Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Дружба народов – лекарство против войны. Дети ташкентца Шамахмудова

Семья узбекских кузнецов воспитала в годы войны 15 детей-сирот, включая двоих украинцев
В центре Ташкента стоит красивый советский памятник — монумент «Дружба народов». Бронзовая скульптурная композиция изображает семейную чету, окруженную большой группой детей. Это узбек Шаахмед Шамахмудов и его жена Бахри Акрамова — кузнецы артели имени Тельмана, которые воспитали восемнадцать детей-сирот из разных республик бывшего СССР, утверждая этим реальную, а не показную дружбу между людьми разных национальностей, языков, рас и культуры.
© предоставлено автором
Монумент "Дружба народов" - памятник семье Шамахмудовых в Ташкенте
К осени сорок первого года Ташкент стал одним из центров эвакуации из западных областей, захваченных в ходе стремительного нацистского наступления. Эшелоны были до отказа забиты испуганными людьми, потерявшими свое имущество, родственников и близких. Узбекистан принял в те годы более полутора миллионов беженцев, и среди них было четыреста тысяч несовершеннолетних детей, половина которых считались сиротами — их родители либо погибли, либо сражались где-то на фронте.
Детей становилось все больше. Их не вмещали ни детдома, ни лагеря пионеров — Узбекская СССР только вступила в процесс индустриализации, прощаясь с архаичным традиционным укладом, и еще не обладала тогда развитой инфраструктурой. В этой ситуации власти разрешили местным жителям брать маленьких сирот под опеку. Желающих хватало — узбекские женщины приходили на расположенный у вокзала распределительный пункт и забирали к себе малышей, о которых они не знали практически ничего. Несмотря на то, что военные лишения коснулись даже Ташкента — здесь хватало продуктов, но республика напряженно работала на насущные нужды фронта, отправляя все сражавшимся за Ленинград и Москву солдатам.
У Шамахмудова не было собственных детей — хотя к началу войны ему исполнилось пятьдесят три года, а его жене было сорок. Он тоже начал усыновлять беженцев, забирая их прямо на вокзале, одного за другим. Приемные сыновья и дочери были разного возраста — от пяти месяцев до восьми лет, среди них оказались представители десяти разных национальностей — русские, украинцы, белорусы, татары, молдаване, евреи, латыши, узбеки, казахи, чуваши. Но отношение ко всем было равным, и никто из тех, кто рос в большой семье кузнецов, не чувствовал себя чужим сиротой.
© предоставлено автором
"Яблоки сорок пятого года". Картина Шавката Гафурова
Первым украинцем, которого приняли в семье Шамахмудова, был пятилетний Федор Кульчановский из села Письменное Васильковского района Днепропетровской области. Его мать рано умерла от болезни, а отец — донецкий шахтер — погиб в июле сорок первого года. Маленького Федора вывезли на поезде, который постоянно бомбили. Повзрослев, получив образование и профессию горного мастера, он много лет пытался искать свою украинскую родню. И только спустя сорок пять лет встретился с бабушкой, Дарьей Алексеевной, которой исполнилось сто четыре года. Она всю жизнь помнила родинку на груди пропавшего внука и была безмерно благодарна его узбекским родителям.
Другой украинский сирота получил в новой семье сразу двух отцов. Когда о Шамахмудовых стали писать газеты, кузнец получил денежный перевод от воевавшего на передовой старшего лейтенанта Левицкого, который потерял во время войны собственных детей. Он хотел поддержать воспитание приемных детей и пообещал ежемесячно посылать в Ташкент несколько сотен рублей — до тех пор, пока будет жив. После этого кузнец усыновил маленького украинца Александра Брынина, а его приемным отцом был назван сражавшийся на фронте офицер-красноармеец.
Шамахмудовы получали поддержку от государства, но она была достаточно скромной — из-за критического дефицита ресурсов, который постоянно давал о себе знать в военные годы и сразу после войны. Однако их дети получали от родителей все необходимое — о них заботились, их лечили, учили, желая сделать счастливым искалеченное в сорок первом году детство. Маленькие беженцы росли в узбекской культурной среде, свободно владели узбекским языком, но были воспитаны советскими людьми, считавшими своей родиной огромное пространство — от западных границ Союза до приютившей их Средней Азии. Четверо бывших сирот уехали потом в другие республики, но остальные предпочли связать свою жизнь с Ташкентом, который по праву считался столицей всего среднеазиатского региона.
Чествование старого кузнеца началось уже в семидесятых, после его смерти. Именем Шаахмеда назвали ташкентскую улицу, его наградили орденом «Знак почета», который также получила Бахри Акрамова, удостоенная звания «Мать-героиня». Художник Шавкат Гафуров написал на основе их истории трогательную картину «Яблоки сорок пятого года», писатель Рахмат Файзи сделал кузнеца героем романа «Его величество Человек», а на советские экраны вышел фильм «Ты не сирота», тоже посвященный большой семье Шамахмудовых. В 1982 году она была запечатлена в бронзовом монументе, который выделялся своей уникальностью среди множества памятников о войне. Его автором стал известный скульптор Дмитрий Рябичев — бывший фронтовик-доброволец.
В 2008 году этот монумент был без каких-либо пояснений перенесен на окраину Ташкента, однако жители города просили вернуть памятник назад — и это было сделано по распоряжению нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева. Отреставрированную скульптурную композицию торжественно открыли 9 мая 2018 года — в присутствии 85-летней приемной дочери кузница Ольги-Холиды. Она рассказала собравшимся о своих матери и отце и назвала по именам всех братьев и сестер, фигуры которых были отлиты скульптором в бронзе.
Этот подвиг учит нас ценить память о Великой Отечественной войне, которая забрала огромное множество жертв, искалечив миллионы человеческих судеб. Одержанная в ней победа была достигнута не только оружием, но и огромной силой коллективной солидарности, подлинного и деятельного гуманизма. Именно она проявила себя в поступках ташкентцев Бахри и Шаахмеда. Граждане сражавшегося против нацистов СССР не делили себя по национальному признаку — на высшую расу и унтерменшей, не выискивали различия в обычаях, религии или языке, не пытались огородиться от чужой беды — в далеком безопасном тылу, где не рвались снаряды и не было кошмарного голода. Они старались оказывать друг другу посильную помощь, по-своему приближая разгром врага. И сообща отпраздновали Победу — которая была одной на всех, невзирая на национальности, о которых никогда не думали в семье Шамахмудовых.
© Фозил Фарход
Ольга Шамахмудова со своим правнуком
Нам нужно вернуть это человеческое единство, чтобы русские и русскоязычные не ощущали себя изгоями в ревизовавшей историю Украине, а украинцы и жители Средней Азии всегда оставались своими для россиян. Это необходимо — несмотря на трагические десятилетия постсоветской истории, в которой было слишком много насилия, ненависти и вражды. Только такой подход позволит преодолеть конфликт на Донбассе, где тоже немало погибших детей и сирот, ликвидировать разлом в украинском обществе, расколотом с помощью агрессивного национализма. А до тех пор в нем будут успешно стравливать между собой ничем не отличающихся друг от друга людей.
Дружба народов остается лучшим средством против войны. Это доказано историей ташкентского кузнеца, которая сохранится для многих поколений его потомков.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

224
Похожие новости
28 мая 2020, 17:36
27 мая 2020, 13:06
29 мая 2020, 22:06
25 мая 2020, 21:06
25 мая 2020, 21:06
29 мая 2020, 07:06
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
30 мая 2020, 19:06
30 мая 2020, 13:36
30 мая 2020, 15:36
30 мая 2020, 15:06
30 мая 2020, 19:06
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
27 мая, 15:06 828
28 мая, 06:06 559
29 мая, 18:36 433
24 мая, 13:06 640
29 мая, 10:36 530
29 мая, 07:06 419