Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Другая Украина

Большинству читателей нет нужды представлять Украину, страну в Восточной Европе, ведь она была и постоянно остаётся на страницах газет и на экранах телевидения благодаря продолжающемуся там геополитическому конфликту между США и Российской Федерацией. Некоторые утверждают, что это конфликт между Востоком и Западом, и это заставляет предположить, что это не просто место соревнования великих держав, но культур и цивилизаций.
Такой конфликт для Украины не нов. Украина — одно из тех мест, где история никогда не засыпает, лишь чуточку придрёмывает. После прошлой дремоты, которую мы называем холодной войной, история вернулась на Украину, и пишет новые страницы, полные драматических сюжетов.
Однако у Украины есть сестра. Она тоже была на страницах газет много лет назад, и у неё тоже богатая и драматичная история. Судьба и история обеих, включая и самую недавнюю историю, очень похожи и в них масса параллелей. Эти параллели я и намерен вам показать.
Название «другой» Украины — Краина, и читатель может припомнить, что это место на Балканах на передовой линии гражданской войны в Югославии. Краина — часть Хорватии, но исторически была населена сербами. Название Украина на славянском отличается лишь буквой «У». И это не совпадение. Украина и Краина — фактически одно и то же слово, просто произносится чуть иначе в различных славянских языках. На английском это означает «край», «грань», «фронтир» или «пограничная линия», и именно такими были Украина и Краина. Это были такие места, где сферы, культуры, цивилизации и империи соединялись и сталкивались. Видимо, и до сих пор, и из-за этого Украина и Краина не просто обычные передовые, это военные передовые. Римляне называли такие места «пограничным валом», а в средневековой Западной Европе они назывались «кордоном» или «отметкой» — где правили «маркизы», этимологически происходившие от слова «марджин» (окраина).
Украина была границей между Россией, Польско-Литовским княжеством и Крымским каганатом, который сам был остатком могущественной Монгольской Империи и в то время был протекторатом Оттоманской Империи. Сегодня Польша и Литва могут выглядеть малыми странами в сравнении с Россией, а Крымский каганат не существует вовсе, но ещё в Средние века и начале современных времён это были влиятельные сферы, стремившиеся к контролю над всем регионом Восточной Европы. Краина с подобным же регионом под названием Воеводина по другую сторону границы была пограничной землей между Австро-Венгерской Империей и Оттоманской Империей. Эти места, где встретились самые мощные державы, даже религии и цивилизации, были не самыми мирными и не слишком подходили для долгой жизни и процветания. Они пребывали в состоянии постоянного конфликта и войны, поскольку даже если сферы сохранялись, нерегулярные силы и местные главари и феодальные властители проводили набеги через границу, стремясь к наживе или мести, зачастую с молчаливого согласия своих суверенов. Сегодня мы называем это гибридной войной и правдоподобным отрицанием. По этой причине подобные военные передовые обладают специальным статусом и организованы скорее по военным, чем гражданским принципам. Целью было служить буферной зоной, предполагалось, что она прикроет глубокие внутренние территории от нападений врага и его рейдов и станет площадкой для собственных нападений и рейдов против врага. Традиционно эти территории населяли военные поселенцы с особым статусом. Эти поселенцы обычно были свободными людьми, а не сервами на большинстве безопасных территорий, и были освобождены от налогов. Будучи наполовину солдатами и наполовину фермерами, эти люди были не лучшим образом подготовлены, снаряжены и дисциплинированы в сравнении с регулярными войсками, но они всегда были под рукой, на месте, и им платили немного или вообще никакой платы не требовалось, поскольку они защищали сами себя и свою землю, которую обрабатывали, от врага.
Эти военные поселенцы часто набирались из числа беженцев. В случае Украины это были крестьяне, бегущие от войн между Россией и Монгольской Золотой Ордой на востоке с одной стороны, а с другой бегущие от феодализации самой России, когда крестьян всё в больших количествах закрепощали. Беженцы бежали подальше от конфликтов и от центральных властей. Тут они начали организовывать небольшие сообщества, и как только ситуация в центральной части России упрочилась, и Россия вышла победительницей из войн с Золотой Ордой и её преемниками-каганатами, эти сообщества привлекли внимание российских властей, которые начали использовать их, как военных поселенцев, раздавая им земли и давая налоговые льготы в обмен на военную службу. Так родились знаменитые казаки. Слово «казак» турецкого, а не русского происхождения, считается, что раньше так называли кочевников-наёмников, которых нанимали русские князья для ведения войн. Позже оно использовалось для обозначения наёмных и на гражданскую, и на военную службу, и вероятно, потому стало относиться к тем людям, которых теперь мы знаем как казаков.
Стоит, однако, отметить, что современная Украина не идентична исторической Украине. Исторически Украина была намного меньше современной, и у неё никогда не было официального названия некоего административного региона с определёнными границами. Такое положение сохранялось вплоть до создания современной Украины в конце Первой Мировой Войны. Сам термин широко применялся к землям, граничащим с Россией, Польшей-Литвой и Крымским каганатом, причем граница продолжала меняться в зависимости от результатов войн. Более того, у России была не одна Украина, было несколько украин и «мелких» украин (украинок) вдоль всех уязвимых границ России. Были украины на западе, на территории современной Белоруссии, были украины на юге у Кавказских гор, были украины и в восточной Сибири. Только на севере, где граница проходила между Россией и полярными медведями, у России не было украин. Однако, по мере того, как Россия наращивала мощь, обеспечивая охрану своих границ и расширяя их, большая часть исторических украин исчезла, а единственная сохранившаяся дольше всего стала Украиной. Соответственно, казаки существовали не только на Украине, были и есть и другие казаки. Казаки на реках Волга и Дон, сибирские казаки и терекские казаки на Кавказе, если называть наиболее известных. Русские — не единственные, кто осознал полезность казаков. Поляки и татары тоже активно их использовали. Сами казаки проявляли большой интерес к использованию конфликтов между странами, чтобы получить для себя политические и экономические выгоды.
Общая карта пустынных земель, обыкновенно известных как Украина с соседними провинциями французского картографа Гильома Ле Вассера де Бопла (1600-1673); отметим, что север — внизу, а юг — наверху.
Военные поселенцы в Каине, с другой стороны, по большей части служили сербам, валахам (румынам) и хорватам, бежавшим от турок, захвативших Константинополь, столицу Восточной Римской Империи (Византии), и нанесших поражение Сербии и части Болгарской империи на Балканах; турки агрессивно стремились в Центральную Европу, атакуя венгров и австрийцев. Вот так Краина обрела своё сербское население. Как и у России, повсюду на Балканах есть другие краины. Боснийская Краина вблизи Баня-Лука, Тимочка Краина между Сербией и Болгарией, если вспомнить некоторые. В 1881 году, когда опасность оттоманского вторжения почти исчезла, австрийский император лишил Краину статуса административного региона и ввёл в состав королевства Хорватии.
Карта Краины (красным) 1800 год.
Хотя казаки широко известны как прекрасные наездники, немногие знают, что Краина и соседние регионы Балкан — это те самые места, откуда происходила знаменитая лёгкая кавалерия Европы. Не менее знамениты гусары. Первоначально гусары были иррегулярной кавалерией с Балкан. Венгерские короли и австрийские императоры, которые нанимали их в свои армии, ввели их в Западную Европу, где из-за эффективности их быстро копировали и перенимали другие армии. С изобретением огнестрельного оружия европейские рыцари в сверкающих доспехах на тяжёлых боевых конях были постепенно выдавлены с полей сражений, поскольку европейские армии начали предпочитать вместо них менее тяжело вооружённую конницу, которая заменила скоростью и маневренностью непосредственную защиту, а засадами и фланговыми нападениями атаки на передовые линии врага. Вот тут-то и оказался востребованным опыт борьбы с турками и татарами Азии, которые всегда предпочитали лёгкую кавалерию. За века постоянных сражений казаки и гусары приспособились к методам борьбы своих противников и позаимствовали многие элементы их снаряжения и тактики. Однако не все служили в кавалерии, и вопреки распространённому мнению, большая часть казаков служила в пехоте. В те дни коня, особенно под седлом, могли себе позволить лишь самые зажиточные казаки.
Венгерский гусар в XVI веке.
Когда в огне возникшей из конфликта из-за Боснии Балканской войны и последовавшей следом Первой Мировой Оттоманская и Австро-венгерская империи распались, Хорватия и Сербия присоединились к новому государству — Югославии, которое, как считалось, объединит все славянские народы Балкан. Краина перестала быть провинцией на краю и, казалось, что история там замедлится. Тем не менее, история лишь чуть задремала. В апреле 1941 года по приказу Адольфа Гитлера немецкая армия вторглась в Югославию, и Югославия быстро распалась на части. В Хорватии при поддержке немцев был установлен марионеточный режим с про-немецкой фашистской политической партией усташей во власти. Последовали этнические чистки и казни сербов и других меньшинств, длилось это до поражения нацистской Германии во Второй Мировой. Точное число погибших в этих репрессиях сербов неизвестно, оценки варьируются от 300 000 до 500 000. Около 50 000 погибли только в одном концентрационном лагере в Ясеноваце.
После поражения национал-социалистической Германии и её союзников Югославия была восстановлена под руководством Коммунистической партии и героя войны Иосифа Броз Тито. А выжившие нацистские коллаборационисты нашли убежище под крылом секретных служб США и Британии в Западной Германии, Канаде, США и Австралии. В отличие от нацистских учёных, они не обладали большими знаниями или техническими навыками, но опыт политических репрессий и противо-партизанских действий представляли ценность для ЦРУ в грядущей холодной войне. Цель оправдывает средства. Довольно интересно, что усташи с Балкан благоденствовали в тех же самых центрах и под щедрым наставничеством тех же самых секретных служб тех же самых правительств, что и нацистские приспешники с Украины — печально известная УПА (Украинская Повстанческая Армия) и её политические лидеры, вроде Степана Бандеры. В некоторых случаях политические и культурные организации усташей и УПА располагались на одной улице, иногда в одном здании в таких западных городах, как Мюнхен. Документы Второй Мировой как усташей, так и УПА полны свидетельств этнических чисток, массовых убийств и военных преступлений против гражданского населения, не соответствовавшего расовым и этническим стандартам УПА. Теперь их надо было сохранить, как бактерии биологического оружия в чашке Петри лабораторий ЦРУ в ожидании своего часа.
По иронии судьбы во время холодной войны их время ещё не пришло, даже при нескольких неудачных попытках ими воспользоваться. Их время пришло с окончанием холодной войны и падением коммунистического правления в Восточной Европе и распадом Советского Союза. Самый лёгкий способ разрушить многонациональную страну — начать этнические конфликты между народами этой страны и дать им самим её разрушить. При Тито, который сам происходил из смешанной хорватско-словенской семьи, сохранялась стабильность между различными этническими группами Югославии, но баланс был хрупким и во многом покоился на авторитете самого Тито. Со смертью Тито пришло время испытаний для государственных организаций и того, как была сконструирована Югославия.
Югославия была устроена как федерация таким образом, чтобы воспрепятствовать любой из составляющих её наций доминировать в государстве. Сербы всегда были более многочисленной и, следовательно, наиболее влиятельной национальностью в Югославии, и другие национальности, в частности хорваты и словенцы, опасались, что сербы будут доминировать в государстве. И не без оснований, поскольку между войнами в Югославии и в самом деле доминировали сербы и их элита. Чтобы этому воспрепятствовать, в послевоенной Югославии Сербия была разделена на четыре части: республики Сербия и Черногория и автономные области Косово и Воеводина. Позже три из них приобрели значительные не-сербские этнические меньшинства. Так была достигнута цель создания баланса между властями национальных республик внутри Югославии, но это неизбежно вызывало у сербов чувство несправедливости. Только Сербия была разделена и ослаблена подобным образом, ни Хорватия, ни Босния, ни Македония не были разделены, пусть даже у них были области я наличием этнических меньшинств. Сербы в Краине были таким примером, а Босния имела настолько смешанный состав, что её иногда называли Маленькой Югославией.
После периода неудачного коммунистического экспериментирования с созданием единой югославской наднациональной идентичности, которая заменит отдельные национальности, Тито и его коммунисты пошли другим путём, и в новой конституции 1974 года попытались умиротворить национальные чувства, передавая больше власти республикам и усиливая автономию регионов. В Воеводине, Черногории и Косово это привело к усилению культурного, экономического и политического давления на сербов, которые убедились, что система внутри Югославии работает за их счет, и они много теряют. В Косово, где албанское население постоянно увеличивалось из-за иммиграции из Албании и более высокого уровня рождаемости, проблема приобрела особую чувствительность, поскольку сербы считают Косово исторической колыбелью своей цивилизации.
Но любые попытки сербов изменить ситуацию неизбежно вели к реакции в других республиках, создавая бесконечную спираль увеличения подозрительности и напряжённости между республиками. При том, что экономика и центральные организации постепенно слабели из-за постепенного упадка власти коммунистов и изменения политической и экономической ситуации во всей Восточной Европе, потребовался лишь лёгкий толчок извне, чтобы разжечь этнический конфликт. Это были усташи и другие подобные им группы, находившиеся в резерве на Западе во время холодной войны, тут-то им и нашлось применение. Под прикрытием демократии и свободы слова они были переправлены обратно в свои страны происхождения, наряду с литературой и пропагандой, созданной вокруг их идеологий во время изгнания при холодной войне благодаря щедрому спонсорству США и Германии. Деньги от Саудовской Аравии и других арабских стран сыграли аналогичную роль в мусульманских сообществах Югославии.
В итоге это принесло свои плоды. Корчившаяся в спазмах Югославия оказалась на грани, когда конституционный кризис полностью парализовал федеральные организации, в том числе и саму коммунистическую партию. Республики боролись друг с другом. Единственным значимым федеральным институтом, желавшим защитить Югославию, была её армия. Однако армии необходим приказ от политиков, чтобы начать действовать, а его отдать было некому, так что никто его и не отдал. Югославия шла к распаду. Оставался один вопрос: как и когда.
Любой, хоть отдалённо знакомый с Югославией, знал, что если это будет сделано в одностороннем, неконтролируемом порядке, это приведёт к войне. Только в Словении административные границы соответствовали этническим. В остальной Югославии этнические меньшинства жили повсюду. Это было известно и в Вашингтоне, и Берлине. Несмотря на это, а может именно из-за этого, Вашингтон и Берлин выбрали именно этом вариант даже вопреки предостережениям из других европейских столиц. Берлин первым признал независимость Словении и Хорватии, и потому британские дипломаты неофициально называли войну, которая сразу же началась в Хорватии, «войной Геншера», ведь министром иностранных дел тогда был Ганс-Дитрих Геншер.
Одна картина, объясняющая гражданскую войну в Югославии.
Когда в 1991 году правительство Хорватии объявило о независимости от Югославии, сербы Краины в ответ объявили о собственной независимости от Хорватии. Все народы имеют равное право на независимость. Верно? Неверно. «Все животные равны, но некоторые более равны, чем другие», если перефразировать Джорджа Оруэлла и его знаменитую книгу. Все хотят быть сами независимыми, но не тогда, когда другие хотят быть независимыми за их счёт. Хорваты в этом ничем не отличаются, и независимость Республики Сербская Краина, как назвали сербы свою страну, была встречена с более чем сильным неодобрением в Загребе, столице Хорватии. Конфликт вспыхнул почти сразу же, и началась кровавая гражданская война, которая охватила остальные части Югославии, в итоге приведя к её исчезновению.
Если объявляешь независимость, самое важное не то, кто имеет право на независимость, а кто нет, самое важное — кто её поддерживает. И тут-то сербы Краины оказались в невыгодном положении, поскольку их поддерживала лишь маленькая Сербия, у которой у самой была масса внутренних проблем, а хорватов поддерживали несколько наиболее влиятельных стран мира — США, Германия и весь альянс НАТО. Сербы держались несколько лет, но в итоге борьба оказалась слишком неравной. Всё закончилось, когда в августе 1995 года хорватские силы при поддержке США и Германии заполонили сербские порядки, защищаемые главным образом местными ополченцами, и приступили к этнической чистке Краины от её сербский обитателей навсегда. До 1500 из них погибли, 2/3 из них были мирными жителями, а ещё до 200 000 бежали в Сербия и Боснию. Это было одно из двух мест в бывшей Югославии, где весь исторический регион подвергся этнической чистке от населения за время гражданской войны. Другим регионом, пережившим этническую чистку от сербов, был Косово, тоже при поддержке США и их союзников. Ирония в том, что это всё ещё тщательно скрывается от общественности политиками и журналистами в Вашингтоне, Лондоне и Берлине, которые неустанно работали, чтобы убедить людей в своих странах, что это именно сербы совершали преступления этнических чисток их надо было остановить «благородными и умными бомбами», обогащёнными ураном. Все остальные представлялись жертвами. Это была умышленная ложь. Даже мнимый план этнической чистки сербами албанцев в Косово под названием «Подкова», послуживший предлогов для бомбежек самой Сербии силами НАТО, после войны был раскрыт, как полностью сфабрикованный федеральной немецкой разведкой (БНД) при поддержке правительства Болгарии. Конечно, в ходе гражданской войны было много случаев местных этнический чисток, проводимых обеими сторонами, в том числе и сербами, но не в масштабе всего исторического региона, вроде Краины или Косово. Тем не менее, этнические чистки не были настоящим поводом для интервенции, настоящей причиной было то, что США, Германия и ЕС хотели, чтобы Югославии не было, а сербы в Краине и Косово стояли у них на пути. Югославия была слишком велика, чтобы инкорпорировать её в ЕС и НАТО, надо быть как можно более слабым, чтобы к ним присоединиться, да ещё при условиях, выгодных тем, кто несёт ответственность за ЕС и НАТО. Условия эти требуют политической, экономической и культурной субординации и передачи национальных ресурсов и рынков под контроль глобальных корпораций. Корпораций глобальной Империи. Следовательно, сербы Краины и Косово должны были уйти. Все. Югославия должна была быть разбита на мелкие кусочки, а кусочки затем проглочены Империей один за другим, пока все Балканы не обретут «нужной» демократии, не воспримут «нужные» ценности, а эти ценности будут «защищены» американской военной базой или их парой. Разделяй и властвуй, как говорили римляне.
Конфликт на Украине подталкивается точно такими же мотивами и причинами, и с использование тех же самых старых методов и пропагандистских трюков. Бомбы замедленного действия в форме произвольных изменений административных границ, сделанные правившей коммунистической элитой, взорвались во время распада СССР, как и политика создания нового советского народа. Бывшие нацистские коллаборанты тоже были использованы для возбуждения этнической ненависти. Поставьте Советский Союз вместо Югославии, русских вместо сербов, Украину вместо Хорватии, Донбасс и Крым вместо Краины и Косово — история почти идентична. Украина и Краина снова похожи друг на друга исторически. Почти. За исключением того, что Советский Союз был намного крупнее Югославии, Россия намного больше Сербии, и у России есть сильные союзники в её собственном мире. Жертва оказалась слишком большой и жизнеспособной, и в результате Империя, по-видимому, испытывает большие трудности с пищеварением. Так разделит ли в итоге Украина судьбу своей сестры?
Или Украина окажется чересчур большим куском? Одно ясно, что история не заканчивается. У истории нет конца. Оказалось, что пророки Империи в который раз ошиблись.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

566
Похожие новости
20 июля 2019, 13:06
16 июля 2019, 11:36
18 июля 2019, 15:06
18 июля 2019, 18:06
16 июля 2019, 14:36
18 июля 2019, 15:36
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
16 июля, 14:36 482
15 июля, 20:06 287
15 июля, 22:36 313
17 июля, 20:36 315
17 июля, 12:36 248
14 июля, 22:36 242