Новости политики России, Украины и Мира
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Четырехсотлетние защитники Православия: Деятельность православных братств на русских землях Речи Посполитой

Фото: patriarchia.ru
Помнится, один из идеологов западного мира Збигнев Бжезинский заявлял, что самым главным врагом западной цивилизации после крушения коммунизма является русское Православие. Политик знал, о чем говорит. Поскольку именно вера является душой народа: она сплачивает, способствует сохранению народной культуры, традиций. Народ, лишенный веры, становится расколотым, ослабленным и нежизнеспособным. Именно такой удел готовят русскому народу идеологи западной цивилизации, в том числе церковные. Под их прицелом духовная составляющая русского народа – Православие.
Всеми способами стремятся враги Православия как можно сильнее дискредитировать Православную церковь, расколоть и отторгнуть русский народ от его веры. Потому подбрасываю
тся и внедряются различные неоязыческие новоделы, экзотические ньюэйджевские секты в русскую среду, или используются старые, наработанные версии чуждых религиозных верований, тот же униатизм.
Известно, что чуждая религия, прорастая, не только лишает народ его исторической памяти и традиций, но и может превратить единый народ в «разные» враждебные друг другу народы. Подобное уже было проделано с сербским народом, двум частям которого (хорватам и боснийцам) внедрили католицизм и мусульманство. Многим хорошо известно, к чему это все привело. Поэтому если говорится о нападках на Православие, имеется в виду, нападки на русский народ.
Были ли подобные периоды в истории? Были, и тогда русские православные миряне духовно сумели противостоять чуждому нашествию. Огромную роль в этом сыграли православные общины, братства, которые, по сути, спасли Православие на русских землях Речи Посполитой. Это было время, когда большинство иерархов предало веру предков, приняв унию с католиками. Любопытно, что даже человек враждебный Православию, раскольник Филарет (Денисенко) в свое время написал об унии следующее: «В наши дни, едва ли найдется образованный человек, знакомый с историей нашей страны, который не понимал бы действительной цели унии. Вместо церковного единства уния несла с собой разделение, вражду и ненависть. Она унижала церковное и национальное сознание униатов и была инструментом угнетения нашего народа. Уния была насилием над совестью православных христиан и служила не единству веры, а единству внешней организации».
Именно поэтому опыт противостояния, накопленный православными братствами – союзами мирян во имя сохранения Православной веры, приобретает в наши дни, когда служение сводится исключительно к посещению служб, особую ценность.
Житие православных братств
Православные братства представляли собой общины мирян, в задачу которых первоначально входило попечение о храме и благотворительность. К слову, подобное служение по сей день осуществляется многими прихожанами православных храмов. В деятельности же братств того времени, а это был переломный период на рубеже 16-17 веков, на первый план вышла защита Православной веры от посягательств униатов, католиков и разного рода еретиков. Надо сказать, что православные миряне с честью справлялись с этой задачей. Так, многие православные общины добились от епархиальных архиереев юридического закрепления своих прав. К середине 16 века это добилась часть приходов Перемышльской и Львовской епархий. Были созданы Львовские Благовещенское (1542) и Никольское (1544) братства, Дрогобычское Крестовоздвиженское (1556), Вишенское Троицкое (1563) и Перемышльское Рождества Иоанна Крестителя (1571).
Миряне (братчики) всем миром помогали своим заболевшим и обедневшим общинникам, участвовали в похоронах, на общие деньги ежегодно служились 4 заупокойные службы и 1 молебен. Ежемесячно братчики собирались для решения текущих дел, чтения и обсуждения духовной литературы. В крупных городах Речи Посполитой, где православные храмы остро нуждались в защите от посягательств униатов и католиков, братчики добились письменно подтвержденной опеки над храмами. Но это было только начало. С усилением гонений на православных и распространением униатизма, перед православными братствами стала задача не только защиты православных храмов, но и защиты Православия в целом.
Противодействие католицизму и униатизму
Важнейшим направлением в этом противостоянии явилась просветительская деятельность братств, а именно образование школ. Наиболее известными были львовская, виленская, киевская и луцкая школы. Братства на общие деньги также создали несколько типографий (Львовское Успенское, Виленское, Могилёвское, Киевское), был налажен выпуск учебников, полемических произведений, богослужебных книг, а также постановлений Соборов Западнорусской митрополии. Свои типографии, которые выпускали свою православную литературу – были чрезвычайно важным шагом в деле укрепления Православия на русских землях Речи Посполитой. И братства сумели это сделать, несмотря на то, что находились практически во вражеском окружении, как со стороны Рима, так и светской польской власти.
С течением времени активная просветительская работа мирян приняла вид мощного православного движения. Члены братств всячески контактировали между собой, обменивались духовной литературой, средствами, проводили совместные акции, в том числе участвовали в Соборах Киевской митрополии, совместно выступали против антиправославной деятельности отдельных архиереев. Когда же в православные братства стали вступать православные вельможи и дворяне, влияние братств значительно выросло. С этого времени братства, по сути, стали той силой, которая была способна дать отпор духовной оккупации униатизма и сохранить Православие на русских землях Речи Посполитой.
Следует отметить, что активность братств сразу же наткнулась на противодействие некоторых епархиальных архиереев, которые стали опасаться утраты своего влияния на мирян. Так, Успенское братство несколько раз жаловалось Константинопольским патриархам на действия епископа Гедеона. В 1586 г. оно направило Патриарху Феолипту II послание с обличением пастыря, который «не только не наставляет на путь истины недостойных священников, но и покрывает их беззакония». В ответ епископ Гедеон попытался силой захватить братские Уневский и Онуфриевский монастыри, а также типографию, принадлежавшие Успенскому братству, но получил решительный отпор. Братство поддержал Константинопольский Патриарх. В 1589 г. на Соборе западнорусских архиереев во главе с Иеремией II, постановили переподчинить братский Онуфриевский монастырь Киевскому митрополиту.
Некоторые члены братств достигли такого иерархического уровня, что стали даже принимать участие в обсуждениях необходимости церковных преобразований на церковных соборах. Так, к Собору Западнорусской митрополии в 1594 года обратились Виленское братство и православное дворянство Великого княжества Литовского о том, как улучшить положение церкви, в частности, предлагалось использовать доходы епископских кафедр для строительства школ, содержания храмов и больниц. Понятно, что такое предложение вызвало резкую негативную реакцию со стороны заинтересованных православных епископов, которые к тому времени вели образ жизни далекий от высокодуховного (именно эта значительная православных епископов впоследствии ушла в унию). Так, в 1592 Львовское братство обратилось к Константинопольскому патриарху Иеремии II с просьбой прислать в Речь Посполитую патриаршего экзарха для суда над недостойными архиереями и смещения их с кафедр.
К концу 16-го века братства стали представлять реальную угрозу для западнорусских архиереев, которые не без основания опасались, что Константинопольский патриарх по просьбе братств проведет Собор, где будут рассмотрены все злоупотребления православных архиереев на территории Речи Посполитой. Надо сказать, что в немалой степени этим злоупотреблениям способствовали и светские польские власти, вносящие в церковные дела смуту и раздор, и развращающие священнослужителей. Так, в правление короля Александра, трех Сигизмундов и Стефана Батория, польские власти взяли за правило отдавать монастыри и церкви людям не духовного звания (светским), только за их военные или гражданские заслуги. Более того, иногда новому лицу передавали православные монастыри и епископские кафедры даже при жизни прежнего настоятеля или епископа, бывали случаи, что передавали и двум сразу. В довершение всего поручали светским, неподготовленным людям управлять целой епархией, что не могло не отразиться на образе жизни таких новоиспеченных «духовных» лиц. Они, так быстро променяв на клобук светскую жизнь, по-прежнему продолжали вести светский образ жизни, открыто предаваясь всем земным благам.
Польские и литовские вельможи вслед за королями также стремились прибрать к своим рукам церковную собственность, находящуюся в их владениях, иногда светские «покровители» монастырей открыто забирали монастыри и управляли ими.
Благодаря всеобщему царящему в Речи Посполитой произволу и духовному оскудению, места настоятелей монастырей и церквей становились предметом торга, интриг между различными претендентами, которые иногда доходили до рукоприкладства.
В довершение всего, светские власти Речи Посполитой после заключения унии, стали пересматривать права и свободы, выданные ранее православным братствам. Так, королевская грамота подтверждала правомочность существования только тех братств, которые признают верховенство Римского папы и своих униатских епископов.
Православные братства после 1596 года
После заключения унии между западнорусскими епископами и католической Церковью, многие православные братства открыто выступили в защиту Православия. Уже в ходе Брестского Собора в 1596 г., представители более 20 православных братств, выступили с протестом против заключения унии. Известна также деятельность проповедника Виленского Троицкого братства Стефана Зизания, который первоначально разоблачал планы о заключении унии, а потом, после ее заключения, открыто стал обличать деятельность униатских иерархов.
Одной из форм борьбы, на путь которой встали многие православные братства Речи Посполитой, стали открытые судебные разбирательства против беззаконных действий униатов и польской власти.
К слову, там, где братства (в городах и местечках) вели активную антиуниатскую деятельность, конфликты на религиозной почве отсутствовали и обстановка оставалось более-менее спокойной. Городские магистраты, как правило, были заинтересованы в нормальной жизни города и не стремились к обострению противостояния между униатами и православными. Зато униатские архиереи настойчиво стремились либо подчинить себе эти союзы мирян, либо уничтожить их. Так, в Бресте епископ Ипатий отобрал у местного братства школу и иное имущество. Подобные случаи стали происходить все чаще. Не подчинявшиеся униатским епископам православные братства запрещались особым королевским указом.
Но, несмотря на это, православные миряне продолжали поддерживать связи с Константинопольским Патриаршим Престолом. Известно, что Иерусалимский патриарх Феофан, который посетил Киев в 1620 г., даровал Луцкому, Слуцкому и Киевскому православным братствам особый статус, освобождающий их от подчинения местной униатской власти. Отныне православные миряне этих братств подчинялись непосредственно патриарху. В начале 17 века у православных братств появился еще один союзник, ставший позднее их защитником. Им стало православное казачество, возглавляемое гетманом Сагайдачным, которое в 1620 году вступило в состав киевского Богоявленского братства.
К сожалению, на нынешней Украине, большинство священства, не говоря уже о мирянах, замкнулось на внутрицерковной жизни, и продолжают избегать какой-либо активной позиции, которая была присуща нашим предкам еще четыреста лет назад.
Наталья Залевская
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

115
Похожие новости
28 октября 2020, 21:51
28 октября 2020, 12:21
28 октября 2020, 19:51
28 октября 2020, 19:51
28 октября 2020, 15:51
28 октября 2020, 19:51
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
Новости партнеров
 
Новости Политики
Популярные новости
23 октября, 16:51 413
23 октября, 14:21 516
23 октября, 14:21 470
23 октября, 19:51 673
23 октября, 10:51 495
26 октября, 06:51 365