Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Директор РАНХиГС: Литва получает хорошие деньги за авиатранзит в Калининград

Майское решение Литвы закрыть свое воздушное пространство для самолетов, летящих из Беларуси, снова сделало актуальными разговоры о калининградском транзите и транспортной безопасности Калининградской области. Российский эксклав на Балтике по-прежнему зависит от действий Польши и Литвы. О том, как складывались в последние годы российско-литовские и российско-польские отношения и какую роль в них играл Калининград, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал директор северо-западного филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС), в прошлом вице-губернатор Калининградской области Михаил ПЛЮХИН.
— Г-н Плюхин, в мае в связи с историей с белорусским самолетом у нас в узких кругах была паника, что Литва закроет небо для Калининградской области, для самолетов, которые летят через территорию Беларуси из Калининграда на остальную территорию России. Вы много проработали на государственной службе в региональных органах власти. Когда-нибудь это тема всерьез поднималась, обсуждалось, что Литва может закрыть небо для Калининградской области?
Вообще никогда. Слушайте, литовцы вообще люди очень прагматичные, и они очень хорошо считают. Идет железнодорожный транзит — они же с этого транзитную составляющую получают. Точно так же и за пролет самолета: летит самолет — они получают транзитную ренту. Я боюсь ошибиться, но когда мы этим занимались, то там расчет шел почему-то через швейцарские франки, не знаю почему.
Пролет к нам через воздушное пространство Литвы — таких вопросов вообще даже не ставилось.
Были такие периоды, когда наши литовские партнеры перегибали палку с ограничением транзита.
Слово «ограничение» я возьму в кавычки.
Либо они вводили дополнительные административные процедуры, либо увеличивали эту транзитную составляющую, либо говорили, что такие-то грузы (я упрощаю ситуацию) в силу чего-то могут идти только в порт Клайпеды.
И тут же соответствующие наши органы говорили: «Коллеги, а у вас там что-то откуда-то куда-то едет? Или вы откуда-то что-то получаете?»
Когда у тебя за спиной страна, ты себя очень уверенно чувствуешь. Поэтому я не думаю, что им вообще могла прийти в голову мысль ограничить пролет над территорией Калининграда.
— В любом случае, в плане транспортной безопасности Калининградская область защищена? Если вдруг что, мы сможем все так же летать в Россию над нейтральными водами? Ну а вдруг встанет такой вопрос?
Наши военно-транспортные самолеты уже летают соответствующими коридорами, которые не попадают под юрисдикцию ни одного государства. Хорошо, давайте так! Предположим, будут летать и гражданские. И кому от этого лучше?
Получается, что так длиннее, это затраты топлива, временные потери — это какие-то совсем другие отношения. Ведь любое действие, кроме того, что оно рождает противодействие, вызывает еще и какое-то отношение к тому, кто его произвел.
Мы можем лететь, насколько я помню, только через Санкт-Петербург таким кольцом — это вызывает неудобства, а люди привыкают к удобному всегда.
Это абсолютно неосознанно и без понимания какой-то подоплеки ретранслируется на того, кто такое решение примет.
В дополнение к разным проблемам возникнет еще одна, на бытовом уровне: чем-то самолет помешал, или еще что-то такое.
— Нам приходится заниматься такими размышлениями из-за того, что у нас в отношениях с Польшей и Литвой превалирует в политике негативная повестка. Но мы же можем предлагать полякам и литовцам позитивную повестку. Как они на это откликнутся — их дело, но предложить мы можем. Смоделируем ситуацию: на площадке Вашей академии собрался круглый стол, на который согласились приехать представители Варминьско-Мазурского воеводства, Гданьска, Клайпеды, и мы, Калининградская область, должны выйти к ним с какими-то предложениями по добрососедству, которые могут их заинтересовать. Что мы можем им предложить, чтобы реально их заинтересовать и отвлечь от бесконечных разговоров про историю, Вторую мировую войну и тому подобное?
Мне, например, очень интересен был опыт польского муниципального строительства. У польских муниципалитетов тоже есть проблемы и много чего такого, но они, наверное, ближе к той модели, которую закладывали, когда проводили энное количество этапов муниципальной реформы. У них там интересное сосредоточение федеральных, региональных и муниципальных полномочий. Мне тогда казалось, что оно было достаточно сбалансированным.
Я это говорю к тому, что мы обсуждали подобные вещи и с польскими, и с литовскими партнерами и обменивались опытом. Им было не очень понятно, почему у нас так, а нам было не очень понятно, почему у них так, и как это между собой сопрягается.
Что касается истории. Комиссия по сложным вопросам российско-польской истории выпустила книгу: российский взгляд на проблему, польский взгляд на проблему. Пожалуйста, ищущий да обрящет, слышащий да услышит, я уж продолжу — читающий прочитает. Давайте так.
При этом есть вещи, понятные априори. Кто победил в Великой Отечественной войне? Советский Союз.
Нравится вам это, не нравится, но это был Советский Союз, который заплатил за Победу жизнями 28 миллионов человек.
И вот начинается: не двадцать восемь, а двадцать семь. Не двадцать семь, а тридцать. Слушайте, это наши люди, и такими подсчетами мы будем заниматься без вас.
Когда было местное приграничное передвижение, оно для Калининградской области, если смотреть с экономической точки зрения, было отрицательным явлением, а для поляков положительным.
— Но отменили его поляки.
Абсолютно! Наше государство, понимая экономические издержки Калининграда от этого проекта, тем не менее на него пошло. Потому что это был новый механизм, который Россия и Евросоюз смогли состыковать. Представляете, какой опыт? Это давало развитие польским депрессивным территориям. Я жутко не люблю все переводить в деньги, но это же было за счет наших денег.
— Безусловно.
Вот и все. Мы давали полякам эти деньги, потому что МПП влекло за собой поездки, установление дружеских контактов, обмен каким-то опытом. И с тем же приграничным движением: кто в итоге пострадал от его отмены? Мы стали больше ориентироваться на себя, производить собственную продукцию, летать на основную территорию страны и отдыхать там. Ну и? Вот и все.
А польская сторона, которая сориентировалась, считая турпоток калининградцев долгосрочным трендом, построила там торговые центры. И что? Сами от своей политики потеряли.
Я об этом могу долго говорить, потому что периоды похолодания и потепления — что с той, что с другой стороны — я наблюдал энное количество раз.
Был такой случай, когда мы с делегацией поехали в Польшу, в Варшаву, и надо было как-то налаживать отношения, которые очередной раз находились в состоянии кризиса. Мясной скандал, что ли, был тогда, я уже не помню толком.
И как раз в этот момент мы поехали, и нам там задавали вопросы, и как-то мы там нашли выход из этой ситуации.
После этого российско-польские отношения стабилизировались. И президент России в Польшу ездил, встречался в Варшаве с польским коллегой, и у них были вполне нормальные отношения. Я думаю, что и сейчас этот опыт применим, если с обеих сторон будут добрая воля и желание работать над отношениями.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


551
Похожие новости
01 августа 2021, 10:06
28 июля 2021, 11:06
25 июля 2021, 09:06
29 июля 2021, 12:06
23 июля 2021, 11:36
23 июля 2021, 09:36
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
04 августа 2021, 14:06
04 августа 2021, 16:06
04 августа 2021, 16:06
04 августа 2021, 10:36
04 августа 2021, 10:06
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
31 июля, 07:36 423
01 августа, 08:06 744
29 июля, 12:06 443
30 июля, 20:06 594
03 августа, 17:06 412
03 августа, 19:06 416