Информационно-аналитический портал
Главная
Новости Война Россия Политика Статьи Экономика Общество Здоровье Видео

Четыре года после Иловайского котла: Почему Украина не вывозит прах своих солдат

Этот вопрос наш спецкор задал главе администрации города Иловайска Сергею Муковнину [фото, видео]
Прошло уж 4 года со дней разгрома украинских вооруженных сил и националистических батальонов в так называемом Иловайском «котле». До сих пор украинской стороной засекречена численность погибших в той бойне. Все началось 10 августа, когда украинские нацбатальоны «Азов» и «Донбасс» попытались здесь захватить стратегический железнодорожный узел, но понесли значительные потери и отступили. После на штурм города и железнодорожной станции были брошены дополнительные нацбатальоны и ВСУ. Почти месяц украинцы ожесточенно штурмовали Иловайск, но защитники города перемалывали атаку за атакой.
26 августа войска ДНР взяли в кольцо остатки украинских батальонов «Донбасс», «Днепр-1», «Миротворец», «Свитязь», «Шахтарськ», «Херсон», а также сводную роту 93-й и 17-й бригад ВСУ.
К 28 августа ситуация для окруженных украинских войск стала катастрофической. И президент России Владимир Путин призвал руководителей ДНР открыть гуманитарный коридор для осажденных, в первую очередь для раненых. Руководство ДНР согласилось, но с условием, что окруженные выйдут через коридор без оружия. Украинская сторона ультиматум не приняла и, воспользовавшись переговорным затишьем, попыталась выскочить из «котла» огневым прорывом. В результате этого глупого решения украинцы понесли еще огромные потери убитыми и взятыми в плен.
2 сентября 2014 года разгром украинских войск под Иловайском был окончательно завершен.
Глава Иловайска и ветеран ополчения Сергей Муковнин.Фото: Николай ВАРСЕГОВ
Вот что вспоминает о том времени глава Иловайска, а тогда участник боев Сергей Муковнин.
- Сергей Владимирович, как получилось, что украинские войска понесли огромные потери под вашим городом? Вы хорошо подготовились к обороне?
- Укрепленных позиций у нас не было. Стояли несколько блокпостов, собранных на скорую руку из бетонных блоков. Украинцев подвело несколько факторов. Первое – мы на своей земле, знаем тут каждый кустик. Второе – нам отступать некуда. Тут наша родина. А они шли сюда с такой уверенностью в своей победе, что вот сейчас нас сомнут. Они получили изначально не очень-то и серьезный отпор. Но даже после этого их пыл остыл. Они поняли, что сходу им Иловайск не взять. Их моральный дух был подорван. Наш дух наоборот был возвышен.
- Зачем они кинули большие силы именно на Иловайск?
- Здесь мощный железнодорожный узел с выходом на Россию. 120 пар пассажирских поездов в сутки до войны проходили. До границы с Россией километров 70. Если бы они взяли Иловайск и Саур-Могилу, они бы отрезали Донецк и от России, и от Луганска.
- Расскажите о первом бое.
Самый первый бой для меня – в совхозе «Иловайском». Сначала нас обстреляли из минометов, потом градами. Затем пошла бронетехника. У нас нечем было сражаться с техникой, так как на весь Иловайск было два ручных гранатомета да штук 15 противотанковых морковок (бронебойный гранатомет). И мы отступили. Потом я смотрел комментарии украинских политиков, рассказы военных, которые отсюда бежали. Они рассказывают, что столкнулись здесь с мощной военной силой и каким-то секретным оружием. Вранье. Мы отошли в район церкви. Там был один гранатомет, поэтому церковь мы сдержали. Потерь не было. Даже раненых не было.
Иловайск помнит своих героевФото: Николай ВАРСЕГОВ
УКРАИНЦЕВ ПОГУБИЛА БЕЗАЛАБЕРНОСТЬ
- Многие усомнятся, что вы отбились двумя гранатометами.
- Это были первые бои. А когда нас взяли в кольцо, осталась только одна дорога на город Зугрес. В этот момент у нас появилась легендарная наша нона – самоходное артиллерийское орудие. Она нас и выручила.
xHTML-код
В Иловайске до сих пор идут уличные бои.После 10-ти дней интенсивных боев украинское командование заявило, что силами территориальных батальонов Нацгвардии взят город Иловайск, что в 35 километрах к югу от ДонецкаАлександр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН, Руслан РАХМАНГУЛОВ
- Я вам поверю, потому как в те дни был на луганском фронте в качестве журналиста и наблюдал, насколько была слаба и не подготовлена украинская армия. Например, их танки, стреляя с 2 километров по блокпосту в станице Луганской, промахивались на 300, 500 и даже 700 метров. Ни одного попадания! Как-то их установка «Град» под городом Счастье, стреляя по ополченцам, промазала на полтора километра, едва не достав своих.
- Более того, полная безалаберность! ВСУ заняли, например, поселок Покровку в 5 километрах от Иловайска. По военной науке они сначала должны выставить охранение, потом обустроить свои позиции на случай боя и только после обустраивать быт. У них все наоборот. Они первым делом стали нагло занимать дома, выгоняя хозяев. В одной точке собрали всю бронетехнику. Там же сели выпивать, закусывать. Потому нашей разведгруппе удалось подойти к ним на расстояние 50-70 метров. Мы дали точные координаты их пикника. И наша нона ночью из Иловайска ударила прямо в цель, сожгла два их танка. Сколько было людских потерь, про то не знаю.
После этого нашего удара они уже серьезно окопались и укрепились. Каждый день с 5 утра и до позднего вечера с небольшими перерывами ВСУ били по городу из «градов», минометов из артиллерии. Нанесли два авиаудара. Применяли они и запрещенный фосфор. Красивые такие огненные фонтаны. Мать моя сама видела, как плавился от фосфора асфальт. Не знаю, как по другим городам, но у нас после 2014-го резко выросло количество раковых заболеваний. Я это связываю вот с теми авианалетами. …А дня через четыре они пошли с Покровки на штурм Иловайска. Но пошли опять же настолько бестолково, что даже предварительно не послали разведку. Вышли прямо на наш блокпост и потеряли БМП.
- Так и у вас ведь не было боевого опыта.
- Да, но мы его быстро приобретали. После недели ожесточенных боев легкие ранения уже не считались ранениями. Им удалось занять донецкую часть города. А в центр пройти не могли, потому как уступали нам в уличных боях, неся огромные потери. Опять же ВСУ по своей глупости, или как сказать, чаще били не по ополченцам, а по мирным людям, по их домам, школам, детским садам. Количество убитых горожан у нас огромное. По этой причине все больше и больше мирных людей приходили к нам в ополчение. Если в первые дни защитников города было меньше сотни, то после украинских обстрелов в наших рядах стояло уже до трехсот человек. Было уже немало трофейного оружия и боевой опыт.
- Украинская пропаганда утверждает, что здесь было несметно российских войск.
- Вот пусть меня судят и Бог, и люди, я могу своим опытом поклясться, что из россиян я видел только Диму Казака, который приехал из Москвы где-то в середине боев. Если мы триста человек смогли здесь сдержать профессиональную и хорошо вооруженную, как они утверждают, украинскую армию, то что было бы, если б сюда вошли российские войска? Не было бы никаких разрушений Иловайска, было бы мгновенное поражение украинской армии. Но украинцев понять можно. Признать, что регулярная украинская армия получила по шее от трехсот пацанов, это по меньшей мере стыдно.
В 2004 году я служил в украинской армии. Под Киевом, в 72 й механизированной стрелковой бригаде. Мы выезжали на полигон раз в квартал и выстреливали там огромное количество боеприпасов. А мой земляк, который в той же части служил годом позже, уже ни разу не выезжал на полигон. И так у них с каждым годом становилось все хуже и хуже.
Война на Донбассе в 2014 годуФото: Алексей СТЕФАНОВ
«ПРИШЛИ ОСВОБОДИТЬ НАС ОТ НАС САМИХ»
- Как образовался так называемый Иловайский котел? Что тому послужило?
- Послужило отсутствие в их рядах понимания - что они здесь делают. Они ж пришли как герои освободители – освободить нас от нас самих. Но скоро увидели, что нет здесь никаких бандитов и российской оккупации. Что люди тут сражаются за свои дома, за свою землю. А ведь у них тоже немало людей думающих. Все это понимающих. И стали у них развиваться уже междоусобные споры. Это рассказывали их военнопленные. Регулярная армия и нацбатальоны начали между собой ссориться изначально здесь в Иловайске. Нацбатальоны - это запрограммированные фашисты. Там никаких идей. Они шли сюда убивать, насиловать, грабить. А в регулярной армии все ж таки часто нормальные люди. Не мародеры, не убийцы. И вот это непонимание друг друга и стало первым гвоздем в крышку их гроба. А тут еще провал штурма Саур-Могилы, после чего у них начался моральный упадок и даже бегство их командиров. Расспрашивал как-то пленных, как в плен-то сюда попали? Отвечают, да как, утром проснулись, командир сказал, мы сегодня отходим. Нам дали зеленый коридор. И сам уехал. А где тот зеленый коридор? Куда нам идти? Мы не знаем.
- Многие добровольно сдавались?
- Нет, добровольных было мало. БОльшая часть от безысходности. Эту большую часть можно поделить надвое. Первые это глубоко гипнотизированные из нацбатальонов, которые тут кричали «Слава Украине! Иловайск будет наш!», двигались в бой, попадали в наши засады и в плен. Другие, которые были просто брошены командирами, сбились с пути и, заблудившись, выходили на нас. Ну мы им, конечно, не указывали правильную дорогу. Раз уж пришли к нам, так и оставайтесь.
- Что касается оголтелых из нацбатальонов, они проявляли какой-то героизм, свойственный, например, иным идейным бойцам?
- Нет, всякий их героизм кончался, когда они сталкивались с достойным соперником. Они выбрасывали свои флаги, удостоверения. Переодевались в гражданское и драпали, как зебры галопом. Понимание близкой смерти заставляло их забыть про нацистские идеи. Но интересный факт, мне передали около сотни пленных для разбора завалов. И я увидел, что эти из батальонов держатся обособленно от пленных из ВСУ. И даже сами всушники отмахивались от них, говорили: не-не, цеж нацики, мы ж з ными нэ як.
- Как получилось, что они не смогли вырваться из вашего окружения?
- Дороги не знали. Смотрели по карте - поле, а выходили на глубокий овраг. В результате бросали технику. Пытались прорваться, но не получалось. Бывали даже такие случаи до смешного. Когда, например, на наш блокпост выехала их БМП. А мы как раз ждали нашу БМП. И вот БМП выходит, мы все возрадовались – подкрепление едет! И те ответно возрадовались, вылезли, давай здороваться, знакомиться. Но тут с их стороны какая-то непонятная украинская речь, какие-то не наши шевроны. Тут, который на броне, спрашивает, как проехать к позициям нацбатальона «Днепр 1»? Наши сразу по кустам разбежались, а этот с брони кричит: хлопцы. Вы куды, кто ж воеваты будет? Но тут наш гранатометчик попал ему под башню. Башню заклинило, и он с поднятым вверх стволом, стреляя в никуда, отступил.
Дом, разбомбленный украинской армиейФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН
ПОЧЕМУ УКРАИНА НЕ ХОЧЕТ ЗНАТЬ ПРАВДУ ОБ ИЛОВАЙСКЕ
- Много полегло с их стороны под Иловайском?
xHTML-код
После тяжелейших обстрелов город Иловайск начал приходить в себя.Вернувшиеся из эвакуации жители, отстраивают и стеклят здания школ и детских садиков, наводят порядок в своих домах
- Очень много, но не могу сказать в цифрах. До сих пор в наших посадках стоит трупный запах. Местные рассказывали, что закапывали их солдат неглубоко и закапывали машинами. Потом украинская сторона называла цифры, не помню, вроде 500 человек у них погибших и около 600 раненых. Но это очень заниженные цифры. Только в городских боях они понесли огромные потери. Я не говорю уж про потери при окружении, отступлении.
Когда мы заняли школу, в которой был их штаб, увидели, что на нижнем этаже, где у них находился госпиталь, там просто все залито кровью.
- На Украине по сей день огромное количество без вести пропавших. Ясно, что много их здесь лежит. Украина не подымает вопрос о вывозе тел из-под Иловайска, чтобы достойно похоронить?
- Ко мне они не обращались. В какое-то время этим пытались заниматься ООН и Красный Крест. Но почему-то не было продолжения.
- Но если украинцы захотят прислать сюда людей для вывоза тел, со стороны ДНР не будет препятствий?
- Я считаю, что нет. Мы адекватные люди и понимаем, что на той стороне родственники хотели бы получить прах своего мужа, брата, сына, чтобы похоронить по-человечески. Мы ждем такого же отношения и к нам. У нас тоже есть без вести пропавшие, которые были вывезены туда. Неизвестно, сидят ли они где-то по тюрьмам, или расстреляны и закопаны. Нам тоже хотелось бы получить если не живых, то хотя бы тела. Потому надеемся на адекватность и украинской стороны. Но, скажу, поскольку идет война, то мы будем проводить какой-то контроль за работами по выкопке тел, чтобы не допустить диверсий.
- Но решится ли украинское руководство на этот шаг? Ведь когда выкопают тела, украинцы узнают реальную цифру убитых под Иловайском. А это им не в пользу. И не вызовет ли волну агрессии против вас за то, что столько здесь положили?
- Ну то что это невыгодно украинскому руководству - факт. Правда о Иловайске может спровоцировать очередной майдан со свержением правительства. Поэтому украинское руководство будет делать все, чтобы украинцы не узнали правду как можно дольше. А боюсь ли я, что правда вызовет агрессию против нас? Думаю, что большую часть неадекватных мы проучили еще в 14 – 15 годах. Адекватные же прекрасно понимают – не я пошел в Днепропетровск расстреливать. Они пришли убивать нас, мы были вынуждены убить их. И то, что столько их здесь полегло, в том не наша вина, а вина их командиров. Поэтому, что злиться на нас? Дураки пусть злятся, а умные поймут.
xHTML-код
Военнопленные из батальона «Донбасс» восстанавливают разрушенный Иловайск.После августовских боев в Иловайске не осталось «живого места». На 70 процентах зданий - следы войны. Несколько десятков домов разрушены полностью, без возможности их восстановления.Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

733
Похожие новости
20 ноября 2018, 14:21
20 ноября 2018, 19:51
20 ноября 2018, 22:51
20 ноября 2018, 19:51
20 ноября 2018, 19:51
20 ноября 2018, 14:21
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 ноября, 00:51 723
17 ноября, 22:51 566
15 ноября, 15:52 311
18 ноября, 12:51 394
17 ноября, 20:21 417
17 ноября, 17:21 455