Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Диагноз – либерал

Некоторые характеристики либералов
Либеральный дискурс изобилует фобиями, как и дискурсы всех иных идеологических течений, однако их объектом являются не приезжие или инородцы, а соотечественники, поддерживающие Путина, любящие СССР и радующие тому, что «Крым — наш». Можно сказать, что по состоянию на 2014 г. в риторике либералов народо- и русофобия стали основополагающими элементами.

В целом либералы в Сети склонны к негативному самоопределению. Они часто прибегают к смысловым играм, основанным на противопоставлении идейным конструктам апологетов власти собственной позиции. Либералы склонны «отвечать» как на упреки в свой адрес, так и на действия соперников. Ярким примером такой стратегии служит употребление термина «антиселигер», выражающего принадлежность к либеральному стану через неприятие провластной идеологии и эстетики. Есть и иной пример: противопоставление «креативного класса», обладающего, в представлении либералов, спросом на индивидуалистическую повестку дня и демократические преобразования, и «быдла» — плохо образованных конформистов.


Основным — конституирующим — «другим», или врагом, в дискурсе либералов выступает обобщенный образ российского политического режима — авторитарного, репрессивного, антимодернизационного. Удивительно, но советское для российских либералов не является непосредственным объектом критики. Для дистанцирования от левого сообщества, главным образом от просоветски ориентированных течений, либералы не выработали уникальных дискурсивных конструкций. Тем не менее в этих целях используются фигура Сталина и образ сталинского режима как режима тоталитарного. С одной стороны, это позволяет либералам провести границу между своим сообществом и левыми, а с другой, сравнение двух тоталитарных режимов — сталинского и гитлеровского — дискредитирует всех противников либеральных принципов организации общества и государства.
Отличительной особенностью российского либерального движения является его антироссийский дискурс, который способен, как будет показано ниже, становиться центральным — в определенное время и в особых политических условиях. Значительные социальные слои этого общества в представлении российских либералов приобретают образ «ваты» — образ объекта конструирования со стороны медийной пропаганды и непросвещенных масс, впадающих в коллективное помешательство.
Все указанные выше характеристики позволяют сделать первый вывод: консолидация либерального сообщества Рунета носит преимущественно негативный характер.

В пропорциональном отношении идеологические антипатии и негативные оценки общественно-политических событий откровенно доминируют над количеством актов выражения симпатий и положительных оценок. В этом проявляется одна из ключевых черт российского либерального сообщества, представленного в Интернете, — негативная направленность его высокоидеологизированного дискурса. Либералы более всего склонны обращать внимание на негативные тенденции и вырабатывать соответствующий образ соперников, к которым относятся, как упоминалось выше, в первую очередь представители и сторонники политического режима В. Путина, а также русские националисты. В динамике роль идеологической составляющей дискурса российских либералов становится еще более значительной: доля антипатий и негативных оценок в 2014 г. во всех трех либеральных сообществах увеличилась с 46 % до 73 % от общего контента.

Вызывает удивление тот факт, что во всем проанализированном объеме данных у либералов не встречается ни одного сообщения, которое можно было бы классифицировать как «пророссийское». Из этого следует, что либеральный позитивный идеологический контент не выражает готовности сообщества демонстрировать свою привязанность к России. С одной стороны, эта особенность российских либералов только способствует укреплению их негативного образа в глазах других. В то же время есть основания полагать, что данная черта отнюдь не досадное недоразумение или антипатриотизм либералов, а их стратегическая позиция. Последняя, вероятно, заключается в негласном запрете на выражение симпатий к российскому обществу (и тем более государству), не отвечающих функции обличения проблем и пороков. Это обличение может принимать радикально-экспрессивные формы критики империализма или антиамериканизма, свойственных государственной пропаганде и подверженным ей россиянам.

В 2014 г., после присоединения к России Крыма и активизации военного конфликта на востоке Украины, картина радикальным образом изменилась. Во-первых, негатива в либеральном дискурсе стало значительно больше — в полтора раза в сравнении с 2012 г. Во-вторых, стало другим и распределение негативноидеологического контента по тематикам — отдельным субкатегориям. Прежде всего, объем антироссийских сообщений вырос в десять раз — с 3 % до 33 %. Недовольство и огульная критика россиян приобрела лавинообразный характер в связи с массовой — согласно социологическим данным — поддержкой гражданами России аннексии Крымского полуострова и созданных в зоне вооруженного конфликта так называемых ДНР и ЛНР.

Отдельно стоит отметить, что ксенофобия по отношению к этническим и религиозным сообществам как рациональное направление либерального интернет-дискурса не выражена, хотя и встречаются отдельные сообщения антикавказского и антиамериканского содержания. Тексты, которые были бы направлены на критику Запада, европейских стран, мигрантов или мусульман, просто отсутствуют. Вместе с тем нет даже фрагментарных упоминаний об идее гражданской нации и концепции решения межкультурных противоречий: либералы не пытаются переубедить ксенофобов, вместо этого записывая их в категорию «непросвещенных масс» или «националистов».

Очевидно, склонность к огульной критике, разобщенность и атомизированность не способствуют выработке новых идей и политических программ действий. И. Клямкин, рассуждающий о «состоянии институциональной беззаботности» российского либерального сообщества, отмечает, что «слова о важности институтов мы (либералы. — С. Ф.) уже выучили, но думать о том, как они должны быть устроены, нам по-прежнему не интересно».

С одной стороны, украинские события отвлекли российскую либеральную (и не только либеральную) оппозицию от задачи обличения российской власти. С другой стороны, пропасть между либеральным мировоззрением и дискурсами всех иных сообществ углубилась. Негативная энергия либералов переключилась на критику личности Путина и, в еще большей степени, российского общества. Либералы открыто ассоциируют себя с украинской революцией, с Майданом. Более того, они выступили в поддержку пришедших на смену режиму Януковича властей и проводимой ими антитеррористической операции на юго-востоке Украины. Обвиняя Россию в дестабилизации ситуации в соседней стране, российские либералы порвали все связи с оппозиционными кругами, поддержавшими действия российского руководства по созданию «Русского мира». От хрупкой готовности либералов сотрудничать с «умеренной оппозицией», всеми потенциально «рукопожат- ными», доминировавшей в 2011 — начале 2012 г., два года спустя мало что осталось. Либералы заняли строгую позицию: кооперироваться (в частности, для организации так называемых «Маршей правды» и «Маршей мира») только с теми силами, которые настроены антипутински и антироссийски, то есть не являются «крымнашистами». Вряд ли можно поставить либералам в вину их бескомпромиссность в отстаивании собственных ценностных позиций, однако стремление к уничижительному отношению к стране и многим ее жителям, безусловно, не прибавляет им популярности. Сочетание рефлексии, знаний и хорошего владения словом с агрессивностью и нетерпимостью в либеральном дискурсе свидетельствует о его особом положении в контексте постсоветской России.

Таким образом, можно заключить, что «внесистемное» состояние либерального дискурса в пространстве публичной политики с высокой точностью отражается в зеркале Рунета. Интернет-коммуникация либералов обнажает черты российского либерализма, не свойственные его западным аналогам: боязнь и неприятие общества, негативная стратегия самоидентификации, слабость организации и неготовность возвращаться к разработке позитивных образов. Во многом все эти характеристики «лица» российского либерализма есть следствие маргинального положения его дискурса в общественных дебатах. Российские либералы сталкиваются с проблемами донациональных и недемократических обществ, не прошедших через горнило модернизации и не усвоивших основы индивидуалистического мировоззрения и правового сознания. Те же проблемы возникают перед либеральной идеологией и в иных обществах по всему миру, однако российские либералы вынуждены противостоять еще и советскому наследию — в массовом сознании и в собственной реакции на происходящее. И если, по выражению историка А. Кара-Мурзы, дореволюционный опыт российского либерализма показывает, что «в России возможно плодотворное сочетание либерального мировоззрения и глубокого патриотического чувства», то советское происхождение и реалии постсоветской жизни воспитали в современных либералах много цинизма и пассивности, но мало патриотизма и уважения к российскому народу.
Интернет и идеологические движения в России:
Коллективная монография / Сост. Г. Никипорец-Такигава, Э. Паин.
Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

169
Похожие новости
21 ноября 2018, 14:51
21 ноября 2018, 12:21
21 ноября 2018, 12:51
21 ноября 2018, 09:21
21 ноября 2018, 12:21
20 ноября 2018, 22:21
Новости партнеров
 
 
Лучшее сегодня
21 ноября 2018, 09:21
20 ноября 2018, 22:51
21 ноября 2018, 03:51
20 ноября 2018, 22:21
21 ноября 2018, 01:21
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 ноября, 15:52 331
17 ноября, 11:21 292
16 ноября, 22:51 323
19 ноября, 10:51 337
15 ноября, 09:51 322
17 ноября, 00:51 739