня было возбуждено уголовное дело Генеральной прокуратурой Украины по обвинению в терроризме. Нас увезли в Запорожье, а оттуда ночью — в Киев. Предписание на мое задержание подписал заместитель Генерального прокурора, который работал у нас в Донецке, я была на его пресс-конференциях, он меня знал. А вело мое дело главное следственное управление СБУ. Меня обвинили в терроризме, в сговоре с «террористическим руководством» ДНР. Моя террористическая деятельность заключалась в публикациях нашей газеты, на сайте. При том мы летом 2014-го про действия украинцев на территории Донбасса не писали «фашисты», мы писали «подразделения ВСУ». То есть Генпрокуратура меня обвинила в том, что я выполняю свой профессиональный долг — как сейчас Кирилла Вышинского.
- Вас увезли из Мариуполя ночью?
- Поздно вечером приехал бронированный автобус. На нас опять надели мешки, опять завязали руки. С собой разрешили взять часть личных вещей. Оргтехника, телефоны, полторы тысячи долларов, золотые украшения — это все пропало.
Нас отвезли сначала в Запорожское управление СБУ. Там ждали около часа группу, которая за нами выехала из Киева. Со следователями из Главного следственного управления СБУ. Они нас ночью 3 августа привезли в Киев в Главное следственное управление на Владимирской, 33. В 12 часов нас туда завели, сняли мешки и наручники. И по их версии потом выходило так, что мы чуть ли не сами явились в СБУ «с повинной». Сына с водителем опросили и отпустили, а мне предъявили обвинение по 258-й статье — участие в террористической организации. Сначала в СИЗО СБУ, в одиночку, где я пробыла два месяца, потом в другом СИЗО еще месяц. В ноябре 2014-го в результате обмена 25 на 25 я вернулась в Донецк.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

288
Похожие новости
22 апреля 2019, 15:51
22 апреля 2019, 20:51
22 апреля 2019, 20:51
22 апреля 2019, 20:51
22 апреля 2019, 12:51
21 апреля 2019, 23:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
20 апреля, 12:21 295
18 апреля, 22:51 417
16 апреля, 11:21 337
16 апреля, 19:21 342
18 апреля, 22:21 298
17 апреля, 14:21 313